Иловайск. Все точки над i 

Данная статья написана с одной целью – дать внятную картину происходящих событий на фронте возле Иловайска, а также в районах прямо или косвенно относящимся к тем событиям.


 15:10, 15.08.2015     Комментарии

Serg Marco

Данная статья написана с одной целью – дать внятную картину происходящих событий на фронте возле Иловайска, а также в районах прямо или косвенно относящимся к тем событиям, и дать картину, чем был Иловайск и окружение украинской группировки возле него, в какую картину боевых действий был вплетен узор Иловайского противостояния. А ещё, какие последствия это дало.

Итак, поехали.

5 августа замглавы Днепропетровской ОГА Геннадий Корбан собрал в кабинете командиров батальонов «Азов» (Билецкий), «Шахтерск» (Филоненко), «Днепр-1» (Береза), «Донбасс» (Семенченко). Так же на встрече участвовали генерал Хомчак и журналист Юрий Бутусов.

По свидетельствам людей, бывших на встрече, Корбан информировал о том, что в Иловайске НВФ в размере 50-60 человек и отсутствуют укрепрайоны.

 

Так же есть свидетельства, что Корбан мотивировал командиров батальонов довольно внушительной суммой за взятие Иловайска (называлась цифра в размере 300 тыс. долларов каждому командиру добровольческого батальона). Приехавший позже Хомчак подтвердил отсутствие укреплений и обсудил с присутствующими схему взаимодействия добробатов с ВСУ.

Как позже оправдывался Корбан, встреча имела чисто консультативный характер.

Кроме того, подобное отдельное совещание проводилось позже в Курахово, где присутствовали должностные лица, которые не имели непосредственного отношения к проведению АТО.

Под Иловайск выдвинулись добровольческие батальоны (к вышеуказанным батальонам присоединились такие батальоны, как «Миротворец», «Ивано-Франковск», «Херсон» и «Свитязь», общая численность личного состава которых была следующей: «Донбасс» – 192 чел., «Днепр-1» – 78 чел., «Свитязь» – 23 чел., «Миротворец» – 52 чел., «Херсон» – 27 чел., «Ивано-Франковск» – 25 чел. – всего 397 бойцов) и две (39-я и 40-я) БТрО. Указанным БТрО ставилась задача штабом АТО стать на две господствующие высоты под Иловайском, взяв окружающие территории под контроль, выставить блокпосты. Поддержку им оказывало подразделение 51-й ОМБР. В указанном выше составе не указаны батальоны «Азов» и «Шахтерск», так как после первых неудачных боев под Иловайском они самовольно покинули место боевых действий и отказались возвращаться. Как заявил комбат «Шахтерска», разрешение на выход из сектора «Шахтерск» и «Азов» получили от советника министра МВД Антона Геращенко и начальника Департамента организации деятельности подразделений милиции особого назначения Чалавана В.А.

Всего группировка под Иловайском насчитывала поначалу порядка 940 человек. Впоследствии к этой группировке присоединились подразделения 51-й, 28-й механизированных бригад и ротной тактичной группы 93-й механизированной бригады, которые находились в секторе «Д», и в результате боев в секторе «Д» потеряли боеготовность. На момент выхода из окружения общее количество группировки насчитывало порядка 1400 человек.

БТрО заняли позиции на господствующих высотах и блокпостах, а добровольческие батальоны пошли на Иловайск. Генерал Хомчак, который был тогда начальником сектора «Б», находился в штабе сектора.

После того как выяснилось, что в Иловайске НВФ гораздо превышает прогнозируемое количество, а в самом Иловайске сделан мощный укрепрайон, Филоненко и Белецкий после первых неудачных боев («Азов» и «Донбасс» понесли потери убитыми и ранеными при попытке входа в город) отказались заводить свои батальоны в город. По словам Марка Греся, деньги, полученные Билецким в кабинете, были отданы Корбану, поскольку он отказался заводить свой батальон в Иловайск. Семенченко и Береза таки завели в город свои батальоны. Подразделения добробатов оказались связаны боем, сам Семенченко получил лёгкое ранение и был эвакуирован из Иловайска. Руководство добровольческими батальонами в Иловайске взял на себя Вячеслав Власенко (Филин), офицер батальона «Донбасс». Добровольческие батальоны с боями заняли половину города. 20 августа СНБОУ рапортовал о полном взятии под контроль Иловайска.

Во второй половине 24 августа была получена информация о движении под Иловайском колонны техники без опознавательных знаков. По ним были нанесены огневые удары. В дальнейшем мы получили подтверждение о том, что это были российские войска в составе 4 БТГр. Одно из этих подразделений БТГр 331 полка ВДВ РФ было разбито у села Зеркальное и были взяты в плен 10 российских десантников. Собственно, они и стали подтверждением перехода через границу регулярных частей РФ.

В секторе «Д» события развивались следующим образом. На территорию РФ по причине постоянных обстрелов через границу в РФ перешли около 400 человек 72-й бригады и около 50-ти человек 51-й бригады. В дальнейшем, по вышеуказанным причинам, в ночь с 6 на 7 августа было выведено пять БТГр общей численностью около 3 тыс. человек.

В ночь с 13 на 14 августа после несвоевременного занятия определённых районов, позиций, ненадлежащего оборудования опорных пунктов и линии обороны, поддавшись панике и огневому воздействию противника, личный состав 30-й механизированной бригады (без 1-го и 2-го батальонов), а вслед за ними и часть сил 51-й механизированной бригады и 7-я рота 72-й механизированной бригады совершили самовольный уход с занимаемых позиций около кургана Саур-Могила, Степановки, Григорьевки. Этот уход, по рассказам свидетелей, был неуправляемый, хаотичный и фактически превратился в бегство. Он привёл к образованию пробелов в линии внешнего круга блокировки, которая не могла контролироваться оставшимися войсками и огнём артиллерии.

Большинство личного состава 30-й бригады находилась в паническом состоянии, отказывалась выполнять любые приказы и самостоятельно убыла в базовый лагерь, расположенный вблизи населённого пункта Мирное Запорожской области и пункта постоянной дислокации (Новоград-Волынский). Штаб сектора пытался удержать управление частями в секторе «Д», но отходы вышеуказанных подразделений сильно осложнили ситуацию в районе. Кроме того, Группировки размывались и отходили в связи с постоянными обстрелами из-за границы РФ.

24 августа, после нанесения огневого поражения с территории России, оставил свои позиции 5-й батальон ТРО, который выполнял задачи по усилению участков государственной границы на рубеже Кутейниково, Мокроеланчик путём выставления блокпостов на угрожающих направлениях. Тем самым обнажил правый фланг наших войск. Его личный состав удалось остановить только в Ивано-Франковской области. Собственно, батальон «Прикарпатье» поставил своеобразный рекорд, преодолев около тысячи километров менее чем за двое суток. Перехватить его смогли лишь под Мариуполем, где командир батальона написал на врученном ему приказе о возвращении на боевые позиции, что его батальон не может выполнять боевые задачи и продолжил движение к Ивано-Франковску.

В связи с оставлением рубежей, сложной ситуацией в районе боевых действий, а также донесениями полковника Ромыгайло П.Д. о пересечении границы крупных групп бронетехники и грузовиков с личным составом, 24 августа в 24:00 сектор «Д» перестал существовать. Подразделениям был дан приказ выйти из сектора. Воспользовавшись отходом сил ВСУ, на территорию Украины беспрепятственно зашли 8 батальонных тактических групп вооружённых сил РФ, из которых четыре (от 104 ДШП 76 дшд, 19 омсбр, 64 ПМП 98 вдд и 247 ДШП 7 дшд) действовали на Луганском направлении и четыре (от 331 ПДП 98 вдд, 19 омсбр, 8 омсбр, 31 и 56 одшб) – на Донецком. С этого момента соотношение сил и средств сторон изменилось в пользу противника.

В связи с тем, что дорога на Иловайск была открыта, подразделения РФ зашли под Иловайск и начали брать Иловайскую группировку в кольцо.

Руководство боем в районе Иловайска осуществлял находившийся в это время там генерал Хомчак.

Активная фаза боев состоялась 25-26 августа, в результате которых была разбита 4-я рота 2-го батальона 51-й ОМБР. Причем немалая доля вины за это поражение лежит на мероприятиях информационного воздействия (информационные сообщения СМИ). Боевые действия вкупе с информационным давлением спровоцировали подразделения 51-й механизированной бригады на оставление своих позиций, что привело к ослаблению левого фланга нашей группировки и окружение Иловайской группировки.

БТГр 92-й бригады пошла на помощь в Иловайск, но по ней 27 августа было нанесено огневое поражение, колонну контролировали беспилотники и по колонне работали грамотные артиллеристы. Подход помощи не был осуществлён. 92-ка понесла большие потери в технике, хотя, как оказалась в дальнейшем, это был самый бескровный вариант, так как людей комбат не потерял, а противопоставить что-то существенное БТГр 92-ка не могла с учётом её состава и состава БТГр российских подразделений.

В дальнейшем, учитывая то, что обстрелы со стороны как боевиков, так и подразделений вооруженных сил Российской Федерации не прекращались, боеприпасы в наших подразделениях заканчивались, а командиры добровольческих батальонов, не желая вести боевые действия, в ультимативной форме требовали немедленного ухода, штабом АТО был разработан замысел по деблокированию группировки сил и средств сектора «Б».

Указанным замыслом предполагалось для деблокирования группировки в районе Иловайска привлечь 79-ю и 95-ю аэромобильные бригады, нанести поражение группировке войск вооружённых сил Российской Федерации и закончить выполнение специальных действий возле Иловайска.

Но в связи с тем, что подразделения (третья батальонная тактическая группа 72-й механизированной бригады), которые прибыли на усиление сектора «Б» не выполнили задачу по захвату и удержанию определённого рубежа и задержкой подходов резерва 79-й аэромобильной бригады, было принято решение провести эту операцию в течение 1-2 сентября 2014 года. На тот момент в резерве было полтора аэромобильных батальона, которые были заняты восстановлением боеспособности техники, на что требовалось определённое время.

В то же время задержка в проведении операции по деблокированию была связана с резким обострением обстановки в районе Луганска, где в результате вторжения в трех батальонных тактических группах вооружённых сил Российской Федерации создалась реальная угроза блокирования наших войск в районе Лутугино, Георгиевки и выход в тыл нашим группировкам около Дебальцево.

Тем временем, командиры добровольческих батальонов ультимативно требовали скорейшего выхода и не желали вести боевые действия в окружении. Поэтому проведение спланированной операции по деблокированию группировки сил и средств сектора «Б» в районе Иловайска не было реализовано.

Так как российские войска столкнулись с упорным сопротивлением и понесли ощутимые потери, им было невыгодно втягиваться в затяжные бои на чужой территории. Поэтому Российской Федерацией были использованы дипломатические пути для прекращения боевых действий и ведения огня. В СМИ появилось обращение к боевикам от Президента РФ о прекращении огня и требовании выпустить украинские подразделения из котла.

В итоге между штабами РФ и Украины было достигнуто соглашение о выводе войск из-под Иловайска. После того, как условия вывода войск из котла начали меняться в одностороннем порядке по инициативе штаба РФ, начальник Генерального штаба ВСУ Муженко В.Н. счёл предоставленные гарантии недостаточными и дал указание Хомчаку выводить группировку на прорыв в 3:00 29 августа, выходя мелкими рассредоточенными группами. Хомчак ответил, что батальоны не хотят идти на штурм в данной ситуации, и он обеспечит гарантии выхода на своём уровне взаимодействия с частями РФ.

В связи с этим была достигнута следующая договорённость: на рассвете 29 августа 2014 по прибытии 2 единиц БТР из состава вооруженных сил Российской Федерации (один в Многополье, второй – в Агрономическое) будет осуществлено сопровождение по двум маршрутам вышеупомянутых колонн наших подразделений к рубежу Старобешево-Новоекатериновка.

Были сформированы две колонны и подразделения утром 29-го ждали команды на выход. Около шесть часов утра 29 августа к населенному пункту Многополье прибыл один БТР из состава вооружённых сил Российской Федерации, где российский офицер сообщил начальнику разведки оперативного командования «Юг», что условия выхода изменены, и они позволят выход подразделений по одному маршруту через сектор «Д», который они нам укажут и без оружия, боеприпасов и военной техники.

На вопрос «В чём причина, почему изменена договоренность?»  офицер вооружённых сил Российской Федерации начал куда-то звонить и оттягивать время по полчаса несколько раз (напоминаем, выход планировался в 6:00 утра). Узнав об изменённых условиях, Хомчак дал приказ колоннам выходить с оружием по первоначальному маршруту. Как оказалось, время затягивалось россиянами, чтобы иметь возможность окопаться по первоначальным маршрутам следования колонн. Колонна в 8:15 выступила по первоначальным маршрутам.

Первое кольцо блокировки было пройдено относительно спокойно. При приближении ко второму кольцу по колоннам началось наноситься огневое поражение. Украинские подразделения начали вести встречный бой и пытаться прорваться сквозь позиции РФ. Надо сказать, что на участках, где технику ещё не успели вкопать и организовать укрепрайоны, российским подразделениям был нанесен довольно существенный ущерб, были подбиты несколько танков, БТРов, БМП, понёс враг потери и в живой силе. Но при приближении колонн к окопанным позициям украинские подразделения были расстреляны, колонны были рассеяны, техника подбита, а бойцы начали выходить из района боевых действий пешком.

Хомчак и Береза, ехавшие вместе, не координировали действия бойцов в колоннах. Заехав в лесопосадку, они бросили автомобили. И Хомчак с Березой, водителем и журналистами, которые до этого были в бусиках, начали продвигаться в лесополосе.

После чего ночью, бросив журналистов и солдата (раненого водителя), вдвоём вышли пешком из окружения.

Уйдя от журналистов, Хомчак и Береза пропали с радиоэфира на три дня, не выходили на связь, и никто не может подтвердить, где они были в течение этих трёх дней. Появившись у населённого пункта, который контролировали ВСУ, Хомчак отказался прибыть в штаб для отчёта, сказав, что ему надо привести себя в порядок, и уехал в Днепропетровск. Береза также не явился в штаб для предоставления отчёта по действиям.

В это время ГШ пытался стабилизировать линию соприкосновения, создать сопротивление вражеским БТГр и договориться о выдаче пленных со штабом РФ.

Посредством договорённостей между генеральными штабами Украины и РФ, на территории, где были разбиты колонны, выдвинулись группы людей, чтобы забрать раненых и погибших. Данная группа была отправлена под командованием полковника Игоря Палагнюка. Подразделение было обезоружено на блокпосте «ДНРовцев» под Старобешево, которые не знали о договорённостях между Россией и Украиной. Полковник Палагнюк добровольно разоружился и, рискуя своей свободой, не имея гарантий собственной безопасности, в сопровождение «ДНРовцев» поехал к «министру обороны ДНР» в Старобешево для того, чтобы убедить выдать раненых и погибших. Через несколько часов россияне подтвердили «ДНРовцам» договорённости, и группа зашла и начала забирать погибших и раненых по маршрутам.

По итогу были вывезены порядка 160 убитых, полтора десятка которых впоследствии оказались российскими солдатами. Также были вывезены более двухсот раненых. Приступили к переговорам о взятых в плен 380 украинских бойцов. Почти всех взятых в плен украинских солдат российская сторона вернула. Сам полковник Палагнюк оценивает потери украинской стороны погибшими в количестве около 200 человек суммарно, ВСУ и добровольческих батальонов. Пока происходили эти процессы, бои на других направлениях не останавливались.

Силами ракетного дивизиона 19-й ракетной бригады; гаубичного артиллерийского дивизиона 55-й артиллерийской бригады; трёх реактивных батарей от 27-го реактивного полка, 72-й механизированной и 17-й танковой бригад; самоходной артиллерийской батареи 17-й танковой бригады было нанесено огневое поражение одной БТГр РФ, которая расположилась на бывшей базе 3 СпН, что с учётом известности всех координат и местности сыграло положительную роль для корректировки артиллерии. В итоге БТГр РФ понесла крупные потери – более сотни погибших в личном составе, а также крупные потери в вооружении и технике, была уничтожена одна из передовых опергрупп ГРУ ГШ РФ.

Были и другие успешные бои на новой линии соприкосновения.

Так в ночь с 2 на 3 сентября был совершен марш 79-й и 95-й аэромобильных бригад из районов Краматорск и Славянск, соответственно, в исходные районы для проведения ударно-поисковых действий: 79-й аэромобильной бригады в район Доброполье; 95-й бригады – Березовка.

В течение 3 сентября штурмовыми отрядами этих бригад были проведены ударно-поисковые действия в определённых районах и зачищены такие населенные пункты, как Угледар, Владимировка, Благодатное, Новотроицкое, Оленевка, Николаевка, Докучаевск и Новотроицкое. Во время проведения этих действий было выявлено и уничтожено множество боевиков, вооружения и военной техники. В дальнейшем штурмовые отряды под покровом ночи сосредоточились в исходных районах для проведения демонстрационных действий (79-я бригада – Приволье; 95-я бригада – Николаевка), где осуществили подготовку к их проведению.

Начиная примерно с девяти часов утра, этими подразделениями были проведены демонстрационные действия в направлении Волноваха-Мариуполь и обратно. После их проведения штурмовые отряды 79-й, 95-й аэромобильных бригад к концу дня сосредоточились в исходных районах для проведения 5 сентября рейдовых действий: 79-я бригада – Приволье; 95-я бригада – Гранитное.

Для поддержания действий 79-й и 95-й аэромобильных бригад (до 1,5 тысячи военнослужащих) в ходе рейдовых операций было спланировано проведение поисково-ударных действий в направлении Мариуполь-Новоазовск подразделений 23-го батальона ТРО, Национальной гвардии при поддержке второй батальонной тактической группы 17-й танковой бригады и действия подразделений 1-й бригады оперативного назначения Национальной гвардии (до 100 человек) по зачистке Тельманово из района Гранитное.

С утра 5 сентября, используя результаты огневого поражения, при поддержке артиллерии общей и непосредственной поддержки, штурмовые отряды 79-й, 95-й аэромобильных бригад осуществили переход реки Кальмиус и приступили к рейдовым операциям.

Одновременно подразделения 23-го батальона ТРО во взаимодействии с танковой ротой второй батальонной тактической группы 17-й танковой бригады и подразделениями Национальной гвардии начали ударно-поисковые действия в направлении Мариуполь-Новоазовск.

В ходе рейдовых действий штурмовыми отрядами 79-й и 95-й аэромобильных бригад во взаимодействии с подразделениями Национальной гвардии было нанесено огневое поражение НЗФ и подразделениям вооружённых сил Российской Федерации и повреждены их коммуникации. Была осуществлена зачистка Тельманово и уничтожено значительное количество боевиков и оружия.

В этом случае были попытки нанести огневое поражение по украинским подразделениям, осуществляющим рейдовые действия, но они ничем не увенчались. Большая заслуга в этом лежит на умелых действиях командиров бригад, которые лично принимали участие и управляли действиями свои подчинённых, что позволило выполнить задания практически без потерь (был лишь ранен комбриг 79-й бригады, лично принимавший участие в очередном бою).

В то же время решение, которое было принято на высшем уровне о прекращении огня с 16:00 5 сентября не позволило нашим подразделениям до конца выполнить задание в ходе рейдовых действий, а именно продвинуться в направлении Новоазовска и осуществить его зачистку.

В связи с потерями подразделений РФ на Луганском направлении (в районе Луганска, Георгиевки и Хрящеватого, а ещё потерями в боях за Луганский аэропорт), потерями на Донецком направлении (у Иловайска, Кутейниково и Старобешево), а также вероятностями вступления в бой с украинскими подразделениями, выполняющими рейдовые задачи в соседнем секторе, продвижение БТГр РФ вглубь территории Украины было прекращено, и войска остались  и по сей день, по сути, на тех же самых позициях, на которых тогда остановились. И потом наступило прекращение огня.

Во время прекращения огня ГШ начал организовывать новую линию обороны, исходя из изменившихся на фронте условий и с учётом присутствия на территории Украины российских БТГр.

А в украинском обществе начались волнения на тему «кто виноват».

Комбаты добровольческих батальонов и Корбан обвинили в произошедшем «Иловайском мешке» руководство АТО. Хомчак обвинил в Иловайском разгроме Литвина, который допустил прорыв из сектора «Д», что привело к выходу российских БТГр под Иловайск.

Корбан заявил, что комбата «Шахтерска», который рассказал о совещании в ОГА,  вообще не знает, а совещание имело больше консультативный характер.

По поводу неизвестного Корбану комбата батальона «Шахтерск», до этого Филоненко называл Корбана «крёстным отцом» батальона «Шахтерск». Но кто сказал, что у «крёстных пап» не бывает провалов в памяти…

Береза обвинил Литвина в побеге из сектора «Д», что потом было опровергнуто следствием. Собственно, Береза обвинил Литвина в том, что совершил сам.

Один из присутствовавших на той встрече журналист Юрий Бутусов также обвинил в Иловайском разгроме Муженко 

А Марк Гресь, который начал изобличать участников Иловайской трагедии оказался в больнице после попытки убийства.

Верховная Рада провела расследование, при котором генералы ГШ уклонялись от расследования, в отличие от того же Хомчака, чьи данные были впоследствии частично опровергнуты. Основной, самый интересный вопрос, который стоял перед комиссией состоит в следующем:

Вопрос, на который Комиссия не получила логического ответа, почему в «военной операции по разгрому основных сил незаконных вооруженных формирований в г. Иловайск и взятию его под контроль» подразделения Вооруженных Сил участвовали в блокировании города, а разгром основных сил незаконных формирований был поручен добровольческим батальонам, которые призваны выполнять милицейские функции во втором эшелоне и имеют соответствующее этим функциям вооружение? Кто конкретно и почему утверждал такое решение?

Предстоит установить, почему при планировании операции по взятию крупного транспортного узла, имеющего стратегическое значение, не вызывала сомнения информация о незначительных силах противника, почему не была проведена доразведка ситуации в городе и почему не была учтена возможность усиления группировки террористов с использованием железной дороги?

Первая попытка входа в Иловайск с двух направлений состоялась 10 августа и столкнулась с замаскированным укрепрайоном сепаратистов и заминированными участками. Потери убитыми в батальоне «Донбасс» составили 4 человека.

Второй колонной наступал батальон «Шахтерск», усиленный двумя противотанковыми пушками.

Такая организация наступления вызывает больше вопросов, чем даёт ответов.

Почему, если речь шла о 30-80 сепаратистов из числа местного населения, наступление было усилено двумя противотанковыми пушками?

Почему, если были сомнения в разведданных, первым эшелоном не были подразделения Вооруженных Сил с тяжёлым вооружением?

На эти вопросы ещё предстоит получить ответы.

Но ответы до сих пор не получены…

Для того чтобы развеять часть вопросов по Иловайску, мы пообщались с офицерами, участвовавшими в тех трагических для всей Украины боевых действиях, задав вопросы, на которые было бы интересно получить ответы обществу.

 

Интервью с главой Генерального штаба Вооружённых сил Украины Виктором Николаевичем Муженко

 

Интервью с замначальника штаба оперативного командования «Восток» Игорем Николаевичем Палагнюком

Интервью с командиром батальона «Донбасс ВСУ» Вячеславом Викторовичем Власенко (Филином)

Интервью с начальником Центрального бронетанкового управления ВСУ Юрием Николаевичем Мельником

 

Интервью с командиром батальона «Миротворец» Андреем Анатольевичем Тетеруком

 

P.S. Состав боевой группы, которая штурмовала, защищала Иловайск и попала в котёл при выходе из Иловайска, включает следующие подразделения:

  • БПСМОН «Днепр-1»
  • БСН НГУ «Донбасс»
  • БПСМОН «Миротворец»
  • БПСМОН «Херсон»
  • РПСМОН «Свитязь»
  • 17-я ОТБр
  • 51-я ОМБр
  • 92-я ОМБр
  • 93-я ОМБр
  • 39-й БТрО (ОМПБ)
  • 40-й БТрО «Кривбасс»
  • 42-й БТрО
  • 73-й МЦ СпН
  • БСН НГУ «Азов»
  • 121-я БС ООК «Юг» (вч А1214)
  • БПСМОН «Шахтерск»