Перейти к основному содержанию

Доброе утро, Вьетнам! Июль

Обострения на Востоке происходят со стабильностью метронома: вот только что казалось, что всё идет к спаду количества обстрелов, как ситуация снова взрывается.

Обострения на Востоке происходят со стабильностью метронома: вот только что казалось, что всё идет к спаду количества обстрелов, как ситуация снова взрывается. Противник продолжает раскачивать ситуацию в надежде на две вещи – что где-то станет возможно прорваться, нащупав слабое место в линии опорных пунктов, и что выйдет сорвать «режим прекращения огня», обвинив в этом украинскую сторону. Параллельно максимально выжимаются все плюсы для спонсоров гибридной армии от усталости после боевых действий, которые продолжаются уже полтора года, – финансовых трат на восстановление инфраструктуры, людских потерь и внутренней социальной напряженности внутри Украины. Кроме того, это один из путей поддерживания политической нестабильности: выдвигаешь всё новые требования на переговорах, усиливаешь обстрелы, наращиваешь бюджет пропагандистов, которые требуют сорвать переговоры в Минске и пойти на Ростов. Рано или поздно эта ситуация может рвануть, ведь нельзя бесконечно стоять на блокпостах, получать мины и входящие РСЗО, а взамен слышать о том, что необходимо придерживаться соглашений и визуально наблюдать. Это чревато и для армии, и для настроений внутри страны – всё более популярной становится мысль, что можно поменять руководство и начать успешную реконкисту, что нам мешают политические моменты или личные качества элиты. Хотя все, кто в курсе ситуации, знают, что уже с момента боёв под Дебальцево разрешение на открытие огня отдаётся в самые сжатые сроки, а проблемы с ответом могут быть только в районе Донецка или Горловки, где у нас с обеих сторон – плотная застройка.

По факту же люди должны понимать, что никакие слабости управления, ошибки военного руководства или условное предательство не мешали нам в прошлом году успешно наступать, освободить две трети оккупированной территории и нанести ощутимые поражения боевикам в районе Лисичанска, Луганска, Мариуполя и Славянска. Так же, как увеличение бюджета в разы, рост численности войск в зоне АТО или стойкость солдат ВСУ не помогли отразить подготовленную атаку гибридной армии в районе Дебальцево или лобовые штурмы ДАП. Военные действия – это экономика и логистика, практически, ничего больше. Насколько бы не были мотивированны части у противника, но 20 тонн снарядов на подразделение, два десятка вылетов авиации или изоляция поля боя решают все вопросы с моралью, стойкостью на линии обороны или тактической составляющей почти любого сражения. Вы можете заставить врага выполнять локальные задачи более дорогими методами, затягивать время, нести большие потери или искать нетривиальные способы, чтобы вскрыть инженерную полосу, но стратегически всё решают подготовка, мобилизационные возможности, военное производство и финансы. Даже в лучшие времена для ВСУ возможности РФ и Украины были несопоставимы. Сейчас, когда мы не производим почти всю номенклатуру снарядов, авиации, запчастей, сменных стволов, двигателей, ПВО, даже боеприпасов к стрелковому оружию, а национальная валюта превращает наш немалый в масштабах независимости оборонный бюджет всего в два миллиарда долларов, ввязываться в полномасштабный конфликт – преступление против интересов страны. Любой, кто говорит громкие слова о быстром решении проблем на фронте, делал бы то же самое, производя и ремонтируя два десятка бронемашин в месяц, ожидая помощи, нажимая на доступные дипломатические кнопки и затягивая время.

Ситуация изменилась тогда, когда РФ прямо вмешалась в войну не задействованием подразделений ССО, а поставкой сотен БТТ и трансграничными ударами – в сжатые сроки нужно было менять тактику и стратегию противостояния. Кавалерийские наскоки сводными ротными группами сменили линии ВОП, с бетонными укрытиями и капонирами, а стратегию расчленения попытки блокады территории и маневренной обороны. Все, кто требует объявить всеобщую мобилизацию, ввести военное положение и перевести промышленность на рельсы войны – мотивируя это тем, что Россия под санкциями не будет втягиваться в конфликт с десятками тысяч жертв, – должны задать себе только один вопрос: а что, если будет? Что мы станем делать, если РФ ввяжется в полномасштабный конфликт? Опять поставим детей на заводы за пайку хлеба, мужчин отправим в леса, а сами – в эмиграцию, как правительство УНР, писать в Париже об Украине, которую мы потеряли? Спасибо, но, может, лучше ещё постоим на блокпостах? Израиль так живет почти 50 лет, на границе Пакистана и Индии каждую весну вспыхивают артиллерийские дуэли, которыми прикрывают проход боевиков в «зелёнку» Кашмира, у Египта поражают ракетами корабли и регулярно взрывают патрули исламисты. Мы не одни имеем агрессивных соседей или проблемы внутри страны – нужно сосредоточиться на реформах, модернизации, работать с личным составом, помогать уставшим и потерявшим веру товарищам, только тогда есть все шансы добежать этот марафон до конца.

Тенденции прошедшего периода во всех секторах – минная война определенно нарастает, попытки прикрыть вхождение диверсионных групп в ближний тыл огневым воздействием активизируются, входящие крупным калибром и РСЗО фиксируются в центральных полосах «подковы», на флангах провокации идут на убыль. Боевикам по-прежнему нужно решить три задачи: нанесения ущерба для экономики Украины и морального состояния ВСУ в районе Счастья, Авдеевки и Курахово, отодвигание позиций регулярной армии от Донецка и попытки глубокой операции на Волноваху в той или иной форме. Никакого перемирия не настанет, пока Луганск и Донецк будут находиться в зоне действия миномётов с цепочки ВОП – либо территории интегрируют, либо будет ещё одно наступление боевиков (они просто банально не выживут в подобном формате). Этой логике подвержено большинство обострений ситуации на всех направлениях: противник ведёт «беспокоящий» огонь и разведку боем, разворачивает диверсионную войну вокруг опорных пунктов – с прицелом на выполнение именно этих своих стратегических задач.

В секторе «А» зафиксировано два столкновения на Бахмутке – ближний бой и отход под прикрытием миномётного обстрела. Гибридная армия работает по Крымскому. Здесь – комбинация из ДШК, АГС и СПГ-9, «каша» стрелкового огня с позиций сепаратистов вдоль Сокольников (у нас там погиб боец с 17-го на 18-е число). Минная ловушка на бойцов 128-й бригады на стыке границы и нулевых блоков уже широко обсуждалась как в социальных сетях, так и в СМИ (5 убитых, были раненные). Станица Луганская постоянно пребывает под огнём. Почти каждую ночь там, в основном, работают миномёты и ЗУ 23-2, ведётся перестрелка со стороны памятника князю Игорю и реки, есть убитый 23-го июля в результате попадания по БТР. Счастье принимает мины в районе моста, со стороны Веселой Горы, от кочевых групп из «зелёнки». В секторе сбиты два беспилотных аппарата врага, в районе Трёхизбенки отмечена детонация и возгорание на огневой позиции ЛНР, с которой вёлся обстрел. Проблема в направлении Луганска на сегодня – диверсионные действия. Засада на 128-ю 15 июля – это 9-й или 10-й случай срабатывания фугасов и минных ловушек в регионе, но перекрыть заболоченную местность с обилием «зелёнки» вблизи поймы реки – достаточно тяжело.

В районе Донецка и Горловки – «рубка» при помощи танков, бортового вооружения бронемашин, оружия крупного калибра и ракетных установок. Довольно внушительное обострение было во время кризиса в Мукачево, часто банальная «дуэль» с применением миномётов или стрелкового оружия перерастает в ожесточённые обмены ударами артиллерией, продолжаются взаимные обвинения обеих сторон в умышленном таргетировании своих территорий и застройки. Мы не будем комментировать эти слухи. Здесь нужно смотреть по каждой конкретной ситуации, а информации, чаще всего, критично мало. Особенно, на фоне более четырёх десятков обстрелов в сутки в двух центральных секторах. Гаубицы, САУ, 120-мм миномёты – здесь как будто не слышали ни о каком Минске и о попытках договориться. Даже странно пытаться вести учёт по числам. Каждый день и в треугольнике в районе Авдеевки, и в районе фаса под Марьинкой, и со стороны Горловки в населённый пункт Новгородское, и по линии ОП прилетают крупнокалиберные снаряды и мины. Диверсионные группы боевиков пытались обойти район Песок и проникнуть вглубь расположения в Опытном. Обе попытки пресечены с боем. По Водяному и опытному 21-22-го числа били танки сепаратистов почти на пределе дистанции; вероятно, подсвечивались огневые точки для кочующих групп и артиллерии, их отход прикрывался 122-мм орудиями. По всему центру «подковы» – регулярные атаки с применением тяжёлого стрелкового и автоматического оружия, есть случаи активности снайперов, с наступлением темноты включаются миномёты и ствольная артиллерия.

На Артемовском направлении и в секторе «М» – спорадические стычки, та же разведка боем, «беспокоящий» огонь. Достаточно часто в сводках мелькали Светлодарск, Луганское и Санжаровка, на юге поражались огнем Гранитное, Тельманово, Чермалык и цепь опорных пунктов за Кальмиусом. В основном здесь сейчас «говорят» миномёты, СПГ, АГС и ПТУР, тяжёлое оружие применялось считанные разы, чаще – после наступления темноты и короткими огневыми налётами. Несмотря на риторику, что всё вооружение отведено на дистанции, закреплённые в Минске, а режим прекращения огня в целом соблюдается, от 20-ти до 70-ти эпизодов обстрелов каждый день – это немало. Потери в целом в районе озвучивают по официальным каналам. Были дни, когда не указывали раненных или происходила путаница, но суточные не превышают одного «двухсотого» и до пяти санитарных, исключая крупные происшествия, вроде засады на 128-ю.

Военное строительство продолжается: на сайте государственных закупок мелькают весьма интересные цифры и контракты. Например, продление срока службы и ТО управляемых ракет Х-29 на 12 млн гривен – долгожданное ВТО для нашей авиации. Наконец-то пошёл в серию ББМ «Казак» – до конца года планируют поставить в строй ещё около 30 машин. Не за горами – внушительная передача техники в следующем месяце (десятки единиц, включая танки и артиллерию). В Яворове идут крупные командно-штабные учения. Их цель –оборонительная операция и последующая «зачистка». Национальную гвардию натаскивают на операции в застройке. Идёт большая работа по концепции восстановления боеспособности флота. В штабе ВМФ ходят слухи о передаче двух судов и старте программы производства как катеров «Гюрза М», так и судов класса корвет. Марафон продолжается, и впереди ещё – очень долгий кровавый забег. Очень важно понимать это, а также то, куда мы идём. Украине нужна эта пауза и нужно время. Берегите себя, оставайтесь на связи и оставайтесь живыми. Мы победим.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...