Перейти к основному содержанию

Живая валюта

Говоря о Путине, важно помнить, в каком ведомстве вырос этот гриб.

Ничто не ново под луною:
Что есть, то было, будет ввек.
И прежде кровь лилась рекою,
И прежде плакал человек...

М. Н. Карамзин

 

Обменяли хулигана
На Луиса Корвалана.
Где б найти такую …,
Чтоб на Брежнева сменять?

Советское народное

Извините, но это будет грустный материал. Я честно старался вывести в конце какую-то позитивную повестку, но не вышло. Тем не менее, важно разобраться, с кем и с чем мы имеем дело.

Говоря о Путине, важно помнить, в каком ведомстве вырос этот гриб. И что снилось плюгавому пацану в босоногом детстве.

Путин – не мальчик из военных династий. Он не грезил в детстве кавалеристскими атаками и не представлял себя в горящем самолёте. У него были другие примеры для подражания, приведшие его в итоге туда, где его, наконец-то, кто-то начал бояться.

ГБшники – как правило, люди одновременно крайне амбициозные и крайне зашоренные. Во-первых, туда другие редко идут; во-вторых, работа в этих органах искажает человеческое видение мира не меньше, чем у вертухая и проктолога. Просто иначе. Когда мы пытаемся думать: «А как же он поступит?», — важно помнить, что перед нами не степной Чингисхан и даже не неудавшийся австрийский художник, а гэбист средней руки. «Потому что если у тебя сейчас "Лексус", а в детстве не было велосипеда, это значит, что в детстве у тебя не было велосипеда».

И действует он так, как учили.

Владимир Путин. Фото: inosmi.ru

Мы порой рассматриваем узников Кремля (крымских татар и украинцев, арестованных в Крыму или в РФ, или даже похищенных на территории третьих государств, как 19-летний Павел Гриб) как военнопленных или заложников государства-террориста. Оба эти определения по-своему справедливы, но несколько уводят от понимания, что же с ними намерены делать – и как нам их спасать.

По ту сторону стола сидит не Жуков и не бин Ладен, а недоделанный Дзержинский. Который пытается действовать, как чекист, даже тогда, когда это во вред его замыслам, даже тогда, когда это ненормально и неоправданно. Отравленный Литвиненко и недоотравленный Скрипаль, убитый в Киеве Вороненков – «перебежчика нужно устранить любой ценой». Политик бы решил, что игра не стоит свеч, военный бы махнул рукой, мол, пёс с ними – но не этот.

Зачем недоделанные Дзержинские похищают людей?

Либо для вербовки, либо для обмена на своих шпионов, попавшихся за рубежом. Советская традиция, претерпевшая, однако, историческую эволюцию:

– сначала меняли реальных шпионов капстран, пойманных на территории СССР. Например, реального американского шпиона Френсиса Пауэрса на советского агента Рудольфа Абеля;

– потом на реальных советских шпионов начали менять просто лиц, обвинённых в шпионаже. Чтобы вытащить пару советских шпионов в аппарате ООН, Ивана и Александру Егоровых, в 1963-м из сибирских лагерей вытащили давно там сидящего католического священника Вальтера Чишека, обвинённого в шпионаже на Ватикан ещё за 22 года до этого – в 1941-м. Крайне маловероятно, что Чишек на самом деле был шпионом, пытавшимся что-то разведать, проповедуя на Урале, но сгодился-пригодился.;

– потом перешли к уникальной тактике «бей своих, чтобы чужие боялись». Процитированные в эпиграфе строки – об обмене чилийского коммуниста Луиса Корвалана, томящегося в пиночетовских застенках, на советского диссидента Владимира Буковского. Был совершён скачок от обмена шпионами к обмену собственными политзаключёнными;

– начали просто похищать иностранцев, имевших неосторожность работать в CCCР. Так, на арест ещё одного шпиона СССР в миссии ООН, Геннадия Захарова, КГБ почти сразу же ответила арестом главы московского корпункта журнала U.S. News World Report Николаса Данилоффа;

– …а впоследствии – и просто появляться на границе. Так, для обмена на осуждённого российского шпиона в Эстонии Алексея Дрессена на границе Эстонии и РФ был похищен сотрудник эстонской Службы госбезопасности Эстон Кохвер.

То, что украинских граждан похищают в РФ, Беларуси, оккупированном Крыму (порой объявляя российскими гражданами в принудительном порядке) и в зоне боевых действий на востоке Украины – логичное продолжение этой схемы. Совсем уж конечным её этапом будет похищение людей прямо с «мирных» территорий, но до этого вроде пока не дошло.

Окей, с этим разобрались. А что может заставить недоделанных Дзержинских выпустить этих людей?

Собственно, две вещи:
– уверенность, что их освобождение будет полезно Дзержинским само по себе. Это касается завербованных;
– предложение достойной цели для обмена.

Всё.

Когда кто-то кричит: «О украинские власти, удоды вы эдакие, немедленно надавите на злое Пуйло, чтобы отпустило заложников!», – он не понимает самой сути процесса. И ухудшает положение заложников, давая злому Пуйлу дополнительный повод их не выпускать.

И правда, зачем их выпускать, если их содержание под стражей дополнительно расшатывает ситуацию во враждебной стране? Нет, не надо выпускать. Надо помучить.

Проблема в том, что украинские – и любые другие – власти не могут повлиять на решение об освобождении пленников. Это решение принимается российскими властями, и демонстративная заинтересованность «другой стороны» в освобождении лишь поднимает его цену. Делает его успешным рычагом шантажа.

Голодовки помогают привлечь внимание к процессу, но не влияют на освобождение. Советские диссиденты голодали, а Мустафа Джемилев и вовсе поставил мировой рекорд отказа от пищи. Однако Джемилева продолжали держать под стражей – и ещё несколько раз арестовывали в дальнейшем.

Массовое международное давление порой ускоряло освобождение. Но единственное, что помогает наверняка, не считая, конечно, согласия пленника на вербовку, – обмен. Так это работало у КГБ, так это работает и сейчас. Нам повезло, что мы захватили двух агентов ГРУ. Нам не повезло, что мы поменяли их на Савченко.

Авторитарному государству проще, чем демократическому: оно всегда может брать в заложники невиновных, а оккупация Крыма дала ФСБ почти неисчерпаемый резерв потенциальных заложников. Похищения украинских граждан работают, а значит, они будут продолжаться.

Здесь нет единого рецепта и нет универсального выхода. Что нам делать? Арестовывать россиян и их пешек на нашей территории «по беспределу», как россияне похищают наших сограждан? Это может помочь в обмене конкретных лиц, но мы рискуем утратить поддержку союзников, а России ничто не помешает похитить новых крымчан. Да и не нужны крымчане, когда тысячи леммингов прут на чемпионаты мира и заработки.

Возможно, имеет смысл поднимать тему похищений в международных организациях не в комплексе с темой вторжения в Крым и на Донбасс, а отдельно, чтобы заметнее было. Возможно, нужны отдельные санкции именно «до освобождения похищенных». Это можно сделать и это может помочь.

Фото: УП

Но надо понимать: пока в России у руля недоделанный Дзержинский – похищения людей, как и попытки убийств на территории других держав, будут оставаться приёмом внешней политики Кремля. И надо к этому быть, хотя бы морально, готовыми.

''отсканируй
и помоги редакции

'''