Перейти к основному содержанию

Управление потоками. Партийная школа

Продолжаем разбор аспектов, связанных с приватизацией и нюансами управления государственной собственностью. Надо же грант от Сороса отработать, ага.

Нет разногласий относительно того, что изучение своих врагов необходимо в неменьшей степени, чем изучение своей собственной созидательной деятельности.

Юрий Ларин. Частный капитал в СССР. 1927 гэ

Издание для курсов Высшей партийной школы

Продолжаем разбор аспектов, связанных с приватизацией и нюансами управления государственной собственностью. Надо же грант от Сороса отработать, ага.

В предыдущих статьях мы привели весьма убедительные примеры проблем, которые возникают при смешении государственных и частных потоков капитала в нашей стране. И перечислили возможности, которые даёт представителям частного капитала управление государственными потоками. Ещё мы описали, как подобные манипуляции госпредприятиями закрепляют в нашей экономике антирыночные подходы, неизбежно ведущие к деградации её самой, финансовой сферы и положения в рейтингах вроде Doing Business.

Однако часть наших оппонентов по-прежнему придерживаются жёстких позиций. Они по-прежнему утверждают, что государство может быть, пусть и при определённых условиях, эффективным собственником. Задача, по их мнению, как раз и состоит в том, что эти «определённые условия» создать, а не «разбазаривать народное добро», а то «никаких волостей не напасёшься».

По-прежнему речь идёт о формировании различного рода контролирующих механизмов, потом механизмов, контролирующих эти механизмы, и т. п. Также необходимо обеспечить определённую прозрачность как госкомпаний, так и контролирующих органов и т. д.

В общем, больше бюрократов богу бюрократов.

Отчаявшись заставить наших оппонентов посмотреть на нашу страну без иллюзий, мы решили обратиться к мировому опыту. Ладно, чего уж там к мировому. Решено было посмотреть на Совок.

Согласно канонической версии советской легенды, капиталистов в Советском Союзе не было, и перетекать государственному капиталу было просто некуда. Однако это такой же миф, как и отсутствие в СССР секса. Всё у всех было, но подпольно, так сказать, под одеялом. Почти каждый гражданин Страны Советов потихоньку тащил с заводов и производств, в меру возможностей провозил контрабанду для перепродажи из-за рубежа, активно развивал «чёрные рынки» и занимался всякими такими вещами, создававшими в Совке параллельную частную теневую экономику. Масштабы освоения государственных средств в СССР в конце концов приняли такой катастрофический размах, что решено было создать отдельную службу в НКВД (позднее её передали МВД) под названием ОБХСС.

Нас, впрочем, интересуют не нелегальные перетоки капитала, а исключительно легальное сосуществование частного и государственного капиталов под суровым оком коммунистического надзора.

Было в СССР время, когда капиталисты там существовали не подпольно. Было это сразу после Гражданской войны и называлось это славное время НЭП, что расшифровывалось большевиками как «новая экономическая политика». Ничего нового в этой политике не было, это был самый обычный капитализм, хоть и существовал он в весьма специфических условиях и под надзором большевиков. По замыслу Ленина, в результате НЭПа малый и средний бизнес (их назовут нэпманами) и иностранные инвестиции должны были восстановить разорённую военным коммунизмом, продразвёрсткой, чекистами и чистками страну и создать задел для дальнейшего построения социализма индустриализации.

Занятно, что важность малого, среднего бизнеса и иностранных инвестиций для быстрого развития страны понимал даже упоротый наглухо коммунист-идеалист товарищ Ленин. Тот самый Ленин, который бредил мировой коммунистической революцией и пролил немало крови, чтобы её устроить. Как жаль, что важность малого и среднего бизнеса не понимает нынешняя Госфискальная служба. Неужели Насиров упоротей Ленина?

Постфактум, после декларации НЭПа и отмены продразвёрстки, большевикам пришлось смириться и с возобновлением торговли, частичным разрушением госмонополий, проникновением частного капитала во все сферы экономики. Несмотря на колоссальное сопротивление большевиков, капитал серьёзно сумел расшатать столпы Страны Советов.

Троцкий даже заявил, что теперь-то советскому государству кирдык. Однако Владимир Ильич Ленин всегда чётко постулировал, что частный капитал и свобода торговли для большевиков опаснее, чем белые генералы и их армии. И потому Ленин никогда не скрывал, что нэпманы — это стадо, которое большевики считают по головам и пустят под нож, когда те нагуляют хоть какой-то жирок. Конец был немного предсказуем.

Как оказалось впоследствии, большевики действительно плотно приглядывали за нэпманами при помощи прокуратуры и специальных комиссий по частному капиталу при ЦИК, наркоматах (министерствах) и госструктурах. Самую главную из этих комиссий потом возглавит легендарный палач Серго Орджоникидзе (умрёт в 1937 году, официальная версия — инфаркт, ближайшие родственники будут репрессированы).

Нас во всей этой истории интересует книга известного большевика Юрия Ларина (в миру Лурье), работника комиссии по частному капиталу, написанная на основе его докладов для высшего партсостава РКП(б) в Коммунистической академии. Кроме всего прочего, в ней Ларин-Лурье описал методы организации потоков во времена НЭПа и схемы использования государственной собственности в условиях плотного и тотального контроля со стороны государства и большевистского террора.

Как и предполагалось многими исследователями ранее, во время НЭПа «буржуазия» и «кулаки» (то есть, по сути, частные собственники) принесли государству большевиков не так много уж своих средств и накоплений. С иностранными инвестициями, на которые так надеялись большевики, тоже не очень всё складывалось, по крайней мере, в первое время. Весь немалый экономический эффект от НЭПа получился лишь по той причине, что частный бизнес начал использовать государственный капитал СССР в своих целях и параллельно заставил его работать. Даже с учётом коррупционной составляющей эффект от частников на фоне бездарности чиновников был просто оглушительным. При этом надо понимать, что хотя коррупционная составляющая в НЭПе была значительной, большая её часть была вызвана самим форматом системы обращения капитала в совковой системе. Система формировала коррупцию, а коррупция потом начала формировать систему.

Именно поэтому Ларин-Лурье в своей книге (специально для партработников) классифицирует 12 основных способов, с помощью которых частный капитал в Стране Советов в 20-х годах ХХ века мог сесть на государственные потоки. Несмотря на то, что вся книга пропитана ненавистью большевика к торговле и получению прибыли, ряд примеров до боли нам знаком. Не все описанные в книге — это примеры формирования именно потоков, часть из них являются лишь способами первичного накопления капитала (чтобы формировать потоки потом). Это тоже важный аспект, который подробнее будет раскрыт в выводах статьи.

Итак, слово большевистскому палачу.

«Основные 12 видов этой деятельности следующие: 1) агенты и соучастники частного капитала в госаппарате, 2) лжегосударственная форма деятельности частного капитала, 3) злостная контрагентура, 4) неликвидные фонды, 5) хищническая аренда, 6) нелегальная перекупка, 7) контрабанда, 8) государственный денежный кредит, 9) государственные займы, 10) валютные операции, 11) уклонение от налогов и 12) лжекооперативы».

Пункт 1. Агенты в госслужбе

До боли всем нам знакомая и понятная тема.

«В составе государственного аппарата был не очень широкий, не очень многочисленный, измеряемый, может быть, всего несколькими десятками тысяч человек, круг лиц, которые использовали начало нэпа в этом смысле. Сами, служа в хозорганах, они в то же время организовывали различные предприятия или на имя своих родственников, компаньонов, или даже прямо на своё собственное. А затем перекачивали в эти частные предприятия, находившиеся в их распоряжении, государственные средства из государственных органов, где они служили. Совершив такую перекачку, они обычно оставляли вовсе госорганы и "становились на собственные ноги"».

Узнаёте?

«Начальник отдела снабжения Октябрьской железной дороги поручает своему тестю Медовому поставку для дороги горелок, ламповых стёкол и фитилей. У Медового нет ни горелок, ни денег — вся суть в наличии ответственного родственника на железной дороге. Тогда Медовый получает в Ленинградском едином потребительском обществе (ЛЕПО) образцы горелок, представляет их в отдел снабжения, там составляют акт осмотра и платят Медовому за всю поставку».

У меня тысячи рюкзаков тендеров мелькнули перед глазами. «Я вам не завидую» Януковича, вот это всё. Сто лет назад почти. Век прошёл, а мы на тех же граблях.

«Заведующий коммерческим отделом Ленинградского отделения Трансмосторга (госорган) организует частную контору "Лакокраска" и сам переписывается с собой как с её владельцем, совершая с ней различные сделки (особенно много выкачал из Трансмосторга ультрамарина, который потом поставлял через своего брата госорганам же в Москву)».

А вот ещё. Можно просто год заменить.

«Консультант Октябрьской железной дороги по фамилии Львов являлся в 1922 г. почти монопольным поставщиком на эту дорогу разных материалов, подавая заявления и пр. от имени вымышленного, несуществовавшего лица Шура. Он поставлял, например, цинковые бидоны, "добывая" их в Фондкомбалте, и т. д.».

Далее следует интересный вывод.

«Таким образом, около трёх четвертей тех государственных служащих, которые были активными организаторами частных предприятий и перекачки в них государственных средств, были интеллигенцией технической, юридической и всякой прочей. В подавляющем большинстве они не были людьми, которые уже до революции были частными предпринимателями; перед нами процесс образования новой буржуазии, пореволюционной. Это были люди, которые превращались в настоящую предпринимательскую буржуазию в первые годы нэпа, используя своё административное положение в государственных органах для обогащения себя через создаваемые ими на имя подставных лиц, родственников и т. п. частные предприятия, чтобы затем превратиться уже открыто и самим в самостоятельных предпринимателей.

Кстати сказать, из приводимых т. Кондурушкиным таблиц видно, что из частных предпринимателей, дела которых слушались судом в 1924–1926 гг., состояло на государственной службе до 1921 г. ни много ни мало 90%».

Узнаёте наших родственников чиновников, которые все как один талантливые бизнесмены и молодые дарования?

Причём надо особо отметить, что, несмотря на агрессивнейшую кампанию против частников, объёмы хищений, в общем, не падали, менялись лишь схемы.

Пункт 2. Лжегосударственная форма

«Под лжегосударственной формой существования частного капитала я имею в виду то, когда частный предприниматель развивает свою деятельность, выступая формально в качестве государственного служащего, состоя на службе и получая служебные полномочия. Он производит свои действия по видимости как государственный служащий, а на деле осуществляет эти операции как частный предприниматель. Таким образом, он пользуется соответствующими льготами, например свободой от налога, или, если речь идёт о заготовке дров, низкой поденной платой, или, если речь идёт о постройках, низкой оплатой социального страхования, какая полагается для государственных учреждений, и т. п. Одним словом, он пользуется всеми преимуществами, принадлежащими государственному органу, а в действительности он — частный предприниматель, состоящий только в договорных отношениях с государственными органами».

Это форма одна из самых известных в нашей стране при организации мелких потоков. Когда на государственном предприятии главный инженер или директор размещает как бы частное производство, которое существует на мощностях завода и в котором задействованы работники этого завода, получающие зарплату от государства, коммуналку оплачивается госзавод, а вся прибыль «частного предприятия» идёт на обнал и в карман чиновнику. Эта схема, впрочем, связана и с пунктом о «хищнической аренде», описанной далее.

«Нет ни одной железной дороги в нашей стране, где бы в лесозаготовительных отделах (они раньше назывались железкомами) не были обнаружены крупные злоупотребления. Дело хозяйственных заготовок леса для железных дорог фактически осуществлялось в широких размерах частными поставщиками. Они принимались на государственную службу, получали мандаты и ссуды в качестве уполномоченных по заготовкам, но действовали самостоятельно, с легализованной в различных формах прибылью в свою пользу».

Пункт 3. Злостная контрагентура

Когда контрагент тянет деньги из госпредприятия, пользуясь знакомством с его руководством.

«Они давали нам заказ под большую неустойку в случае, если наш завод не выполнит его к сроку. Причём было заранее условлено между такого рода частным заказчиком и соответственными коммерческими деятелями нашего завода, что заказ, конечно, не будет выполнен в срок.

Стало быть, этот частник получит большую неустойку, которой потом и поделится с кем следует».

Были очень впечатляющие примеры.

«…этот делец, например, заводу "Большевик" заказал прокатать 25 тыс. пудов стали из материалов завода. Цена Пляцкому была назначена ниже себестоимости. Заказ (валы) был выполнен из высокосортной стали, подходящей по составу к инструментальной. Заказ Пляцкому был выполнен на месяц раньше срока. Заказы Пляцкому выполнялись из материалов завода, но, тем не менее, Пляцкий под них получил широкий кредит в нашем Госбанке. Этот банковский кредит он использовал для своих других оборотов. Наконец, управляющий завода Серов выдал ещё Пляцкому мандат в том, что Пляцкий является "представителем завода". Само собой разумеется, что администрация завода в значительной части была на откупе у Пляцкого, как показал затем суд».

Понятное дело, что столь впечатляющие действия не могли проскочить мимо тоталитарной махины тогдашнего экономического отдела Объединённого государственного политического управления (так назывался тогдашний аналог ЧК и НКВД). Массовые расстрелы? Нет, это не для таких ребят.

«Есть несколько тысяч таких "уголовных предпринимателей", которые упорно занимаются хозяйственной работой с государственными органами, и есть большое количество госорганов, которые продолжают с ними работать…»

Тот же Пляцкий был судим 18 раз, 2 раза был на подвале у ЧК и всё равно выплывал. Тотальный контроль? Конечно, ага.

Авансы

Ну, тут всё просто, как правило, это обычное кидалово. Хотя даже такое кидалово у нас случается на тендерах, связанных со строительством.

«Частный капиталист продаёт вперёд госорганам и кооперации продукцию своей фабрики, получает большие авансы и затем банкротится. С него уже ничего не получишь, деньги ушли бесповоротно в каналы частнокапиталистического обращения».

И немного примеров.

«Частная фирма "Московское текстильное товарищество" набрала у госорганов и кооперации полмиллиона рублей авансами под свою будущую продукцию и обанкротилась».

Пункт 4. Неликвидные фонды

Это любимая тема, знакомая каждому. Так организовываются потоки, например, с государственных шахт. Шахтный комбайн списывается как уничтоженный при обвале, потом его же шахта покупает как новый и так без конца. Аналогичным образом у нас так чиновники обзаводятся распроданными госорганами дорогими автомобилями.

«Ленинградодежда, когда ликвидировала своё неликвидное имущество, вполне исправные автомобили продавала по цене от 400 до 600 руб. за штуку, а цена исправного автомобиля сейчас у нас считается не менее 10 тысяч рублей. Затем Ленинградодежда годные пишущие машинки продавала по цене от 5 до 35 рублей за штуку. Она же продала 5 тысяч бочек ненужного ей цемента по цене 1 р. 25 к. за бочку, а в бочке — 10 пудов цемента. Между прочим, часть цемента она потом купила обратно по значительно более высокой цене».

Помните старт карьеры семейства Генпрокурора РФ Чайки? А вот в 1920-х годах бывший купец первой гильдии Легач купил у большевицкого «Фонкомбалта» за стоимость половины автомобиля целый речной флот как неликвидный, и с этим флотом начал конкурировать с государственным перевозчиком.

Большевики, осознав проблему с неликвидными фондами, создали контору «Рудметаллторг» — организацию, которая должна была заняться, «между прочим, выяснением и реализацией лома». Результат не заставил себя ждать. Ребята всё быстро выяснили.

«Оказывается, однако, что разбор и судьба этого лома определялась иногда Рудметаллторгом весьма странно. Он продавал как лом пригодную медную паровозную арматуру — продавал частному обществу "Универснаб". Продавалось с железных дорог по 4 рубля за пуд прутковое железо и тысячи пудов инструментальной стали, особенно ценной, так как из неё делаются инструменты. Северная железная дорога продаёт по 40 копеек за пуд как лом годное сортовое железо, причём "в одни ворота ввозится сортовое железо, полученное из ВСНХ, а из других это железо уходит как лом" и продаётся в качестве лома по 40 копеек за пуд, и т. д.»

Пункт 5. Хищническая аренда

Тесно связанная с «лжегосударственной формой».

«А в первые годы нэпа в большинстве случаев предприятия сдавались с большими запасами, на них лежавшими. За эти запасы ничего не бралось. Эти запасы вывозились из предприятий, продавались арендаторами, которые много на них наживали. Во-вторых, предприятия сдавались тогда на невыгодных условиях для государства, не обеспечивавших даже, что будет получаться хотя бы нормальный процент на вложенный в них капитал, не говоря уже об амортизации. Недавно, например, вышел отчёт по арендному фонду МСНХ, выпущенный арендным управлением МСНХ. Из него видно, что по арендному фонду МСНХ (Москвы и Московской губернии), который составляет около 85 миллионов рублей, — это одна треть всего арендного фонда всего Союза, — за 1924/25 г. получено арендной платы только 1 992 000 руб., т. е. два с половиной процента. Происходит проедание основного капитала сданных в аренду государственных предприятий в пользу частных арендаторов. Наконец, ничтожно мал ремонт на арендованных предприятиях. Не выполняется даже то, что было обусловлено в арендных договорах».

Известная схема всех «красных директоров» по всему бывшему Союзу: станки в цеху списать и порезать на металл, а пустой цех сдать под склад. Административные здания вместе со столами и охраной сдаются в аренду по заниженной цене частникам. Разницу между нормальной арендой и заниженной директор кладёт себе в карман.

«Охтенский цех Петрозавода был взят в аренду с запасами, которые не были учтены. Взявшие его в аренду инженеры продали в свою пользу неучтённое, как бы подаренное им имущество: 89 тыс. пудов снарядных станков, ножовки, свёрла, напильники, медную стружку, двухтавровые балки и т. д. Всё это продавалось различным госорганам и госзаводам».

Пункт 6. Перекупка

Примеры ничего особенного не скажут, слишком далеки реалии от наших времён. Суть в том, что советское государство прикидывалось добрым и умным, не будучи ни первым, ни вторым. И потому социально или производственно важные товары Совок дотировал и отпускал по себестоимости или ниже её. Частники в ответ создавали нелегальные сети и полностью выкупали дотируемые товары, перепродавая их с наценкой, иногда даже другим госпредприятиям.

«В Ростове-на-Дону две частные оптовые фирмы (Текстильсбыт и Черненко) занимались лишь тем, что закупали у целого ряда розничников мануфактуру, полученную последними по договору с Всероссийским текстильным синдикатом, и продавали её затем с надбавкой до 50% против цен синдиката».

Эта схема, впрочем, существует и в наших реалиях там, где есть несколько цен на товар, директивно устанавливаемых заботливым государством. Помните, откуда у нас в стране брался дефицит «Нафтогаза»? Из разных цен на газ, при продаже населению топливо дотировалось. Как оказалось, дотациями пользовалось не только и не столько население.

Аналогичным образом в блаженные времена стабильности ДТЭК Ахметова продавал ГП «Энергорынок» электричество со своих тепловых электростанций с конской наценкой, а «Метинвест» того же Ахметова покупал электричество ядерных электростанций (в разы дешевле тепловой генерации) у государства практически по себестоимости, поскольку делал закупки напрямую у «Энергоатома».

Пункт 7. Контрабанда

Ну, тут тоже понятно. Схемы с реализацией конфиската, легализация контрабанды через официальную распродажу конфиската ниже рыночных цен, нырки в духе Курченко под акциз. Но есть и интересные вещи. Сигаретный Патриарх явно был бы доволен. Интересно, куда смотрело 6-е отделение секретного отдела ОГПУ, работавшее по православным священникам? Думается, что себе в карман, потому как у чекистов вопросов к православным бизнесменам нет уже лет сто.

«У нас каждый год из Архангельска через Ледовитый океан отправляется специальная экспедиция через Карское море для снабжения товарами Сибири. Для этой Карской экспедиции без таможенных пошлин привозятся из Англии некоторые импортные товары (целевой импорт). Так вот, священники православной церкви учредили артель, которая называется "Масловоск". Эта артель имеет целью, во-первых, снабжение богомольного населения церковными свечами, а во-вторых, вообще коммерческие операции доходного характера. В настоящее время существует большой голод на квебраховый дубильный экстракт, который привозится из Канады и необходим для выделки кож. Он дорог, его ввозят мало, имея в виду, конечно, государственные кожевенные заводы. И вот артель священников "Масловоск" купила у Архангельского губторга из бронированного беспошлинного фонда (целевого импорта) 900 пудов квебрахового экстракта. Это для квебрахового экстракта очень большое количество».

Пункт 8. Государственный денежный кредит

В этом пункте у большевика бомбило из-за того, что социалистическое государство кредитует частный капитал. Но, опять-таки, бывали и интересные случаи.

Так была весёлая история о том, как на льготных кредитах грузин Кебадзе, будучи контрагентом грузинского Курупра (орган Наркомздрава, ведающий боржомом), под залог выданному ему бесплатно товарного кредита (в виде того самого боржома) создал целую сеть реализации боржома по всему Союзу. Человек уже открывал представительства в США и дарил вагон боржома Форду, но тут начались проверки. То есть госпредприятие даёт человеку товар в кредит под реализацию, а он под залог этого товара берёт ещё льготных кредитов в нескольких государственных банках, пользуясь тем, что он вроде как работник госпредприятия.

Или вот ещё схема.

«Химический завод "Калорифер" (частный), якобы выпускающий перетопленное сало, хочет кредитоваться в Госбанке. Госбанк поручает своему агенту посмотреть завод. Завод оказывается "работающим на полном ходу" и получает кредит в Госбанке. Оказывается впоследствии, что этот выпуск сала был единственным в практике этого завода за весь год, его выпустили исключительно для агента Госбанка. Это дело слушалось в Московском губернском суде в 1926 г.»

Или вот ещё история практически из 1990-х.

«…как частному предпринимателю Петрице и его компаньону Инглинку удалось получить даже не кредит, а гарантийное письмо Госбанка, и что из этого вышло. Они сняли с этого гарантийного письма заверенные копии и разослали заграничным фирмам и советским учреждениям. Эффект получился полный. Они успешно завязали переговоры с заграничным фирмами "Алямерико" и др., с европейским лесным концерном, даже с Нобелем, получили из-за границы заказ на 50 тыс. шпал, получили в аренду Нижегородский лесопильный завод в Майкопе, до революции оценивавшийся в миллион рублей, почти успели получить паркетный завод в Батуме, бывший де-Гай, фабрику гнутой мебели в Майкопе "Майбук" и т. д. — когда вдруг попались на неаккуратно данной взятке в 100 тыс. рублей и были арестованы».

То есть, получив гарантийное письмо от государственного банка, ребята под прикрытием этого письма берут в аренду несколько государственных заводов, чтобы использовать их по описанным выше схемам, попутно раздавая взятки. Кто сказал «залоговые аукционы»?

Пункт 9. Государственные займы

Почти весь этот пункт — это опять плач Ярославны о том, что капиталисты скупают выгодные займы большевиков и на них наживаются. Но опять-таки есть интересные случаи. Арбузов и фонд Franklin Templeton Investments плачут кровавыми слезами над государственным идиотизмом столетней давности.

«С начала 1925 г., по мысли тогдашнего наркома финансов т. Сокольникова, решено было перейти к системе добровольного вовлечения частного капитала в государственные займы. Для этого отменена была принудительность займов, разрешено было продавать кому угодно уже полученные билеты займов. Выгодность займов для желающих купить их была очень значительно повышена. В момент выпуска новых займов выгодность их делалась ещё больше разными дополнительными мерами государственных финансовых органов и при некоторых займах доходила до 10% в месяц (например, при подписке на 2-й крестьянский заем). Введена была практика, при которой капиталисту под покупаемый им билет займа выдавалась государственная ссуда в 70 % цены билета, так что капиталист из своих средств должен был затратить только 30 % (а считался собственником целого билета и получал доход за целый билет). Наконец, чтобы доказать капиталистам, каким выгодным делом является обладание билетами государственных займов, органы Наркомфина стали усиленно скупать билеты прежних, до 1925 г., принудительных займов, затрачивая государственные средства, чтобы поднять их цену. Тем самым давалась возможность их владельцам сбыть их с рук и кое-что нажить сравнительно с той ценой, какую они имели до этой операции Наркомфина».

Пункт 10. Валютные операции

Тут всё знакомо. Все недостатки фиксированных курсов.

«Известное "даёшь — берёшь" заполняло в те годы так называемые "чёрные биржи" крупных городов в разных частях страны. Валютные спекулянты тщательно учитывали разницу фактических курсов советского рубля в разных частях страны и совершали переводы больших его партий из Москвы в Туркестан и т. п., используя для таких поручений, в частности, наш Госбанк».

Ну и продажа по дешёвке долларов золота кому надо, от эффективного государственного министра финансов из прошлого пункта.

«Под "валютной интервенцией" в данном случае мы имеем в виду продажу золота (и равной золоту иностранной валюты), производившуюся органами государства частным капиталистам. Целью её было усиленным предложением золота и иностранной валюты на "вольном рынке" уронить там их цену и этим изменить значительно соотношение курсов в пользу нашего червонца. Оказалось, однако, как и надо было ожидать, что покупательная сила червонца определяется более глубокими причинами, чем искусственные манипуляции на частнокапиталистическом рынке с суммами, которые сами по себе велики, но не имеют значения в сравнении с объёмом основных народнохозяйственных процессов».

Пункт 11. Уклонение от налогов

Тема более чем актуальная. У нас налоговая нагрузка на предприятия олигархов минимальная по сравнению с нагрузкой на всю остальную страну.

Пункт 12. Лжекооперативы

«Мальчик 14 лет, по имени Лёва Брегин, в Ленинграде организовал промысловую "Детскую артель имени т. Ленина". Ввиду этого он получил, во-первых, для поддержки доброго начинания от Наркомфина 8 тыс. руб. Как же не дать? Детская артель, ребята переходят к полезному труду, да ещё артель носит имя Ленина. От НКПС он получил, далее, для надобностей артели бесплатные проездные билеты со скоростью, мягкостью и т. д. в счёт нормы НКПС. От Ленинградского совета раб. и кр. депутатов он получил затем 200 пудов разного старого обмундирования на приступ к делу. И на всё это Лёва Брегин открыл кинематограф. Оказалось, что в этой артели, кроме Лёвы Брегина, никого вообще не было».

Сюда можно вписывать все эти истории с разработками отечественных «уникальных систем, не уступающих зарубежным аналогам или вообще не имеющих аналогов», силами всяких шарлатанов. В этой категории лучше всех представлена Россия — тут тебе и Петрикгейт, и Болгенос, и всякие торсионные генераторы, и внедрение на предприятия сайентологии. И все требуют от государства инвестиций.

В этот же пункт можно вписать всех распильщиков государственных грантов и помощи для переселенцев.

Как видите, список внушительный и многие примеры даже не надо объяснять, настолько они актуальны для наших реалий.

Какие два вывода мы можем сделать из анализа этой книги?

Вывод первый очевидный — схемы организации потоков в частно-государственных структурах века. Все эти схемы выстраиваются в любых условиях при наличии ресурсов, которыми абстрактным чиновникам необходимо управлять. Чем более сильные механизмы контроля существуют в государстве, тем больше вероятность, что возникнет спайка представителей частного капитала и представителей государственных управленцев (или контролирующих их органов). Победить все эти схемы (а точнее загнать их в совсем уж кромешную тень) Совку удалось лишь при помощи кровавейших репрессий и полного запрета на частную торговлю и запрета частному капиталу владеть средствами производства. И сразу после этого запрета пришлось создавать ту самую ОБХСС, просто теперь любая операция с государственным капиталом, осуществлённая частником, являлась нелегальной. Эти запреты фактически гарантировали проигрыш СССР в гонке с капиталистическим миром, пусть и спустя десятилетия.

Ларин-Лурье, кстати, — тесть того самого Бухарина, отлично понимал, что схемы гораздо более живучи, чем персоналии. Он и прочие большевики зрили в корень и решили этот корень вырубить вместе со всем деревом и суком, на котором они сидели лично.

Повторить подобные действия в начале XXI века в центре Европы даже теоретически невозможно, не хватит ресурсов, да и зачем это делать? Чтобы рухнуть спустя десяток лет? Нам нужно идти в обратную сторону — в сторону либерализации рынка и уменьшения доли государства в экономике, до уровня, который ещё худо-бедно можно контролировать. Устранение любых персоналий ничего не даст. Совок перепробовал и репрессии, и люстрации, и расстрелы, и ограничения, и административное давление, и террор, но не мог одолеть спайку частных и чиновничьих интересов. Проблему нужно было решать кардинально и в Советах просто запретили всю торговлю вообще.

Второй вывод весьма неочевиден. Многие удивляются, как это вчерашние комсомольцы Ходорковский и Тигипко, «красные директора» Кучма и Богуслаев, управленцы Черномырдин и Вяхирев, дети видных партработников Усманов и Гайдар сразу после развала Совка оказались миллионерами и миллиардерами.

Ответ очень прост — это простому народу в СССР рассказывали, что добро в Стране Советов народное. А совковая чиновнота среднего уровня знала, что всё добро в Совке — их собственное, но лишь до отставки. Наблюдая за разложением Союза в начале 1980-х, чиновнота видела свою стратегическую задачу в том, чтобы трансформировать Совок до того состояния, когда появится возможность владеть государственной собственностью после отставки или формировать из неё потоки в свой личный частный бизнес, который можно передать своим детям. Трансформировать ровно до этого пункта и не дальше. Дальше им уже не надо.

Оглянитесь вокруг и посмотрите в книгу Ларина-Лурье. Советский Союз не распался. Он был трансформирован средней советской чиновнотой ровно до того уровня, который был нужен им и который был им понятен. До уровня НЭПа, с соответствующим отношением органов и населения к «проклятым торгашам». К чиновноте ещё примазались советские цеховики и криминал, и потому рядом с Кучмой стал Ахметов, а наша страна всё же выглядит не так, как виделось чиновникам.

И сделано всё это было как раз людьми, которые знали, как организовываются перетоки финансов из государственных карманов в частные, потому что книга «О частном капитале в СССР» входила в обязательную программу для каждого крупного партийца. И книжку эту читали дети советских партийцев дома как увлекательное приключенческое чтиво. Как писал Суворов-Резун, формирование «криминального мышления» с младых ногтей.

Потому у нас нет рыночной экономики в Украине, у нас есть лишь «Частный капитал в СССР», поскольку украинскую политэкономическую систему создавала советская чиновнота по схемам организации частного капитала в том самом СССР. Всё сделано по сценарию Ларина, пусть и спустя десятилетия.

И Советский Союз будет существовать и будет себя воспроизводить ровно до того момента, как объём доступной для управления государственной собственности будет достаточен для нивелирования рыночных механизмов при неразвитом гражданском обществе. Какие бы при этом механизмы контроля вы не прикрутили к управлению госсобственностью, вам не переплюнуть большевиков и чекистов.

Приватизация должна быть проведена.

Это нужно в первую очередь нам. А пока мы существуем в системе, которая построена советскими чиновниками, выгодна советским чиновникам (и примазавшимся) и их наследникам, потому что Совок был деконструирован ровно до того уровня, который нужен был советским чиновникам.

Хватит стоять враскоряку.

Советский Союз должен быть разрушен окончательно. Время пришло.

НЭП не может продолжаться вечно, в нём нет смысла, он выполнил задачу появления колбасы в вашем холодильнике и появления первичного капитала у чиновника. Он будет или свёрнут чекистами, как в России Путина и СССР Ленина-Сталина, или победит советского чиновника и советского человека в каждом из нас.

Выбирать нам.

Дмитрий Подтуркин

Антон Швец

''отсканируй
и помоги редакции