Перейти к основному содержанию

В Америке нет стиляг

Кажется, у нас не осталось выбора, кроме как становиться крутыми самостоятельно. На какой Запад равняться? Разбирается #Трегубов

В повести Юрия Короткова «Стиляги» и в снятом по ней фильме есть забавный эпизод. Общаются два главных героя из советской молодёжной субкультуры 50-х — «стиляг». Таких ребят, одевавшихся в самодельные яркие костюмы «под американскую моду» и танцевавших под фарцованные джазовые пластинки.

Один из них, благо, сын дипломата и сам дипломат, недавно побывал в Штатах. И просто убивает друга известием.

— Плохая новость — в Америке нет стиляг!

Мол, никто в Америке не одевается в ярко-жёлтые пиджаки. Никто не носит ботинки с наваром на подошву и причёски «кок». Нет этого ничего, там совсем другая мода, а стиляги подражают не реальной Америке, а своей собственной, вымышленной.

Это повергает его друга в шок и экзистенциальный кризис.

Чисто исторически, кстати, это неправда — в Америке в те годы таки было что-то похожее на стиляг, а уж британские Тедди-бойз — и вовсе их прямой аналог, с коками и ботинками «на манной каше».

Но для существования стиляг в СССР это было, действительно, не важно. Очень смутное представление о западной культуре совсем не мешало им ею восхищаться. Даже в позднесталинские годы. Так что если вам будут рассказывать «при Сталине этого не было» — знайте, врут!

Зачем я всё это вспоминаю?

Потому что недавно прочёл две статьи о запуске Falcon Heavy.

Nash Sovietsky Soyus pokorait…

Цитирую:

— Илон Маск — первый частный игрок космической индустрии. Мы не знаем, что он пошлёт в космос в следующий раз и станет ли сотрудничать с НАСА и вообще с государством. Он отправил в космос Теслу, потому что мог. Что он в следующий раз отправит, потому что может? Спутники-шпионы? Ядерную бомбу? Никто не знает. Илон Маск осуществил мечту человечества о полётах к звёздам, и сделал космос товаром. Но космос не должен принадлежать человеку с самым большим кошельком и самой крутой тачкой. Космос не принадлежит Илону Маску.

— Маск достаточно богат для того, чтобы позволить себе такие вычурные проекты, лишь потому, что мы позволили создать такое социальное неравенство. Если бы богатство в США распределялось действительно справедливо, ни у кого бы не было денег на собственную космическую программу.

Комсомольская правда? Журнал «Перец»? Ну ладно, партийное издание Компартии США? Нет. В первом случае — Die Welt, во втором — колонка в Guardian.

— Перегибаешь и манипулируешь! — скажут мне читатели (я верю в дотошность аудитории ПиМ).

И будут отчасти правы. Да, в Die Welt это подаётся, как мнение «против» запуска в рубрике pro&contra — так что можно списать на особенность формата. Мол, нужно было выдумать что-то против, и вот такое выдумалось. А в Guardian писал Натан Робинсон, а он известный в Штатах левак и главред левацкого Current Affairs. И дальше он вспоминает, что в программе Маска есть доля государственных инвестиций, так что не вся его статья ужас-ужас…

И это так. Мне тут скорее резануло глаз то, что мнение, которые бы в наших широтах сама аудитория восприняла бы как дикий совок, как несерьёзное до неприемлемости, как напоминающее о травмирующих исторических мемах («декабристы хотели, чтобы не было бедных, большевики — чтобы не было богатых), в Германии и США вполне естественно для публичного и академического дискурса.

Да, я знаю о культурном марксизме и его влиянии в западных вузах.

Мне интересно поговорить о том, остались ли в Америке стиляги.

На который Запад?

Нам Кремля заманчивые своды,
Не заменят статуи Свободы!

По ходу нашей независимости, болезненно отрываясь от матрёшек, балалаек и восприятия ядерных ракет в роли сексуальных объектов мы определились: да, мы идём на Запад. Мы поверили Фукуяме, описавшему конец истории, и согласились полагать, что западная культура и западные ценности — это не просто один из вариантов, а венец эволюции. И это, в принципе, было обоснованно.

Но по мере приближения внезапно поняли, что Запад, падла, неоднороден. К третьему тысячелетию массовое сознание украинца научилось разделять Европу и США и отличать шведскую социал-демократию от американского свободного рынка. Ещё через пятнадцать лет особо продвинутые настолько впряглись в зарубежный дискурс, что в уже и в райцентрах Запорожской области до хрипоты ругаются, обсуждая отмену обамакэра и референдум по безусловному доходу в Швейцарии.

Это хорошо.

Плохо другое — у нас из-под глаз пропал чёткий ориентир. Мы теперь идем на разные Запады, причём это касается не только пространства, но и времени.

Западная цивилизация и западные ценности с тех пор не стали хуже. Просто среди населения США и стран Европы стало меньше единства по поводу того, что же, блин, этими ценностями считать.

Мы стремились на Запад, в котором все вопросы уже решены. Который сам — решение вопросов и сам себе цивилизационный выбор, некая единая парадигма и единый свод правил, мы применяли словосочетания «законодательство западных стран» (без разделения) и «так в цивилизованном мире». И вот Запад стал ближе, и мы с ужасом наблюдаем, как, с одной стороны, половозрелые прямоходящие люди всерьёз рассуждают о том, моральны ли частные полёты в космос, а с другой — Трамп. Мы видим Штаты, дом, разделённый в себе между сомнительной интеллектуальности правопопулистами и леволибералами, в которых всё больше left-wing и все меньше liberal. Мы видим Европу с теми же язвами — но ещё более застарелыми, практически институциализированными — и с аккуратной надеждой смотрим на Макрона, потому что он как бы и не из тех, и не из этих.

Нам ли критиковать? У нас через дыры в экономике задница видна, основной массе наших чиновников нужно не пять лет образования, а пара тысяч эволюции, а всё туда же — судить и оценивать ребят поуспешнее наших? Нет, ребята, это было бы даже для нас слишком нагло.

Но ёрж вашу ж медь, нам же нужен пример для подражания! Где его искать теперь — в Южной Корее? В вымышленной версии Израиля или полуфантастических статьях о Сингапуре? Или пытаться выводить среднее арифметическое западных стандартов, сложив Трампа и Обаму и разделив на два?

На кого ориентироваться? Ещё пять лет назад вопрос стоял «на Америку Рейгана или на Швецию социал-демократов?» Год назад — «на Америку Обамы или на Америку Трампа?» (с робким «а, может, всё же Рейгана?.. нет? Не завезли?...» на заднем плане). Теперь — на Америку Илона Маска или на Америку выпускника Гарварда Натана Робинсона, который считает, что нормальная страна не позволит никому скопить достаточно денег для запуска собственной ракеты?

Но мы же есть!

Так в Стилягах ответил второй герой первому. Мол, может, в Америке стиляг и нет, а у нас — есть.

Вообще, история поступила с нами очень подло, выдернув из-под нас опору как раз тогда, когда она нам, между прочим, нужна. Забрав у нас менторов. Бросив в воду, обучая плавать по бразильской методике.

Вообще, она с нами в последние годы не церемонится.

Это значит, что даже идеал нам придётся воспитывать в собственном коллективе. Даже то, какую часть правил западной цивилизации воплощать, придётся решать в долгих спорах друг с другом. А на внешнем фронте — договариваться не с одним Западом (впрочем, с одним уже как-то договорились до Будапештского меморандума), а с разными — с разными американцами, с разными французами, с разными немцами. Даже с разными поляками — ваш покорный не просто так в недавнем материале призывал не ссориться с Польшей из-за того, что у ПиС в партийной повестке заказ драки стоит.

С другой стороны, это ещё и шанс. Если вся планета сейчас определяется с тем, какими будут правила цивилизованного мира в следующей итерации — мы уже не в позиции догоняющих, а на одной плоскости со всеми. Легче догнать поезд, когда он остановился.

Рейганов уже не завозят, равно как и Улофов Пальме. Придётся самим становиться крутыми.

 

'''