Перейти к основному содержанию

Великие старые теории заговоров

Республиканцы есть, нет Эйзенхауэра
Источник

ФИЛАДЕЛЬФИЯ – Летом 1945 года выбранная союзниками политика, предусматривавшая требование безоговорочной капитуляции во Второй мировой войне, стала темой острых дискуссий в США. В определённом смысле она ей остаётся до сих пор, меняясь вместе с менявшимся отношением американцев к Холодной войне, а также к интервенциям на Ближнем Востоке после завершения этой войны. Более того, изменения позиции Республиканской партии по вопросу о безоговорочной капитуляции во Второй мировой ярко демонстрируют внутренние разногласия в этой партии и её коллективный характер.

В период Второй мировой войны нестабильное отношение Республиканской партии (или как её ещё называют Великой старой партии, сокращённо GOP) к военной политике президента Франклина Рузвельта объяснялось отчасти принципиальной оппозицией, отчасти политическим оппортунизмом, а отчасти отсутствием внутреннего консенсуса. Объявленное в январе 1943 года решение требовать безоговорочной капитуляции было обречено вызвать споры просто потому, что это было решение Рузвельта. Соответствуя самой сути «Нового курса», эта политика была призвана стимулировать развитие экономически широкой демократии в обществах, которые ранее стремились к завоеваниям и подчинению других.

В глазах американских консерваторов такой проект выглядел образцом неистовства либеральной идеологии. Они не видели особых причин для расширения либерализма на имперскую Японию и требовали изменить эту политику после того, как в апреле 1945 года Рузвельт умер, а в мае – капитулировала Германия. Большинство республиканцев (и интернационалисты с восточного побережья, и те, кто в довоенную пору придерживался изоляционистских взглядов) предупреждали, что попытки реформировать японское общество не могут быть успешными.

''

 

К концу мая они пришли к убеждению, что публичная коррекция американских военных целей подвигнет Японию к капитуляции. Наиболее важным «разъяснением» (как выражались консерваторы) стало бы заверение Японии, что её император может оставаться на троне.

Время было на исходе. Русские собирались вступить в Тихоокеанскую войну в августе, а высадка американских войск в Японию была запланирована на ноябрь. Консерваторы надеялись, что уступка в вопросе об императоре предотвратила бы советскую оккупацию Северо-Восточной Азии и уберегла бы американцев от издержек вторжения.

Дискуссии усиливались, а республиканцы из обоих лагерей пытались убедить президента США Гарри Трумэна модифицировать политику безоговорочной капитуляции. Но Трумэн был непоколебим; он отказался предлагать императору какие-либо гарантии. 26 июля союзники предупредили японцев, что их ждёт неизбежное и полное уничтожение, если они продолжат войну. Однако японцы не прислушались.

Конец наступил очень быстро. 6 августа первая атомная бомба была взорвана над Хиросимой. 8 августа Советы объявили войну Японии. На следующий день вторая атомная бомба мгновенно убила 39 тысяч жителей Нагасаки. 14 августа Япония капитулировала, а император Хирохито и его народ оказались во власти главнокомандующего союзными силами, американского генерала Дугласа Макартура.

Спустя пять дней газета Chicago Tribune, рупор республиканских противников политики интервенционизма, опубликовала статью репортёра Уолтера Трохэна, в которой утверждалось, что ещё в январе 1945 года Макартур направил Рузвельту совершенно секретный рапорт о готовности японцев сдаться. Этот рапорт таинственным образом исчез, достигнув Вашингтона, однако Трохэн уверял читателей в его подлинности. Дров в огонь подбросил бывший президент-республиканец Герберт Гувер, ярый сторонник модификации: он предположил, что сотрудники Госдепартамента, симпатизирующие коммунистам, не позволили Трумэну сказать японцам, что те могут оставить себе императора.

В мае 1951 года, после пятилетнего затишья, это направление спекулятивных рассуждений получило поддержку в ходе сенатского расследования факта увольнения Макартура Трумэном. Используя так называемые «альтернативные факты», некоторые сенаторы-республиканцы стали заявлять, что Хирохито пытался сдаться союзникам ещё в феврале 1945 года – спустя месяц после исчезновения предполагаемого рапорта Макартура. Они настаивали, что эти попытки Хирохито были сорваны «попутчиками» коммунистов в Вашингтоне, использовавших политику безоговорочной капитуляции для того, чтобы продлить войну и дать Советам возможность захватить Манчжурию и помочь китайским коммунистам.

Эта теория заговора была частью широкой атаки республиканцев на демократов за то, что те якобы «потеряли» Китай. Большинство сторонников этой теории принадлежали к числу изоляционистов, утверждавших, что именно Рузвельт спровоцировал атаку Японии на Пёрл-Харбор в декабре 1941 года. Согласно этой версии, политика безоговорочной капитуляции играла роль смертельного удара в дьявольском заговоре Рузвельта в Пёрл-Харборе.

Однако в 1950-е годы в GOP начали доминировать интернационалисты, которых мало интересовал повторный анализ окончания войны или вопросы к применению ядерного оружия, ставшего фундаментом оборонной политики США. Антиинтервенционисты оказались маргинализированы, но в рядах крайне правых эта теория заговора сохранялась. Они публиковали длинные сетования под заголовками «Пока вы спали», «Враг за спиной» и «Хиросима: Атака на разбитого врага» (так называлась опубликованная в журнале National Review статья яростного ненавистника Рузвельта и отрицателя Холокоста Элмера Барнса).

В середине 1960-х годов политика безоговорочной капитуляции вновь подверглась критике, но на этот раз левацкими историками, оценивавшими роль Америки в Холодной войне в свете эскалации во Вьетнаме. Некоторые из них утверждали, что Трумэн не отказывался от безоговорочной капитуляции, потому что хотел использовать атомную бомбу для запугивания СССР. К середине 1990-х годов это мнение стало настолько доминирующим в научной среде, что Смитсоновский институт использовал его при организации выставки, посвящённой 50-летней годовщине окончания войны. Такая ревизия спровоцировала массу протестов со стороны защитников «величайшего поколения» и, что иронично, многих республиканцев.

Тем не менее, эта теория заговора сохранялась в стане крайне правых, в частности в Институте пересмотра истории (IHR), этой штаб-квартире отрицателей Холокоста, а также в Обществе Джона Бёрча (JBS). В 1995 году представители JBS добавили новую тему, заявив, что заговорщики убедили Трумэна не идти на уступки и применить ядерную бомбу, надеясь, что американцы, увидев ужасную разрушительную силу ядерного оружия, сдадут свой суверенитет ООН ради предотвращения атомного Армагеддона.

Впрочем, к этому моменту многое изменилось с тех времён, когда республиканцы ставили под сомнение способность Америки преображать общества после смены режима. В 2003 году президент Джордж Буш-младший и его сторонники ссылались на успех оккупации Японии как на доказательство того, что Америка сумеет демократизировать Ирак. Через две недели после начала вторжения министр обороны Дональд Рамсфельд объявил, что США стремятся к безоговорочной капитуляции Саддама Хусейна.

Было бы соблазнительно сделать вывод, что оппозиция республиканцев политике безоговорочной капитуляции во время Второй мировой войны (уже давно забытый факт) сегодня имеет какое-то значение. Однако Республиканская партия образца 2020 года – это уже не партия Дуайта Эйзенхауэра или Буша. В очередной раз она превратилась в сборище сторонников теорий заговора, подзуживаемых президент, перед которым избиратели этой партии безоговорочно капитулировали.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...