Перейти к основному содержанию

Виртуальный посредник

ProZorro курильщика, или Что там насчёт правок к законопроекту №6776-д

– Знаешь, Уош, убрать посредника всегда непросто. 50% людей — посредники, и они сильно обижаются, когда их убирают.
Firefly

Мы знаем, что есть такая система электронных закупок — ProZorro. Хорошая система. Настолько хорошая, что уже инициативы по встраиванию платных «лавочек» в государственный обмен данными называют «мы скопировали ProZorro». Чтобы деньги «просачивались» частным посредникам вроде как под пиарным зонтиком электронных закупок, которые по всему миру пособирали кучу наград. Вот свеженькая зрадонька тихонько и подкралась в сфере продажи недвижимости. И там теперь с каждой сделки незаметненько собирают по 780 гривен — зима, то есть выборы — близко…

Как сделать пакость красиво

Первым тревогу забил замминистра экономического развития Максим Нефьодов. Потому что он — имиджевый папа ProZorro. И очень не хочет становиться имиджевым дедушкой её псевдопотомков от странных мачо.

А выглядит проблема так: весь последний год ряд народных депутатов подают поправки в законопроекты. Например, «Про електронні довірчі послуги», «Про основні засади кібербезпеки України», «Про ефективне управління майновими правами правовласників у сфері авторського права і (або) суміжних прав», «Про внесення змін до деяких законодавчих актів України щодо врегулювання питань авторського права і суміжних прав», «Про внесення змін до Податкового кодексу щодо забезпечення бюджетних надходжень у 2018 році». В последнем случае (это законопроект №6776-д) правки таки были внесены.

Правки все одинаковые, только законопроекты разные. Вот в последнем ввели Единую базу данных об оценке имущества (вообще-то, благородное дело, чтобы не косячили разные «чёрные-чёрные» нотариусы). Но вот данные в эту базу вносятся специальными площадками — копи-пейст определения электронных площадок с ProZorro, но в  оценке. ProZorro — это же знак качества, чем тут быть недовольным?

Ну, например, тем, что аккредитуются эти структуры не Минэкономразвития, а другими органами, силовыми, например, Госспецсвязью. Это удобно тем, у кого, скажем, в Минэкономразвития своих людей нет, а в Госспецсвязи — есть. Но ладно. Пока ещё не ужас-ужас: ну много есть разных органов, бывает. Мол, МЭРТ же так делает, так почему другим нельзя?

А ещё тем, что ProZorro — это большая двухуровневая система, где площадки привлекают клиентов, подписывают договора, содержат колл-центры для ответов десяткам и сотням тысяч поставщиков «на какую кнопку нажать» и «я ничего не делал, а оно само пропало», дают рекламу конкретных тендеров и проводят обучение в регионах. Ну а ещё между площадками разделена информация о торгах, чтобы каждая из них имена только кусочек данных своих клиентов. А задача оценочных площадок — приём заявки от участника, автоматическое включение её в Единую базу отчётов (то есть попросту загрузка файла на сайт Фонда госимущества) и автоматический же ответ ему.

Ещё раз, медленно. Фактически электронные площадки в оценке выполняют виртуальную функцию, близкую к автоответчику. Они не обрабатывают заявки, а просто их передают и отправляют ответ. Как простенький скрипт. Вот вы пиццу заказываете, а вам автоответчик говорит человеческим голосом: «Дякуємо, вашу заявку прийнято». Аналогия упрощённая, но что поделать.

А вот деньги они за это хотят не виртуальные, а вполне реальные. Причём стоимость этих очень сложных услуг законодательно не ограничена. Сейчас она составляет для каждого файла 2 раза по 390 гривен (отдельно платит оценщик и отдельно — нотариус, который оформляет сделку). Учитывая, что в день, по данным прессы, проходит около 2–3 тысяч файлов, то за год там накапает почти полмиллиарда гривен.

Законно? Законно

В этом и волшебство. Всё формально законно. И формально красиво. Почти как ProZorro. Только делается другими людьми, за в десятки раз большие деньги и в рамках много более технически простого процесса, где никакие площадки не нужны. Чем-то напоминает легендарную схему ЕДАПСа, одну из самых ярких схем предыдущего политического поколения. Там огромные деньги наваривали на том, что лепили на документы голограммы, постоянно расширяя список документов, требующих такого «оголограммливания», и выставляя за маленькие серебристые пластиночки цены потрясающей рентабельности. Как видим, техника не стоит на месте — теперь платите уже не за серебристую пимпочку, а за работу скриптов.

Кто эти люди?

Ну, правки в законопроекты продвигают в основном народные депутаты Виктор Боднар («Відродження») и Максим Курячий (БПП). Злые антикоррупционеры из «Наші гроші» подозревают, что этих депутатов, помимо заботы об украинском народе, объединяет близкое знакомство с внефракционным, но влиятельным Антоном Яценко. Но его обвинять в чём-то плохом мы не посмеем. Мы помним множество судов по Тендерной палате, из которых Антон часто выходил победителем в сражении с медийщиками, называвшими его автором одной из крупнейших коррупционных схем 2000-х.

…его методы коммуникаций…

…и его недавние обещания «достать» «убийцу» — защитника Донецкого аэропорта Олега Герваса.

Это уже полный трэш!!! Яценко- отрыжка предыдущей и представитель нынешней власти!!!!! Вы совсем уже страх потеряли,...

Publiée par Павло Тука sur Dimanche 24 juin 2018

И даже помним его голосование за «законы 16 января». Поэтому уверены, что человека такой репутации лучше даже не подозревать. Тем более что у нас действительно нет прямых свидетельств его связи с вышеупомянутой схемой — мало ли кто чем раньше занимался, мало ли кто с кем близко знаком.

Что же делать, Пух?

Тем более что вопрос «Кто виноват?» не первоочерёден. Первоочерёден «Что делать?».

А делать можно следующее:

  1. Установить (актом Кабмина) максимальную стоимость услуг электронных площадок.
  2. Сделать полностью публичной и прозрачной всю информацию по отчётам за оценку.
  3. Опубликовать всё это, включая алгоритмы определения стоимости, на сайте Фонда госимущества.

Это то, для чего не требуется помощь Рады. Это на «контроль повреждений» от уже принятых законов, то, для чего достаточно одного акта Кабмина и одного шевеления Фонда госимущества. Было бы желание.

В идеале же, конечно, должна работать Рада, которой неплохо бы почесать в затылке и вслух спросить: «А нам точно нужна распределённая информационная система а-ля ProZorro для оценки, защиты авторских прав или выдачи электронной цифровой подписи?».

Это же изначально не палочка-выручалочка для всех видов электронных услуг, не дополнительный регулятор для вывода средств. Это система электронных торгов, распределённая ради борьбы с утечками информации и предотвращения «договорняков». Во всех вышеозначенных случаях это просто не нужно. Там нет конкуренции, нет аукционов, просто загрузка файлов для получения ответа от госоргана. На выходе получается просто дополнительный частный посредник. С дополнительным «оттоком средств».

Не надо так.

''отсканируй
и помоги редакции