Перейти к основному содержанию

Кандидаты п… «ю», «в» и другие буквы алфавита

Выборы всё ближе, и разбираться в буквах кандидатского алфавита нужно с умом. Дальше тему подхватит и раскроет Павел Космачевский.

Выборы — довольно абсурдная штука. Демократическая процедура, при помощи которой мы выбираем политиков, которые будут осуществлять над нами власть. Звучит недостаточно абсурдно, правда? Но если вспомнить, что один из главных лозунгов демократии — это ограничение (а в идеале и полное уничтожение) привилегий, а политика — это борьба именно за привилегии… В общем, надо разграничить демократию и политику.

"

Демократия — это то, что осуществляем «мы». И в наших интересах — чтобы никто не имел привилегий. То есть демократия — это то средство, при помощи которого мы контролируем действия властей; ограничиваем привилегии лиц, властью обладающих; наконец, ограничиваем их власть над нами.

Политика — это то, что осуществляют «они»: люди, властью обладающие и к власти стремящиеся. В своей борьбе за власть, за доступ к привилегиям «они» используют нас и используют демократические процедуры.

Здесь сделаю одно «лирическое отступление» (хоть многие и воспримут это как атаку на одного из кандидатов): если человек идёт в политику и включается в борьбу за пост, дающий властные привилегии — он перестает быть одним из «нас» и автоматически становится одним из «них». Это не вопрос морали или личности, это неизбежный факт. Постановка вопроса просто не может выглядеть как: «Мы устали от грязных, циничных и коррумпированных политиков. Мы приведём во власть человека из народа, который не будет грязным, циничным и коррумпированным и наведёт порядок». Поговорка гласит: «С волками жить — по-волчьи выть». Для того, чтобы выиграть в борьбе за власть с грязными, циничными и коррумпированными политиками, необходимо быть не менее грязным, циничным и коррумпированным, чем они. Некий И. Христос попытался играть по другим правилам, но его распяли.

Возвращаемся к основной теме. Я не буду здесь говорить о тех случаях, когда мы сами включаемся в борьбу за власть: большинство тех, кто будет голосовать на наступающих выборах, доступа к привилегиям, которые даёт пост Президента (и которыми он поделится со своим ближайшим окружением), не получит. Теперь можете спросить: а зачем тогда голосовать?

Ответов несколько.

Первый: необходимо сохранить демократические процедуры. А для того, чтобы их сохранить, надо их использовать. Сохранить их надо для того, чтобы иметь возможность контролировать и ограничивать ту власть, которую получают над нами условные политики. И даже если сейчас эти процедуры не позволяют этого делать в полной мере — они позволят это делать в будущем.

Второй: необходимо выбирать приоритеты, которым будет следовать наша страна в ближайшие несколько лет. В условиях настоящей, сформировавшейся демократии это проще: кандидаты озвучивают свои приоритеты в предвыборной программе. В нашем случае… не хочу употреблять площадную лексику. Но воздайте каждому по делам его. Все (проходные) кандидаты, конечно, заявляют, что армия и независимость Украины для них — главный приоритет. Но словам наших политиков верить нельзя.

Так что давайте «по делам его».

Кандидат говорит о поддержке армии, но при этом за всё время войны не выполнял никаких задач, связанных с обороной? Не работал в штабах, не был на фронте, не работал в оборонной промышленности, не «волонтёрил»? Как думаете, если он все эти пять лет ничего для армии не делал, то начнёт вдруг что-то делать для неё после получения вожделённой булавы?

Кандидат говорит о мире? Что он сделал для него? Сколько пленных вывез из ОРДЛО? Сколько программ помощи беженцам организовал? Сколько усилий приложил для появления на Донбассе миротворческой миссии ООН? Нет такого? Значит, пустые слова. А, предлагает «договариваться»? Это ни о чём. Извините, не удержусь: «договориться» просто — сложно заставить другую сторону выполнять условия договорённости. Допустим, Украина официально уступит России Крым и примет «федеративное» устройство. В обмен на мир и гарантии независимости и территориальной целостности. Но через два года Россия заявит: а давай-ка нам ещё Харьков и Одессу, — что тогда? Прецеденты подобных «договорённостей» уже были — вспомните Чехословакию в 1938-м или договоры индейских племён с правительством США. Мир — это хорошо. Но войну в одностороннем порядке можно закончить только безоговорочной капитуляцией.

Возможно, кого-то безоговорочная капитуляция устроит. Я знаю парочку таких людей (вот ещё одно лирическое отступление). «Ну и ладно, будем в России. Так это хорошо даже, там зарплаты и пенсии достойные». Я не буду давать оценки таким людям. Для многих размер жалования действительно является высшим приоритетом, и это факт, моя моральная оценка факта никак не изменит. Но зато я могу этих людей разочаровать. России здесь не будет. Даже после полной и безоговорочной капитуляции и хлеба с солью.

Есть и примеры, в том числе и достаточно недавние. В XX веке многие правительства обнаружили, что присоединение территорий — неэффективно и невыгодно. На территориях живут люди. На них надо тратиться. Намного выгоднее контролировать только источники доходов, а территории с людьми пусть сами о себе заботятся.

Например, есть такая штука — колтан. Это торговое название колумбита-танталита. Без колтана было бы затруднительно производить и мобильные телефоны, и аккумуляторы для электромобилей, и компьютеры. Сейчас почти половину колтана добывают в Конго и Руанде (в последней — с 2010 года). Но, тем не менее, в 1999 году около одной шестой мирового легального колтана поступало на рынок из Руанды. А килограмм колтана стоил больше 400 долларов. Как же так получилось, что страна, не добывающая колумбит-танталит, обеспечивала около 15% его мировой добычи?

"

На востоке Конго — как раз там, где добывают колтан — живут достаточно много тутси. Также тутси являются «правящей народностью» в Руанде. В конце 1990-х в Конго шла гражданская война, и тутси там находились под угрозой геноцида (помните события в той же Руанде в 1994-м?). Разумеется, правительство Руанды (состоящее из тутси) с готовностью протянуло руку помощи соплеменникам. И в 1997 году в восточных провинциях Конго возникла революционная организация, основу которой составляли те же тутси — Rassemblement Congolais pour la Démocratie (RCD). Достаточно быстро, при негласной поддержке армии Руанды (их-там-не-было), RCD стала контролировать восток Конго, а правительство Руанды — добычу колтана (а также алмазов). Это было прекрасным решением: руандийское руководство получало максимум прибыли от экспорта полезных ископаемых при минимуме расходов. Соцобеспечение, инфраструктура, поддержание порядка (везде, кроме шахт и путей доставки их продукции), здравоохранение и прочее было проблемами RCD. Денег у революционеров, конечно, на всё это не хватало, но правительство Руанды это мало интересовало. В крайнем случае, если не хватало сил RCD, «несуществующие» руандийские солдаты могли подавить беспорядки. Более того, часть — и значительная — дохода от экспорта конголезских минералов шла не в казну Руанды, а… ну, думаю, вы догадались куда.

Это, разумеется, сильно упрощённое изложение.

Но мы сейчас наблюдаем похожую ситуацию совсем рядом. И в подробностях. Россия не стремится присоединять ни «ДНР», ни «ЛНР». Если их присоединить, то придётся платить пенсии, ремонтировать дороги… А доход от донецкого угля не такой уж и большой.

Так что России с российскими пенсиями и зарплатами у нас не будет. Даже при безусловной капитуляции. Будет Конго.

Заметьте, Майдан, по сути, остановил превращение Украины в Конго. Или только приостановил?

Это зависит от нас. От того, как мы будем голосовать. От того, какие приоритеты мы выберем 31 марта.

Только помните: мечты — не приоритеты.

Мечта: хочу зарплату, как в Европе.

Приоритет: экономический рост, который происходит в результате таких и таких действий.

Мечта: пусть просто перестанут стрелять и война закончится.

Приоритет: мир при условии сохранения территориальной целостности Украины, гарантированный наличием у Украины сильной армии, военными союзами и реальными международными обязательствами (Будапештский меморандум не предлагать).

Выбор у нас ограничен. Вряд ли кто-то из кандидатов будет по-настоящему бороться с коррупцией — максимум принимать какие-то совсем неотложные меры под давлением Запада (ну вы же не считаете всерьёз, что российское правительство со всеми его шубохранилищами будет давить на Украину на предмет изничтожения коррупции?). Вряд ли кто-то из кандидатов будет всерьёз заниматься образованием: образовательная реформа — это долго и не приносит быстрых политических дивидендов. Вряд ли от кого-то можно ожидать серьёзных экономических реформ (кроме тех, которые идут на пользу самим кандидатам и их приближённым).

Пока что на повестке дня другие вопросы.

Сохранение Украины как независимого государства.

Сохранение достаточно сильных и эффективных органов государственной власти — для того, чтобы общество могло функционировать, не сваливаясь в анархию.

Предоставление отсрочки, необходимой для появления новых, действительно представляющих наши интересы политических сил. Но эти политические силы должны формировать мы сами. Не прилетит волшебник на голубом вертолёте и не построит у нас Сингапур. Только организовываясь, создавая объединения достаточно сильные для того, чтобы люди, находящиеся у власти, вынуждены были с ними считаться, мы сможем создать демократическое общество и достичь экономического благосостояния.

Политики — не государство. Они не так уж важны — просто буквы в огромном тексте, пусть даже заглавные. Они лишь один из многих факторов, влияющих на государство. Они приходят и уходят. Людовик XIV (якобы) заявлял: «Государство — это я!», — но Людовик умер, а Франция осталась. Остались институты, созданные тысячами и сотнями тысяч безымянных (по большей части) клерков, солдат, ремесленников, нотариусов, крестьян, священников и прочих совершенно обычных людей. Они построили монархию, они совершили Революцию, они создали современное государство всеобщего благосостояния. Так что, государство — это мы. И государство будет таким, каким мы его сделаем.

Но оно (государство) не станет таким, как нам хочется, на следующий день после выборов. Ремонт квартиры может занять месяцы, строительство дома — годы, а государства создаются десятилетиями и столетиями.

Политика — всего лишь борьба за власть и связанные с ней блага и привилегии. Демократия — это контроль над политикой и политиками. И осуществлять этот контроль можем только мы. Правда, для того, чтобы этот контроль получить, придётся долго и упорно бороться. Никто не отдаст его добровольно. И чтобы достигнуть результата, надо начинать с маленького шага. С сознательного голосования.

С сохранения страны, в которой мы можем получить этот контроль.

С получения отсрочки, позволяющей нам стать достаточно сильными для этого контроля (да, эти пять лет с 2014-го мы почти полностью прое***и).

Так что идите и проголосуйте. Сознательно. И ответственно. Потому что после выборов мы получим то правительство, которого заслуживаем.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции