Перейти к основному содержанию

11 сентября. Как изменились США? Незаменимость

Как думать об окровавленном Нью-Йорке, отправляясь в Кабул?
Источник

Военные покинут казармы и разъедутся. И что дальше?

Ранее

Примечание редакции. Завершаем перевод, полностью отстреляв материал Foreign Policy о терактах 11 сентября и их влиянии на США вместе с остальным миром. Первая часть была с тремя авторами, вторая — с двумя. Вот и эта тоже.

Janine di Giovanni

Я — военный репортёр и аналитик в сфере конфликтов. Для меня теракты 11 сентября также изменили всё. Теперь я вообще считаю, что любые обострения в мире делятся лишь на две категории: до 9/11 и после.

В девяностых приходилось описывать многие войны — от Боснии до Сьерра-Леоне. Они были жестокими и ужасали размахом.

Но чаще всего мотивы противоборствующих сторон уходили корнями в этнические или межплеменные разногласия. Либо попадались республики, бегущие прочь от ига тоталитарной империи. Приходилось учитывать гуманитарную интервенцию. Впрочем, она редко срабатывала.

И вот, я шла по улице Парижа, думая о своих делах, а мировые СМИ уже разрывались от напора новостей о падении башен-близнецов. Это был шок.

Но работа никуда не делась. Через сутки я должны была отправиться в Москву, а затем в Таджикистан. Далее по маршруту следовало пересечь Амударью и попасть в Афганистан, который как раз удерживали талибы.

Пока Кабул не пал под силами коалиции, возглавляемой США (ноябрь 2001-го), я жила среди афганцев несколько месяцев. Дальше следовала Тора-Бора, где американцы изо всех сил пытались выкорчевать Усаму бин Ладена. А в самом конце маршрута — Ирак, где провести пришлось уже несколько месяцев. Здесь освещала конфликт с повстанцами.

Те войны, которые пришлось изучать уже после 11 сентября, имели общую черту. Мятежи, радикальные группировки в основе и рост джихадизма.

Реакция Штатов на теракты 9/11 превратила конфликты в настоящие войны, преследующие искоренение терроризма. В то же время Вашингтон старался обеспечить другим народам некое государственное строительство; жаль, что в большей степени оно провалилось.

Вы и так знаете страны, нынче сосредоточенные на борьбе с террористами. США, Франция, Великобритания в какой-то степени. Враги похожи: «Боко Харам», «Аль-Каида», ИГИЛ или очередные местные радикалы.

Даже гражданская война в Сирии, начатая ради освобождения людей от диктатуры, в конечном итоге превратилась в личную войну Асада и коалиции радикалов.

Мир не изменился, но война — точно. После терактов 11 сентября многие конфликты перешли в формат войны посредников. Крупная держава провоцирует соперника, а затем вовлекает в мясорубку другие страны региона. Посмотрите на Йемен и Сирию. Оцените последствия для Афганистана. Начинайте смотреть на Эфиопию.

Всё дело в региональных игроках. Теперь они врываются на поле боя, чтобы разделить тело сражающейся страны. Если и есть важная задача для обозревателей и политиков — так это поиск болевых точек у войны посредников.

Stephen Wertheim

Больше всего трагедия 11 сентября изменила то, как Соединённые Штаты понимают свою роль в мире. Увы, это произошло вовсе не так, как надеялись лидеры США. Ведь пока что Штаты утратили статус незаменимого союзника.

После распада Советского Союза в Вашингтоне решили не отказываться от своей физической силы на международной арене.

Вместо этого они предприняли поиски цели, чтобы придать этой огромной мощи некую мотивацию. Мадлен Олбрайт удачно описала расклады в 1998 году. «Если нам приходится применять силу, то только потому, что мы американцы — незаменимая нация».

Поначалу казалось, что теракты 11 сентября решили эту проблему. Штаты получили цель, практически не вызывающую вопросов.

Это легко проследить по риторике власти. Джордж Буш-младший немедленно заявил, что США атаковали из-за того, какой пример они собой олицетворяют. Затем республиканец ответил не словом, а делом: американские военные нанесли «дружеский визит» в Афганистан.

Но этого было недостаточно. Потому сценой для демонстрации того, на что способны Штаты после терактов 9/11, стал Ирак. Американцы фактически преобразовали целый регион.

Всё шло к тому, что США становятся незаменимыми, как и говорила Олбрайт.

Когда случилась неожиданная бойня, американский народ выстоял. Он понемногу адаптировался к новым реалиям и выступил против военных кампаний за рубежом. Если незаменимость означает лишь бесконечную и бесполезную войну на чужой территории — требовался новый способ работать над сохранением мира.

Во времена президентства Трампа было отвергнуто само представление о том, что Штаты должны нести ответственность за охрану международного порядка с помощью силы. Это не мешало Вашингтону в то же время добиваться военного превосходства.

И вот, сказка закончилась. Байден таки вывел войска из Афганистана. И пообещал положить конец эре военных операций, цель которых — переделать другие страны.

Это не означает, что мировое лидерство США подошло к концу. Напротив, теперь Вашингтон сбросил с себя бремя чересчур дорогостоящих, но при этом бесполезных конфликтов. А пока что можно сказать очевидное: если 9/11 что-то и разрушили, то претензии американцев на глобальную незаменимость.

Пройдёт ещё двадцать лет — и Штаты всё ещё будут оставаться на вершине. Но вполне возможно, что им больше не придётся над кем-то господствовать, чтобы добиться нужных целей.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.