Перейти к основному содержанию

Война ближе, чем вы думаете. Часть 2

Учиться жить заново. Продолжение серии статей о семьях погибших защитников Украины.

Они не состарятся, как стали старыми мы,
Не тронет их время — ему неподвластны они.
На солнца закате и утром туманным
Их будем помнить мы!

Лоуренс Биньон. «Павшим»

Мы продолжаем рассказ о том, как заново учатся жить семьи наших погибших защитников, и каких усилий стоит им принять жестокую действительность.

Помните, расшаривая этот текст, вы напоминаете нашим согражданам, что война у нас не показушная, бутафорская и не способ заработка денег. Вы показываете, что война у нас вполне реальная, даже если люди стараются её не замечать. И что ещё важнее – вы чтите таким образом память всех героев, что своими жертвами не дали России убить нашу страну.

Часть 2. «Теперь я плачу только по ночам» – Светлана Фёдоровна Ковшарь

Что такое общаться с матерью погибшего на войне сына? Готовы ли вы к этому?

Я, например, оказался не готов. Это действительно очень тяжело – слушать рассказ женщины, которая до сих пор не может говорить о сыне в прошедшем времени, которая начинает рыдать, потом сразу же начинает улыбаться, вспоминая что-то хорошее о своём дорогом мальчике, а после этого – опять вытирать слезы.

Трудно и больно слушать, но это надо делать, и надо сохранять эту горькую, но в то же время светлую память.

Мне особенно было тяжко, так как Дима родился в семье Светланы и Сергея Ковшарь в 1993 году – мой ровесник. А в детстве родители отдали Диму на бальные танцы, которыми занимался и я. И вот эта личная проекция на другую историю заставила меня прочувствовать семейную трагедию ещё глубже.

Эту историю нельзя назвать историей с хорошим концом, конечно же, но Светлана и Сергей Ковшарь стали для меня не меньшими героями, чем их сын. Они совершили свой подвиг и положили начало новой истории.

Сын

"

Из целого часа общения со Светланой Федоровной она почти всё время говорила о сыне.

О его детстве – как рос, ходил на танцы ради мамы, но при этом любил охоту и экстрим. Что отлично стрелял. Что папа, работающий в полиции, хотел видеть сына рядом с собой на службе.

Говорила о службе и мотивации. Говорила о девушке и планах на создание семьи.

Это сейчас стало историей, но ещё пару лет назад это всё было одним целым маленьким миром в посёлке Шевченково Харьковской области. Миром, который уничтожила война, развязанная Россией.

Собственно, в армию Дима пошёл ещё до войны. Сразу же, как только достиг совершеннолетия, он вместо учебы поехал в Кропивницкий, где прошёл трёхмесячный курс в учебке. После – контракт о прохождении службы в 3-м отдельном полке специального назначения.

Спецназовец.

Первое боевое крещение солдат Ковшарь с позывным Ирокез (у него была такая прическа) прошёл в июне 2014 года. Тогда его группа 3-го полка работала в районе Бахмута. Диме и его побратимам было поручено вывезти раненого в ногу командира базы танкового хранения.

Август – Саур-Могила, высота, ставшая памятником героизму наших бойцов. Там, на этой высотке, Дима получает ранение в ногу, далее – госпиталь.

Ох, как Светлана Федоровна описывала это ранение… С какой болью она вспоминала, как её родную плоть и кровь изранило российским оружием. Плакала и гладила невидимую ногу.

Из харьковского госпиталя выписался и дальше лежал дома. В это время ему сообщили, что ребята из Кропивницкого попали в окружение. Дима, не до конца поправившийся, рвался к своим, пока ему не позвонили и не успокоили, что все вышли.

Едва оправившись после ранения, Ирокез уехал назад в Кропивницкий.

Светлана Федоровна вспоминает его мотивацию. Диму спрашивали, пошёл ли он на войну, если б не был контрактником?

«Если бы пошёл учиться на дневное, но началась война, я бы точно так же сделал – ушёл воевать», – вспоминает Светлана Федоровна слова сына.

В октябре 2014 года у Димы заканчивается контракт. Сложное время было. Помните, тогда никого не отпускали из армии до особого распоряжения. И поэтому спецназовца Ирокеза переводят в 310-й отдельный инженерно-технический батальон в Новоайдар Луганской области водителем экскаватора, потом – санитарным инструктором батальона.

4 июля 2015 года Дима погиб возле 29-го блокпоста на трассе Бахмутка вблизи посёлка Донецкий. Это случилось, выражаясь сухим канцелярским языком, во время проведения планового наращивания минно-взрывных заграждений – подрыв на мине.

Как это произошло.

В «зелёнке» работали сапёры 703-го инженерно-сапёрного полка Дмитрий Демковский и Роман Цап. Раздался взрыв. Дмитрий Демковский погиб сразу. Роман звал на помощь. Ирокез и ещё два бойца побежали на подмогу. Дима как опытный санинструктор сделал всё необходимое для того, чтобы Роман остался жив.

Время шло, состояние раненого резко ухудшалось и ребята начали пробираться сами, без проводника. Случайно кто-то из них, наверное, зацепил взрывное устройство и прогремел новый взрыв, который унёс жизнь троих бойцов, в том числе и Ирокеза.

В тот день Украина потеряла пять своих сыновей:
– Цап Роман Петрович, солдат
– Романов Артём Геннадиевич (Немец), солдат;
– Ковшарь Дмитрий Сергеевич (Ирокез), солдат;
– Смоляр Иван Дмитриевич (Дядя Ваня), младший сержант;
– Демковский Дмитрий Михайлович, сержант.

Без сына

То, как Светлана Федоровна описывала момент, как привезли тело Димы домой, как проходили похороны и как с ним попрощались, я, признаюсь, не могу написать. Было очень тяжело это слушать, и голова слабо запоминала. Запомнил одно – хоронили почти всем посёлком, люди на руках несли и растянулась большая очередь. Детали можно было бы вспомнить, прослушав запись на диктофоне телефона, но, простите, не могу себя заставить. Тяжело.

В любом случае мать, отец и невеста, которой Дима хотел сделать предложение, остались без родного человека.

И вот за это я ненавижу и презираю Россию. Она и её граждане, особенно те, которые индифферентно относятся к преступлению своей страны, убивают не только наших бойцов. Они разрушают целый мир, который годами выстраивался вокруг человека. Погиб Дима, а зацепило семью.

Светлана и Сергей Ковшарь вместе с Димой потеряли и часть себя, потеряли надежду на будущее, надежду на свадьбу сына, появление внуков… И, как говорит Светлана Федоровна, «мы думали, что теперь нас никто не похоронит».

Вечный траур – вот то состояние, которое мрачной тенью накрыло Светлану Федоровну и её мужа. Она говорит, что каждый день плакала и не могла понять – как это жить без самого лучшего, самого любимого и ненаглядного сына. Почему его нет рядом.

Плюс ещё одним ударом стал вандализм. Какие-то ублюдки сорвали ночью Государственный флаг Украины, который сейчас установлен у могилы нашего бойца.

Жить так было нельзя. Этот скорбный путь вёл только к одному – к самоуничтожению.

И поэтому семья решилась в буквальном смысле на подвиг.

Потеряв одну жизнь, она решила дать шанс сразу двум – усыновила мальчика Сашу, которому сейчас 7 лет, и его сестру Эльвиру – 3 года.

Родная мама этих деток, 1991 года рождения, умерла и дети остались сиротами. Эльвира тогда была совсем маленькая и маму не помнит, а Саша – да.

Дети жили не очень хорошо, и мальчик пережил определённый стресс, поэтому он слабо общался и плохо реагировал на окружение. Более того, Светлана Федоровна говорит, что Саша никогда не видел магазина, и в самый первый раз, когда новые родители везли деток домой оттуда, откуда они их забрали, мальчик очень растерялся и сразу начал просить купить ему что-нибудь вкусненького. Купленные киндеры дети домой не довезли, съели сразу же.

Только после адаптации через пару месяцев Саша стал нормально разговаривать, вспомнил имя родной мамы и сказал, что назад он не хочет.

Светлана Ковшарь говорит, что у детей банально не было представления о понятиях «семья», «уют», «забота». И теперь они её получили.

"

Саша скоро пойдёт в школу, но уже хочет работать в полиции, как новый папа, а Эльвира, по словам новой мамы – это новый Димка, – такая же бесстрашная и экстремальная. И да, дети знают, что у них есть брат Дмитрий.

Два года Светлана Федоровна не слышала слово «мама», и для неё было шоком в один день услышать это слово по отношению к ней от двух деток. И вот теперь она слышит это снова и часто.

Забота о детях отвлекает, и теперь мама Димы плачет не каждый день, а только по ночам…

Когда мы говорили, что они с мужем совершили дважды подвиг – вырастили сына и усыновили двоих, она опять заплакала….

После общения мы поехали на кладбище – проведать Ирокеза. Ехали мы через центральный парк посёлка, Парк имени Дмитрия Сергеевича Ковшаря.

А у Димы хорошо. Над ним гордо развивается наш Флаг, который действительно стал священным.

"

А ещё вы увидите его улыбающимся.

"

Прощаясь, Светлана Федоровна сказала одну важную фразу:

«Все говорят: ˝Кому нужна эта война˝, – но ведь наши дети уже умерли». Я позволю себе продолжить, что вот поэтому мы никогда не должны сдаваться – ради памяти тех, кто уже отдал самое ценное.

Послесловие

В августе мы с женой были проездом в Киеве и пошли к Михайловскому собору почтить память бойцов у стены памяти. Я долго пытался найти Диму среди этих сотен фотографий. Мы так и не нашли и сели на скамейку просто посидеть. Уходя, я в последний раз бросил взгляд на стену и вскрикнул от удивления. Фото Ирокеза было прямо напротив моих глаз. Вот так.

Общались со Светланой Федоровной мы в июле, но эта статья выйдет именно сегодня, 12 октября 2018 года.

Пожалуйста, поздравьте нашего рыцаря ордена «За мужество» ІІІ степени с днем рождения.

Кто верующий – помолитесь, кто нет – просто посмотрите на фото. Сегодня Диме могло бы исполниться 25 лет. Семья собралась бы за большим столом, а потом Дима ломал бы голову, как вклеить вторую фотографию в паспорт.

Но нет. Война забрала его и оставила незаживающий шрам в душе семьи. Эти люди будут жить войной всю оставшуюся жизнь, но зато у Димы есть теперь брат и сестра, которые сохранят о нём память.

"
Ковшар Дмитро Сергійович

(12 жовтня 1993 року, смт. Шевченкове, Харківська область – 4 липня 2015 року, смт. Донецький, Луганська область)

Война ближе, чем вы думаете

О людях, которые живут войной больше всех.
''отсканируй
и помоги редакции

'''