Перейти к основному содержанию

За Лукашенко пришли тени из прошлого

Скелеты кашляют в шкафах
""""

Накануне очередных российско-белорусских переговоров, назначенных на 20 декабря, с публичным заявлением выступил человек, который называет себя соучастником внесудебных расправ над политическими противниками Лукашенко. 

Старожилы ещё помнят времена, когда у Лукашенко были политические противники. И не такие, которые скажут «мы политические противники!», им ответят «а по-моему, вы говно», они сразу же рухнут от потери чувств, их выносят. Нет, реальные политические противники. «С яйцами», как характеризует настоящих политиков сам Лукашенко. Не то чтобы в Беларуси сейчас таких не делают. Может, где-то и делают, но они ржавеют на складах по причине отсутствия условий для жизнедеятельности. 

«Двух королей в этой стране быть не может»

Их не стало не потому, что народной любви и поддержки не хватает ни на кого, кроме Лукашенко. Для него самого народная поддержка осталась «самым светлым воспоминанием», о чём он недавно с ностальгией говорил. Светлым, но всего лишь воспоминанием. Потом он как-то без неё научился обходиться, находя удовольствие в голой власти. В общем, без всякой лишней метафизики, без власти над умами и душами.

Всё очень просто. Бытует легенда, что когда Лукашенко услышал о «короновании» какого-то вора, он сказал: «У нас в стране двух королей быть не может». Автор этих строк сам её слышал от одного «положенца», с которым вместе сидел. Легенда легендой, но «коронованных» воров в девяностые стали тупо отстреливать.

Меряться белорусские политики сегодня могут не рейтингами, а ходками

Рассуждая об этом, тот «положенец» сказал: «Ну ладно там оппозицию, это я понимаю, а нас-то за что? В кашу мы тебе, что ли, на**али? Всем бы хватило». Есть подозрение, да и не просто подозрение, что та же команда, которая занималась отстрелом воров, устранила и политических противников президента. По той же  причине. Он тут царь горы и альфа-самец, остальные все субдоминанты. А кто не понял, тем объяснят и сделают немножечко больно. В особых случаях — мучительно больно. В исключительных — смертельно. 

Исключительных случаев давно не случалось, особые тоже почти сошли на нет. Поэтому сейчас белорусский режим можно называть «кровавым» только в иронических кавычках. Штрафы, административные аресты, изредка уголовные дела. Но это не потому, что он, как Бармалей в животе у крокодила, чудесным образом преобразился.

Просто теперь этого достаточно. Все поняли, в чём заключается общественный договор: ты не лезешь в государственные дела, не твоего это ума дела, а так делай что хочешь. В рамках дозволенного, конечно. Полезешь — пеняй на себя. 


Белорусский политик сегодня — это не самый популярный, скажем так, средней руки блогер, на чью страницу подписано в лучшем случае около 5 тысяч юзеров, а посты зачастую и сотни лайков не собирают. Известный в узких кругах человек неопределённого рода занятий, с длинным шлейфом штрафов, арестов и отсидок. И меряться белорусские политики сегодня могут не рейтингами, их нет, а ходками.

Читайте также:

Александр Верголяс. Ползучий захват: как Россия оккупирует Беларусь

Дмитрий Галко. Казахстан: ограничить себе доступ к информации — задача каждого

В 1999 году еще было не так. В лидерах оппозиции были, например, премьер-министр, министр МВД и  глава ЦИК. Уже бывшие, но совсем ещё свежие бывшие. С ещё не потускневшим ореолом «государственных деятелей», с определённым лоском, со связями в номенклатурных кругах, влиянием в обществе.

В общем, с вполне реальными возможностями бросить вызов президенту, чья власть не была ещё абсолютной (хотя уже почти). Из них троих повезло только бывшему премьер-министру, которого всего лишь посадили. Остальные двое бесследно исчезли. 

Политические убийства «в законе»

Бесследно они исчезли физически. Но политически до сих пор создают проблемы Лукашенко, о чём ниже. Произошло это благодаря тому, что в те годы система силовых органов не была ещё заточена под одного человека, ну и от политических убийств как-то отвыкли, сталинские кадры были уже не при делах. 

А ещё... из-за белорусской тяги к законопослушности. Беларусы известны тем, что будут упорно стоять на красный свет даже перед пустой дорогой. И мусор обязательно до мусорки донесут. Лучше они не сделают даже того, что вроде бы не запрещено, потому что мало ли, вдруг «не положено». Понятно, что убийство — это как-то нехорошо. Обычно даже самые упоротые понимают, что нехорошо.

Как же быть, если очень нужно? Придумали делать так, чтобы выглядело, будто всё по закону. Стрелять не просто из ствола, а из специального «расстрельного» пистолета, который хранится в специальном месте в специальном сейфе и доверен специально обученным людям. Получается, они не «грохнут», а как бы «приведут в исполнение» приговор.


Но, опять же, те, кто это придумал, не учли, что ответственный за пистолет человек может нервничать. Когда поймёт, что выдавал оружие в нарушение секретной инструкции не для того, чтобы из него по банкам на даче стреляли. Несмотря на то, что его сам министр в устной форме просил его выдавать. Так и случилось.

Когда Олег Алкаев, начальник СИЗО № 1, где содержались приговоренные к смертной казни и «приводились в исполнение» приговоры, сопоставил даты выдачи расстрельного пистолета с датами нашумевших исчезновений, он испугался. И бросился за советом к начальнику службы безопасности президента Наумову. Позже Алкаев вспоминал:

— Я сказал Наумову: за спиной президента страшные вещи происходят. Люди не исчезли, они убиты. Если найдут трупы, в них будут пули из расстрельного пистолета, который у меня в сейфе хранится. Кто мне поверит? Как может полковник состязаться  с генералами и прокурорами?

Я мгновенно окажусь в камере, и через полгода меня успешно расстреляют. Сделают так, что сумасшедший полковник по какой-то причине… да никто не будет выяснять причину. Это у нас умеют: ну, с ума сошел человек, перестрелял кучу народа. Очень удобная версия. Это как один из вариантов, для чего брался мой пистолет. 

В общем, дело заверте... И по нему был даже произведен первый арест — на 30 суток предварительно был арестован начальник войсковой части 3214 и командир СОБР Дмитрий Павличенко. По подозрению в том, что он является «организатором и руководителем преступной группы, занимающейся похищением и физическим устранением граждан». 


Так-так, кто тут у нас

Однако это закончилось «чудесным освобождением» через трое суток. Без отмены постановления об аресте и справки об освобождении, подписанной начальником учреждения. Сделано это было по устному распоряжению Лукашенко. Который потом рассказывал, мол, как это так, схватили человека на улице, а он предан делу, страшный враг пятой колонны, и вообще: какие ваши доказательства? А вот у вас тут и тут записи допросов не совпадают. Фальсифицировали дело! Отпускайте его под мое поручительство. А политики эти ваши исчезнувшие просто «заигрались в политику», вот так. 

Павличенко выпустили, а председателя КГБ, который выносил постановление о его аресте, и генпрокурора, который его санкционировал, сняли с должностей. Вообще, это спровоцировало цепочку различных событий, в том числе загадочных смертей, отставок, сенсационных признаний, побегов за границу и т.д. 

«Эти вопросы в компетенции других органов»

Это не вызвало общественно-политической реакции такого масштаба, какой была кампания «Украина без Кучмы», но всё же стало длительным «трендом»: граффити с фамилиями исчезнувших, портреты, пикеты, живые цепочки, статьи. Внутри страны забыть об этом Лукашенко не давали.

Путь на Запад оказался надолго полностью закрыт. И как только ему понадобилось развернуться к Западу, очень деньги были нужны, последовал удар из Кремля. В 2010 году на российском телевидении вышел документальный сериал «Крестный батька», где в том числе подробно рассказывалась история политических убийств в Беларуси.

Оказывается, в Беларуси есть специальные органы, в «компетенцию» которых входят «эти вопросы»

Совпадение или нет, но накануне переговоров России и Беларуси об углублении интеграции вышел фильм на канале самого популярного политического белорусского блогера NEXTA под более незатейливым названием «Лукашенко. Уголовные материалы», где снова рассказали, теперь уже молодой аудитории, как устранялись политические оппоненты Лукашенко.


А 16 декабря российская редакция Deutsche Welle опубликовало информационную бомбу — признание экс-бойца белорусского СОБР Юрия Гаравского в том, что он являлся соучастником громких убийств в 1999 году.

Примечание редактора. Нет, мы не называем авторов агентами Кремля. Просто им крайне вовремя попали именно те данные, которые были выгодны Москве. Шатать Лукашенко именно в том время, когда забуксовала анонсированная интеграция — настоящая информационная война, выгодная разъяренному неудавшемуся партнеру.


Для тех, кто «в теме», в признании Гаравского нет почти ничего нового. И можно было бы отмахнуться от этой сенсации, счесть ее легендой претендента на политическое убежище в одной из европейских стран. Но там есть как минимум одна деталь, которая ранее нигде не фигурировала — отсутствие пальцев на ноге у Виктора Гончара, уже подтверждённое теми, кто его знал.

Одно из двух: либо Гаравский действительно был соучастником убийств, либо с ним поработал хорошо информированный источник.

Совершенно неожиданно подогрел интерес к этой истории и заставил отнестись к ней с большим доверием тот самый Дмитрий Павличенко, в прошлом начальник войсковой части 3214 и командир СОБР. С разницей примерно в десять минут (!) в интервью двум разным белорусским изданиям он дал совершенно разные комментарии о Гаравском.

В первом он заявил, что был такой, здоровый хлопец, взяли его в 1998 году контрактником, но он опозорил честь мундира, занялся вымогательством, прикрываясь милицейской корочкой. На него и в КГБ досье есть. «Человек потерял совесть и ориентиры».

В 1999 году он уже сидел. Странная деталь: Павличенко рассказывает, что после отсидки помогал Гаравскому, причём неоднократно. На работу устроил, отмазал от ответственности за аварию в пьяном виде. С чего бы это, если Гаравский ничего особенного из себя не представлял, да ещё и «опозорил честь мундира» в прошлом? 

Через десять минут в комментарии второму изданию Павличенко внезапно заявляет, что никакого Гаравского не знает. Такой человек под его командованием не служил, все это бред. В ещё одном комментарии тому же изданию на следующий день Павличенко сказал, что, возможно, изначально «перепутал» Гаравского с кем-то другим. А так ни он, ни его друзья никакого Гаравского знать не знают, всё это бред и «утка». 


Не, не помню, не похожи

Вишенкой на торте стало обнаруженное на сайте газеты президентской администрации фото, на котором запечатлены Павличенко и Гаравский. Фото сделано на праздновании 20-летия создания организации ветеранов подразделений специального назначения войск МВД «Честь», которую возглавляет Павличенко. В сюжете Deutsche Welle Гаравский демонстрировал удостоверение члена этой организации. 


А кто, а кто это сделал?

Кроме того, Павличенко очень странно в первом комментарии ответил на вопрос о том, участвовал ли СОБР под его командованием в политических расправах: «Ну, может быть, кто-то там чем-то этим занимался. Мы — спецподразделение спецназначения внутренних войск, эти вот вопросы в компетенции других органов, если они этим занимались». 

Оказывается, в Беларуси есть специальные органы, в «компетенцию» которых входят «эти вопросы». Ну что же... 

Принуждение к интеграции

Олег Алкаев, начальник СИЗО № 1 в 1999 году, писал в своем рапорте, что выдавал «расстрельный» пистолет по распоряжению тогдашнего министра внутренних дел Юрия Сивакова. Сейчас Сиваков называет признания Гаровского об участии в убийствах оппозиционных политиков «вбросом» перед встречей Лукашенко и Путина 20 декабря.


И еще один шлейф из бесславного прошлого

«Я вам скажу, что материал такой добротный, сделанный профессионально, на высоком техническом уровне и, чувствуется, на хорошей такой кухне. Главное — вовремя. Когда у нас там встреча Лукашенко и Путина? 20 декабря? И мне кажется, что это даже не десерт, а только закуска. Должны еще появиться и первое блюдо, и второе, и третье. Про эту кухню можно только догадываться.

Мне кажется, что такие козыри заранее готовятся. Они где-то лежат, ждут момента истины, вбрасывания в общество. Но я хочу сказать, что этот материал, из всех тех, что были раньше, самый профессиональный», — сказал Юрий Сиваков в комментарии изданию «Наша Ніва». 

Другие статьи автора:

Беларусь: независимость Шредингера

Лукашенко с косой против «народных республик»

Не высосанный из пальца, не лживый, не подлый, не низкий, а — добротный, профессиональный, и то ли ещё будет. Подбор таких эпитетов выглядит несколько странно. О какой-нибудь «фальшивке, сделанной в Польше» в Беларуси принято иначе высказываться, без пиетета.

Если уж это «вброс», то выгода от него может быть только понятно кому, значит он «братский» и  придётся терпеть. Да и «братья» же реально не предъявят за политические убийства. Чисто картишки пораскинуть.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

Это не мы сказали о том, что Путин утратил связь с реальностью. Это Ангела Меркель так сказала в связи с последними действиями Путина в Крыму. И не одна она так считает.

О пройденном пути, перспективах и украинско-европейском таможенном союзе рассказывает в своей колонке Андерс Фог Расмуссен, экс-премьер Дании и экс-генсек НАТО.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.