Перейти к основному содержанию

Юридическое эхо войны

Они живут так же, будто не только Янукович никуда не уходил, но и Советский Союз тоже...

Несмотря на то, что перестрелки на «линии соприкосновения» то и дело вспыхивают то здесь, то там, боевые сводки на первых полосах сменились околовоенной социалкой. Достаточно пролистать ленту Фейсбука, чтобы убедиться, что эхо войны продолжает звучать очень громко, хоть, к счастью, и менее кроваво.

Среди прочих поствоенных вопросов наиболее остро стоят проблемы «резервистов» и «иностранного легиона». Это не единичные случаи, а системные проблемы, которые стоят перед украинским государством и требуют решения. Но обо всем по порядку.

1) РЕЗЕРВИСТЫ

— Родом я из города Шахтерска Донецкой области, последние 15 лет проработал на шахте, откуда и ушел добровольцем в «Донбасс» еще в апреле, в первый призыв, - рассказывает Игорь Дьяченко (позывной Химик). — Ошибаются те, кто думает, что при режиме Януковича все на Донбассе были в шоколаде и молчали в тряпочку. Многих эта клика давно достала. А наша семья давно в открытую выступала против этого режима, на своем доме мы вывесили украинский флаг.

 

Вместе с отцом в батальон «Донбасс» отправился воевать и его девятнадцатилетний сын Максим. Их дом в Шахтерске сожгли сторонники «ДНР», написав на стене, что это дом бандеровца... Химик дважды был ранен в бою. Первый раз — под Карловкой, второй раз — под Красногоровкой.

— Тогда мы попали под плотный обстрел... Я выкатился оттуда с одной гранатой. Больше ничего из оружия не было. На мне горел бронежилет, еле потушил его. Подкатился к какой-то канаве, накрылся куском шифера. Пролежал сутки с гранатой без чеки на груди, — вспоминает Химик, как выходил из-под Карловки. — Ждал, пока у сепаратистов будет смена караула. Выбрал нужный момент. С этой же гранатой и осколочными ранениями прошел двадцать километров. Потом меня эвакуировали. С тех пор граната стала моим талисманом. И не спрашивайте, есть ли она со мной сейчас.

https://www.youtube.com/watch?v=K49-NWockgQ

— Мы, добровольцы, прибыли в часть № 3027 в Новых Петровцах, хотели воевать, нам подсунули контракт о службе в воинском резерве и отправили в АТО, - рассказывает Игорь Дьяченко «Петру и Мазепе».

Вообще-то по закону резервистов не имели права отправлять в зону боевых действий, поэтому теперь, несмотря на то, что Химик имеет статус «участника боевых действий» и инвалида войны, а в решении Медико-социальной экспертной комиссии (МСЭК) указано, что он «получил ранения, связанные с выполнением воинской обязанности», военную пенсию он оформить себе не может, т.к. юридически не военнослужащий, а резервист, и поэтому в его пенсионном деле указано - «общее заболевание». «Переболел насморком и получил вторую группу инвалидности из-за открытой форточки», - мрачно шутит по этому поводу Химик у себя в Фейсбуке.

По его словам, аналогичные юридические проблемы и у сотен других добровольцев, мобилизованных на фронт в статусе резервистов. Их требование — уравнять в правах резервистов, непосредственно принимавших участие в проведении АТО, с военнослужащими.

— Это предложение мы внесли в наш проект изменения постановления Кабмина № 975. Минсоцполитики, Нацгвардия и МВД — не против, уже согласовали. ВСУ против, т.к. резервистам нельзя было быть в АТО. Но случилось, как случилось, в мае прошлого года была огромная неразбериха...

Спрашиваю, кто лоббирует изменения в постановления Кабмина об единоразовых выплатах пострадавшим военнослужащим и выясняется, что этим занимаются... сами пораженные в правах бойцы «Донбасса». Уточняю, подключились ли к вопросу народные депутаты.

— Нет, предложил встретиться одному — в ответ только электронку прислал, другой с пикетом предложил выйти, а третий в Фейсбуке выслушал... и тишина.

— А Семен Семенченко?

— Без комментариев...

— Сколько разница в гривнах в пенсии резервиста и военнослужащего?

— Дело не в разнице. Я выздоровею более-менее, а ребятам конечности поотрывало, и для закона они никто... Им положена гражданская пенсия по общему заболеванию (даже без ноги или руки), разве это справедливо?..

2) ИНОСТРАННЫЙ ЛЕГИОН

Другой боец «Донбасса», Александр Забудько, известный в Фейсбуке под именем Александр Старлей, разразился на прошлой неделе еще более яростной тирадой: «Итак, пошел второй год моего пребывания в Украине. Хотел стать патриотом своей страны, но... стал почти изгоем... Хочу от всего сердца и души поблагодарить за помощь в получении украинского гражданства:

— Лидера "Правого Сектора" Дмитрия Яроша за то, что лично пожал мне руку и сказал: "Не бзди, Старлей, сделаю я тебе гражданство!"

— Комбата-депутата Семена Семененко за его "лапшу" и обещание гражданства во время всего периода пребывания в батальоне и за то, как он якобы ходил к Порошенко выбивать для нас паспорта (кстати, говорили, что в батальоне меня нет из-за гражданства, а по спискам я, оказывается, прохожу как офицер);

— Министра внутренних дел Украины А. Авакова за то, что в июне в Новых Петровцах под Киевом на полигоне НГУ в присутствии или при поддержке множества ТВ камер лично обещал воинам-интернационалистам паспорта Украины за 3 дня!!! (кстати, я присягу торжественную НГУ прошел и расписался даже в документах);

— Президента Украины П. Порошенко за его обещание 2 декабря 2014 года перед Верховной Радой подписать указ о предоставлении украинского гражданства иностранцам, которые воюют против российской агрессии на стороне сил АТО».

 

У Старлея белорусский паспорт, в Украине он постоянно находится со времен Майдана, в АТО — с июля прошлого года. По его прикидкам, таких, как он, «негров» (неграждан), отстаивающих независимость Украины с оружием в руках, до полусотни человек. И до сегодняшнего дня у них нет никакого правового статуса: «Юридически даже нет никаких доказательств того, что я был в АТО, только фото и видеоматериалы», - разводит руками Старлей.

Он уже потерял надежду на получение паспорта с трезубцем за боевые заслуги и решил пойти обычным гражданским путем — через женитьбу. Правда, даже после заключения брака Старлею придется дожидаться получения украинского паспорта на общих основаниях в течении 2-х лет.

Добровольцы из России, Беларуси, Грузии и некоторых других стран воюют за Украину в самых разных подразделениях: и в «Донбассе», и в «Азове», и в батальоне «ОУН», и даже в «Правом секторе». Не сказать, чтобы им совсем не выдавали паспорта — в отдельных случаях самые распиаренные комбатанты получали из рук верховного главнокомандующего украинские паспорта, но простые бойцы так до сих пор и остаются не только вне закона, но и вне социальных гарантий от украинского государства в случае ранения или смерти.

Как рассказывают те, кто столкнулся с чиновниками, заведующими вопросами гражданства – «они живут так же, как будто не только Янукович никуда не уходил, но и Советский Союз тоже».

Алексей Барановский

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...