Перейти до основного вмісту

Кирилл Данильченко ака Ронин

«Лента» проходит Изюм, самый знаменитый блок Востока, хмурых «беркутов» возле груды раскисших мешков и бетонного кубика, бронемашины, слепо задравшие стволы вверх.

«Лента» проходит Изюм, самый знаменитый блок Востока, хмурых «беркутов» возле груды раскисших мешков и бетонного кубика, бронемашины, слепо задравшие стволы вверх.

Приближается осень, а с ней дожди, депрессия, налипшие на ботинках комья глины и выборы. Мало хорошего, если честно. Особенно выборы.

Одна из самых больших проблем между людьми – то, что одни и те же слова, понятия и образы все понимают по-разному.

Война никогда разом не разрывает все культурные и экономические связи – это попросту невозможно. Даже во времена печей, концлагерей, ковровых бомбардировок городов по обе стороны фронта украдкой смотрели фильмы с участием Рифеншталь

За последние полтора года тема армии из задворок специальных форумов, общения в узком кругу военных и споров городских сумасшедших впервые вывалилась в публичное поле.

Обострения на Востоке происходят со стабильностью метронома: вот только что казалось, что всё идет к спаду количества обстрелов, как ситуация снова взрывается.

Над людьми довлеют две вещи – генетика и окружение. Хотя как бы мы не хотели обвинить во всём коварную ДНК – воспитание превалирует над случайным падением игральных костей. Это научный факт.

Многим людям, которые вот уже третьи сутки откладывают горы кирпичей в тылу и на фронте по поводу Мукачево, уже далеко за сорок. И что, мы так и не поняли, как работает наше государство?