Перейти к основному содержанию

Вашингтон и наследный принц. Сдержать или изолировать

С ним нелегко, но без него никак
Источник

США лучше сдерживать саудовского принца, но не изолировать. По сравнению со своим предшественником, президент США Джо Байден занял в отношении Саудовской Аравии гораздо более жёсткую позицию.

Администрация Трампа нянчилась с реальным правителем дружественной страны — наследным принцем Мохаммедом бин Салманом (MBS). Вместо этого Байден пошёл на решительные меры. Были обнародованы изобличающие данные о причастности MBS к убийству журналиста Джамала Хашогги.

Под санкции попал целый список местных чиновников, которых считали замешанными в заговоре против диссидентов. Уже после этого американцы резко сократили военную помощь, ранее щедро оказываемую королевству. Но даже настолько резкой смены курса в отношении Саудовской Аравии оказалось недостаточно для критиков принца.

Правозащитники, журналисты и даже некоторые видные бывшие официальные лица США открыто критиковали Байдена за то, что он не наложил прямые санкции на MBS. Чаще всего такие аргументы применяются из-за нарушений прав человека. К примеру, журналисты возмущены тем, что президент США обделил вниманием убийцу их коллеги.

Некоторые оппоненты даже намекают, что Байден имеет возможность надавить на короля Салмана и остальную часть королевской семьи. А затем буквально принудить их к замене MBS новым лидером. Обозреватель New York Times Николас Кристоф так и считает: при новом руководстве страна почувствует себя лучше.

Старший научный сотрудник Брукингского института Брюс Ридель является экспертом по данному региону и обладает многолетним опытом работы в госаппарате США. Он идет ещё дальше и считает, что если американцам нужна стабильная Саудовская Аравия — там нет места для Мохаммеда бин Салмана.

Но все эти критики упускают из виду одну мелочь. В данный момент именно наследный принц является прочной и непоколебимой опорой всей государственной структуры, отвечающей за принятие решений. При поддержке своего отца реальный правитель безжалостно и эффективно консолидировал власть в своих руках. И оставил Штаты одной из немногих, если не единственной, мер сдерживания своего влияния.

Попытка изолировать MBS не приведёт к его отстранению от власти. Скорее, такой шаг напрочь лишит Вашингтон возможности сдерживать поведение принца — как на внешнеполитической арене, так и у себя дома.

А ведь американцам понадобится сотрудничество с Саудовской Аравией по неотложным вопросам безопасности. Здесь вам и война в Йемене, и вопросы целого региона. Так что принц всё ещё способен быть полезным.

На протяжении целых десятилетий Саудовская Аравия фактически управлялась рядом принцев — все они занимали важные государственные должности и ценились в королевской семье. Важные решения принимались старшими правителями. Многие из них обладали правом вето. В результате политика Саудовской Аравии — что внешняя, что внутренняя — часто являла собой некий консенсус.

Изменения были редкими и проводились постепенно. Королевской семье не удавалось решать многие проблемы или воспользоваться множеством возможностей. Правда, в то же время она воздерживалась от действительно плохих и рискованных поступков.

Весь этот структурный консерватизм сослужил королевству хорошую службу. Подобный устой позволил стране пережить панарабизм 1950-х и 1960-х, иранскую революцию 1979 года, вторжение иракского диктатора Саддама Хусейна в Кувейт (уже 1991-й) и совсем недавнюю Арабскую весну (2011).

Старшие члены семьи неумолимо старели и умирали. Их сыновья, казалось, начали восстанавливать систему взаимоотношений между собой. Потомки сменили предков на важных постах — министр иностранных дел, министр внутренних дел и командующий Национальной гвардией определялись именно так.

Но другие свежие управленцы, служившие заместителями министров при правлении своих родителей, были готовы к другим должностям. Например, король Абдулла ближе к концу своего правления решил отойти от системы наследования. Он назначил Мохаммеда бин Салмана министром обороны, предпочтя его сыну недавно усопшего министра. Уже в 2015 году, король Салман занял трон. Первое, чем он занялся — начал демонтировать откровенно устаревшую систему.

Вместо того чтобы культивировать консенсус, король Салман сконцентрировал власть в руках своего сына, попросту оттеснив оставшихся принцев. Он обезопасил власть и от деятелей своего поколения, и от свежей поросли — та всё ещё могла составить конкуренцию его наследнику.

Король вытеснил сводного брата — принца Мукрина — с поста наследного принца. Чуть позже, уже в 2017 году, он заменил наследного принца Мухаммеда бен Найфа своим сыном. По пути король назначил MBS главой совета, определяющего экономическую и социальную политику. И отдал ему совет, курирующий Saudi Aramco — государственную нефтяную компанию, главный источник саудовского богатства.

Таким образом, наследный принц постепенно установил свой контроль над наиболее важными экономическими институтами государства. Сейчас молодому правителю дома нет равных. Единственное, что его сдерживает — лишь престарелый, к тому же постепенно теряющий силу король.

Поверьте, это огромные изменения в структуре власти Саудовской Аравии. Они вдруг устранили ограничения, которые ранее делали политику Эр-Рияда осторожной, предсказуемой и обязательно избегающей риска. Мохаммед бин Салман — вовсе не тот калибр. К примеру, он без раздумий разрешил женщинам водить авто, ограничил полномочия полиции и провёл налоговые реформы.

Саудовцы, настроенные на проведение реформ, безуспешно призывали именно к такой политике на протяжении десятилетий. Правда, врождённый консерватизм саудовского общества практически срывал любые перемены. Вдруг оказалось, что лишь MBS располагает политической волей и ресурсами, чтобы осуществить эти сдвиги.

Но сочетание силы и непостоянной воли наследного принца — не совсем хороший признак. Точно также он привёл к безрассудным и даже бесполезным решениям со стороны власти. В 2017 году наследный принц приказал арестовать более 300 представителей местной элиты. Столичный отель Ritz-Carlton вдруг превратился в самую роскошную тюрьму в мире. Всё это подорвало доверие как иностранных, так и отечественных инвесторов.

Не теряя времени, Мохаммед бин Салман похитил премьер-министра Ливана Саада Харири. Тот как раз пребывал с визитом в Эр-Рияде. Итог — неудобного политика вынудили уйти в отставку. Вероятно, таким путём наследный принц надеялся разжечь политический кризис в Бейруте и нанести ущерб «Хезболле» — союзнику Ирана. Правда, вместо этого военизированная группировка дополнительно укрепила свой статус.

В том же году MBS присоединился к Бахрейну, Египту и Объединённым Арабским Эмиратам; те как раз принялись бойкотировать Катар. Но вот неувязка: именно там располагается крупнейшая американская авиабаза на Ближнем Востоке. Формально бойкот завершился только в декабре 2020 года. В результате разделились партнёры США по делам Персидского залива.

Кроме того, наследный принц не пожелал прекращать разрушительную войну в Йемене. А заодно жёстко расправлялся с диссидентами. В первую очередь, стоит выделить заказ на убийство Хашогги.

Несмотря на эти противоречивые цели, нет никаких признаков того, что другие члены правящей семьи выступают против правителя. Правда, время от времени сообщается: старшие принцы недовольны столь безжалостным младшим кузеном. Но пока что непонятно, есть ли у них средства (да и смелость) для прямой конфронтации с человеком, который фактически контролирует всё оружие и деньги королевства.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!