Перейти к основному содержанию

Железная дорога жизни. Золотая акция

Приватизация, прихватизация или государство?

Если хорошенько покопаться в истории, многие ваши проблемы окажутся вовсе не уникальными. Общество в разных странах отличается — вот только люди всегда остаются людьми. А значит, мы способны сделать «Укрзалізницю» если не привлекательной, то хотя бы жизнеспособной. Пусть и по чужому примеру.

Итак, на улице 2021 год, и у нас есть колосс на глиняных ногах. Его руки мускулисты и сильны. Одна незадача: они парализованы.

Нынешняя «УЗ» обладает гигантским потенциалом. Где воруют годами, есть чем поживиться. Но даже этот индикатор государство не желает учитывать. В результате скатывается к покрытию ущерба, регулярно наносимого собственной компании.

Упереться рогом, слепо требуя эффективности частной структуры от государственной дойки на колесах? Это всегда можно. Просто толку ноль. Но мы-то умные! Так и быть, попытаемся ещё и ещё раз. Наверное, пока лоб не посинеет от регулярной попытки протаранить стену. Тогда ненадолго успокоимся и начнём заново.

Я понимаю, что стратегически важное предприятие ни в коем случае нельзя отпускать. Но точно так же знаю, что приватизация пугает лишь одним атрибутом бизнеса.

Это потеря контроля со стороны государства.

Украина в данном случае выглядит как слесарь Костян, вдруг получивший в наследство небольшой завод. Скажем, по производству цемента. Каждый более-менее вдумчивый человек воспримет этот подарок как золотую жилу.

Жаль, что Костян-Украина не умеет управлять предприятием. Он привык ковыряться в механизмах, менять детали, крутить гайки.

Но и расставаться с цементным заводом ему явно не захочется. Не дурак ведь, чтобы добровольно возвращаться к прозябанию без каких-либо серьёзных активов. Тогда активируется привычный для нашей жизни сценарий «пан или пропал».

Сюжет №1. Слесарь управляет заводом, через полгода тот перестаёт толком работать. Спустя год начинаются серьёзные перебои. На второй — банкротство.

Сюжет №2. Мужик проявил смекалочку и наладил поставки, организовал производство и даже укрепил свои позиции. Хороший вариант, если вы задумали снять бразильский сериал. В реальности — одна миллионная процента, что получится именно так.

Простите за такой сюрреалистичный пример. Но в своей жизни уже повидал, как люди умнее меня открывали заводы.

У одного знакомого даже получилось. А другой, с которым мы давно не общаемся, переписал актив на какого-то фунта и завязал с попытками построить успешный бизнес.

И это, повторюсь, люди умнее меня. Всё равно гарантий успеха не будет ни при каких обстоятельствах. А мы сейчас говорим об Украине, управляющей своими заводами-пароходами на уровне Костяна из первого варианта сюжетной ветки.

Когда-то с такими же трудностями столкнулась Британия. В 80-х годах прошлого века ей пришлось отрывать от сердца ряд объектов, которым светила приватизация.

Государство переживало ситуацию очень остро. Как и наш слесарь, желания отдавать что-то на потеху частникам не наблюдалось.

Но и оставлять всё в унылом виде, неспособном даже свои расходы покрыть, решил бы только преступник. Или фантазёр без юридического права подписи.

Лондон вовремя сориентировался, поняв главное опасение от приватизации объекта. Не сама приватизация в целом — а потеря контроля со стороны государства. Так была обрисована суть проблемы, что уже половина дела. И британцы таки решили большую часть проблем, при этом избежав главной.

Государство устроило этакую большую приватизацию. Но при этом оставило себе часть контроля над, казалось бы, ушедшими предприятиями. И называется этот хитрый трюк золотой акцией.

Частный сектор получает роскошный лот на аукционе, за который устраивает небольшую драку с применением хитрости и артиллерии. Сильнейший буквально выгрызает себе право управлять этим богатством. При одном-единственном условии: государство входит в список акционеров.

Тебя не будут учить жизни. Не сломают бизнес-модель — страна сама по себе заинтересована в крепкой опоре. Просто в крайнем случае может притормозить правом вето.

Я вижу в этом не просто идеальный путь к решению проблемы, а единственный.

Знаете, давайте не будем ныть об идеализме. Богатство целой отрасли стоит того, чтобы изредка покорпеть с юристами над редким конфликтом интересов.

Не верите? Спросите у европейских стран, которые британский опыт подхватили и понесли дальше. Если выбирать, кто больший лох — Украина или европейцы, я упорно склоняюсь именно к первому.

Чтобы жить хорошо, важно понимать степень своей эффективности. Знать, в чём мы сильны, а в чём не очень. И не просто говорить об этом, но и что-то делать.

Согласно древней индейской поговорке, вегетарианец — это просто плохой охотник. И если наш железнодорожный монополист уже двадцать лет питается объедками, лук у него надо забирать как можно быстрее. Иначе он и оленя не подстрелит, и себе в ногу пару стрел засадит. Потом будем лечить его за свой счёт.

Именно в золотой акции я вижу шанс на спасение «УЗ» и железной дороги в целом. Мы слепо желаем контроля — но забываем, что сами должны гарантировать в ответ. Например, эффективность, или хотя бы безопасность.

Всё это может дать частный сектор. А чтобы нас не ограбили — государство делегирует все полномочия, кроме одного-единственного. Главного своего пожелания: удерживать рычаги власти и следить, чтобы никакой наглец не пришел за твоим добром. В этом мы точно сильны.

Или можем ничего не делать. Как обычно, и с тем же эффектом.

Когда догниёт последний поезд «Укрзалізниці», а новые окажутся перешитыми на другие колеи, обязательно перечитайте этот текст. И ответьте себе: стоило ли оно того.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!