Перейти к основному содержанию

Вашингтон и наследный принц. Проверка мощности

Сдерживать, но всё же жать руку
Источник

Предыдущая попытка побороться за власть не удалась. Единственное, к чему она привела — так это к расколам. Военные формирования во главе с соперничающей элитой противостояли друг другу. Претенденты отказывались от государственных постов, при этом сохраняя при этом титулы и влияние. Таких махинаций сейчас нет.

Более того, Мохаммед бин Салман работал над лояльностью молодой элиты. Он продвигал младших принцев в провинциальных органах власти и государственных учреждениях. Если старшие двоюродные братья выступят против наследного принца — что же, пусть рискнут.

Но они не получат никаких гарантий того, что большая часть семьи согласится с подобными претензиями. Так, укрепив контроль над правительством, MBS заодно сдержал и оппонентов внутри семьи. И теперь он сталкивается лишь с одним барьером на пути к полной свободе действий. Это как раз Соединённые Штаты.

Амбициозные планы по экономическим реформам всё ещё зависят от международных инвестиций. При этом американские инвесторы играют наибольшую роль. При всём желании, наследный принц не сможет стать игроком мировой финансовой системы, если Вашингтон ополчится против него.

Соединённые Штаты были, есть и останутся для Саудовской Аравии важнейшим международным партнёром и личным гарантом безопасности. Ни один местный правитель не захочет пошатнуть эти отношения. Так что администрация Трампа пошла наиболее лёгким путем: благоволила и защищала наследного принца.

Казалось, она даже вмешивается во внутреннюю кухню правящей семьи. Конечно же, при таких раскладах у MBS наладились близкие отношения с американцами. В данном случае он подружился с зятем президента — Джаредом Кушнером. Столь удачное знакомство позволило молодому политику обойти привычные дипломатические каналы, получив прямой доступ к Белому дому.

Администрация организовала для саудовского принца публичную встречу с президентом. И всё это перед Мохаммедом бин Найефом, который в то время и являлся наследным принцем. Затем Трамп принял крайне необычное решение – выбирая пункт назначения для первой зарубежной поездки, сразу же поехал в Эр-Рияд.

К слову, всего через несколько месяцев после этого визита Мохаммед бин Салман стал наследным принцем. Настолько привилегированное обращение со стороны Вашингтона заставило аравийского правителя поверить в то, что он может безнаказанно действовать на мировой арене. А потому способствовало и некоторым из его грубых ошибок.

Добившись власти, администрация Байдена (по понятным причинам) вознамерилась изменить подход к Саудовской Аравии. К примеру, несколько ограничить поведение наследного принца.

Первый контакт Байдена с Эр-Риядом задал тон этой перезагрузке. Президент США разговаривал с королём Салманом, а не с наследным принцем. Тот, фактически занимая пост министра обороны Саудовской Аравии, дождался лишь звонка от американского коллеги Ллойда Остина.

Вице-президент Камала Харрис на связь вообще не выходила. Кроме того, со временем Байден решил не поддерживать военную кампанию в Йемене. Он приостановил поставки оружия в Саудовскую Аравию и запретил ряду представителей элиты, вроде как угрожавших оппозиции, появляться на территории Соединённых Штатов.

Но администрация Байдена не стала клеймить Мохаммеда бин Салмана лично, используя его роль в убийстве Хашогги. Совершенно правильное решение: раз ты собираешься влиять на внутреннюю повестку в Саудовской Аравии, нельзя делать наследного принца персоной нон грата. Не говоря уже о том, чтобы давить на королевскую семью, добиваясь срочной замены руководящего лица.

Любая попытка вытеснить MBS с его позиций будет означать что-то очень близкое к смене режима. Этот подход ещё не оправдывал ожидания Вашингтона на Ближнем Востоке. Последнее, что должна сделать администрация Байдена — это вмешаться в подобного рода аферы, больше напоминающие сюжет шпионских романов.

Даже помыслить о том, что американцы способны вытеснить наследного принца — не просто выдавать желаемое за действительное. Кроме всех нюансов, это крайне опасное высокомерие. В своё время именно оно сбило США с толку, оставив им конфликты в Ираке, Ливии и других горячих точках.

Администрация Байдена избрала более осмотрительный путь, каким бы неприятным он ни был. Теперь задача Белого дома будет заключаться в том, чтобы чётко сообщать: чего он ждёт от Мохаммеда бин Салмана, и чего совершенно не потерпит. В роли связующего звена с наследным принцем Байден должен назначить авторитетного и высокопоставленного посла.

А уже опытный дипломат сможет грамотно донести то, чего конкретно Штаты ожидают от Саудовской Аравии. Например, намекнуть на сотрудничество в прекращении кровопролитной войны в Йемене. Или на более спокойное отношение к саудовской оппозиции, покинувшей страну.

В конце концов, вместе партнёры смогут помочь укреплению иракского правительства. Хватит того, чтобы предоставить Багдаду другие варианты международной поддержки, помимо «всегда готового» Ирана. Также пригодятся всесторонние консультации с Вашингтоном — они помогут избежать повторения авантюр вроде бойкота Катара и похищения чужих премьер-министров.

Стимулов хватает; например, именно в таком качестве США могут предложить помощь в избавлении Саудовской Аравии от нефтяной зависимости. Эмоциям здесь места нет — ведь отстранение Мохаммеда бин Салмана может разве что доставить краткосрочное удовлетворение. Но для администрации, желающей сдерживать существующие конфликты на Ближнем Востоке и избегать новых, работа с Саудовской Аравией необходима. А значит, придётся иметь дело и с её наследным принцем.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!