Перейти к основному содержанию

Нужна ли Украине демократия?

И к извечному вопросу: нужна ли Украине демократия.

Олег Костюк

Наши политические лидеры прокладывают себе путь кулаками. Иногда, читая в ФБ восторженные отзывы о рукоприкладстве того или иного народного избранника, ловишь себя на мысли: общество получает именно ту власть, которую заслуживает. Мысль не нова и не раз высказывалась. Только у нас её почему-то редко вспоминают. Мордобитие и площадная ругань в Раде, ставшие инструментами политического пиара, — всего лишь то, что общество хочет видеть в своих избранниках. Предложение соответствует спросу. Желание растерзать, поколотить и пересадить всех этих падлюк, населяющих государственный Олимп, воплощается в других падлюках, которые, обитая на том же Олимпе, из шкуры вон лезут, чтобы соответствовать чаяниям своих избирателей. Всё остальное — мздоимство, подковёрный индивидуализм, алчность, граничащая с одержимостью, мелкое честолюбие и прочее — всё это, присущее в избытке нашим правителям, всего лишь отражает ментальные характеристики и устремления народа.

Когда мне говорят о продажности депутатов, я вспоминаю жителей села в Кировоградской области, которые продавали свои голоса за 400 гривен, банку меда и брошюру «Українські страви від Михайла Поплавського». И голосовали за того же Поплавcкого, который имеет к Кировоградской области такое же отношение, как селяне, её населяющие, к Елисейским полям.

Когда мне говорят о коррупции в высоких кабинетах, я вспоминаю кабинет участкового врача в больнице, в которой лежал мой отец. Возле двери на обшарпанных креслах всегда сидели посетители — родственники пациентов. В руках у каждого увесистый пакет — только из супермаркета. У каждого — уж будьте уверены! — в кармане конверт с купюрами. И всё это, разумеется, без какого-либо принуждения. Что руководит людьми? Не намёки врачей и не их требования. Нет. Людьми руководит привычка. Традиция. Смутный страх — не поступлю, как все, и неизвестно, как оно всё дальше будет. Инстинкт мздоимца. И если даже тот, кто берёт, упирается и отнекивается — поверьте, тот, кто даёт, настоит на своём. Ведь иначе нельзя. Так принято.

Когда мне говорят о пьянстве чиновников, я вспоминаю... О, мне есть что вспомнить!

Лейтенант Махмудов, с которым я служил в 2015-м на Светлодарской дуге, напивался каждый вечер. Причина — ежевечерние разговоры с женой. Она ему: почему нет денег, детей не во что одеть, ты все пропиваешь, сволочь, и вообще, ты — не мужик, а тряпка! Он ей: ты дура, я не пью уже месяц, а деньги сняли за давнюю пьянку! И каждый вечер — всё по-новой. Он пил в 1-м бате. Там его били, сажали в яму, заставляли отжиматься перед строем.

Потом он получил осколочное ранение и контузию. Месяц пролежал в госпитале. Потом его перевели к нам в 3-й бат. Формально — командиром взвода; фактически — «не пришей кобыле хвост», так как его обязанности выполнял старший сержант, более соответствующий этой должности. Махмуд, по его словам, пил от неопределённости и семейных проблем, на самом же деле — потому что не пить он просто не мог. Солдаты его презирали. Офицеры — били в морду. Когда настала пора дембеля, Махмуд удивил всех заявлением: он собирается подписать контракт и служить дальше. Мы с ротным только усмехнулись: покажи нам того идиота, Махмуд, который захочет с тобой служить! Однако он служит до сих пор. И насколько я знаю — в той же бригаде.

А ещё я вспоминаю Авдеевку. Лето 2017-го. У механика-водителя прихватили почки. Его направили к медикам, а оттуда — в Харьковский госпиталь. Но до госпиталя он не доехал. Его нашли в Авдеевке. В пивной. Он валялся под столом, и мы — я и сержант — перетащили его к джипу, загрузили в багажник и отвезли на позиции. По дороге мы слышали, как он то сопит, то бормочет что-то, то рыгает. Мы выгрузили его на траву. Бойцы, с которыми он жил, отказались тащить его в блиндаж. Пусть проспится. К тому же все штаны мокрые. Пусть обсохнет и протрезвеет, может, хоть на человека станет похож. Ни документов, ни кошелька при нём не было. В пивной нам сказали, что с ним выпивала какая-то местная прошмандовка. Она, видимо, и вытащила.

А ещё говорят — такой-то депутат «отмазал» сына, совершившего преступление. Позор, конечно. Но я хорошо помню то время, из которого вышли все эти депутаты с их сыночками, да и все мы — «лихие 90-е». Наши родители мечтали дать нам хорошее образование, и разговоры о том, какой профессор сколько «берёт», были обыденностью и нормой. Тариф поступления на престижный факультет одного из лучших вузов страны я помню как сейчас — 10000 у.е. Никто и никогда этого не скрывал. «Не подмажешь — не поедешь», — было девизом любого абитуриента.

Когда в тех же 90-х мой друг угодил в милицию за драку, и ему грозил суд, первое, что он сделал, был звонок влиятельному родственнику, который занимал не последнюю должность в СБУ. Друга «отмазали», и дело так и не пошло в суд.

Каждый из нас может припомнить не одну и не две — десятки таких историй.

Нужна ли нам европейская демократия? Готовы ли мы к ней?

Европейские страны, с которых мы привыкли брать пример, прошли долгий путь, прежде чем получили те государственные устройства, которые есть у них сейчас. Они прошли через войны и революции, и процесс их демократизации длился столетиями. В эти периоды — периоды становления — выкристаллизовались их цели; изначальные представления, сугубо теоретические и выведенные «отцами-основателями», постепенно слились с реальностью, приспособившись к традициям и менталитету народа; а общество, в свою очередь, доросло до них — этих представлений и теорий. Это был путь упорства, борьбы и созидания. Путь долгий и кровопролитный.

Но что случилось в Украине? Нам дали макет западной демократии и сказали: вот вам образец, как надо жить, — живите!

И это без учёта характера народа, без необходимого пути, в процессе которого народ сам борется за свои ценности, понимая, что они — именно то, что ему нужно, и, как следствие, без того уровня общественного сознания, которое, находясь на низовом уровне, является необходимым условием и базисом демократии.

Нам сказали: вот вам одежда — надевайте её, и не важно, что она вам не по размеру.

Такие вещи, как плюрализм, свобода слова и политическая свобода, разделение власти, многопартийная система, парламентская демократия и пр., большинству украинцев представляются если и не непонятными, то уж точно — бесполезными. И действительно, «свобода слова» превращается у нас в поливание друг друга грязью; «честные и всеобщие» выборы — в маскарад лицемерия и продажности; «демократически избранный» парламент — в сборище карьеристов, плутов и корыстолюбцев; «антикоррупционные законы» — в пустой звук, игнорируемый не только исполнительной властью, но и самим народом, который, в силу исторических и ментальных причин, просто не может, не хочет, да и привык к совсем другому.

Возможно, демократия лучшая из существующих политических организаций, как говорил Черчилль. Возможно, она конец истории, предел и конечная цель развития любого человеческого общества, как считал Фукуяма. Но то, что Украина не готова к ней и требует другого, возможно — кардинально другого пути, это, по-моему, ясно как день.

P.S. Примечание редакции. Мы можем согласиться с аргументами автора, но не можем не поставить под сомнение конечный вывод. Украина не привыкла к современным демократическим механизмам — да. Не было необходимого исторического опыта — да. Вопрос лишь в том, повод ли это искать некий обходной путь, будь то просвещённая диктатура, анархо-либертарианство или развитая олигархия — или же повод идти этим же путем, ускоренно навёрстывая упущенное и привыкая на ходу.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

 

''''