Перейти к основному содержанию

1/2 правды + 1/2 правды = ложь

Информационная арифметика
Источник

Примечание редакции. О троянском коне в виде блогера Шария и продуцируемых им полуправдивых сообщениях раздора в украинском медиапространстве, причём всё это на фоне информационной войны Россия против Украины — в материале Юрия Мельника.

Одной из больших сенсаций парламентских выборов в Украине, которые состоялись 21 июля 2019 года, стала так называемая Партия Шария с результатом в 2,23% (что в абсолютных числах составляет более 327 тыс. голосов). Процент более чем успешен как для политической силы, созданной перед самыми выборами, с нулевым присутствием в традиционных медиа, единственным коньком которой является агрессивный, стилистически грубый, но очень успешный русскоязычный видеоблог лидера партии Анатолия Шария.

Блогера, который с 2012 года живёт за пределами Украины и который сделал своей специальностью разрушение украинской постмайданной мифологии (как в хорошем, так и в плохом смысле слова), регулярно обвиняют в работе на Россию. В ответ он назначает премии тем, кто поймает его на пророссийской пропаганде, укажет на восхваление Путина, найдёт его высказывания положительного характера о «русском мире» и т.д. Недавно Шарий увеличил премию до 5 000 евро, добавив: «Уже три года ищут».

Детальное изучение контента, который распространяет Шарий, приводит к двум заключениям:

– Шарий — блогер с чётко выраженным пророссийским креном;

– очень трудно, если не невозможно, привести прямые цитаты в подтверждение заключения №1.

Эти два тезиса только не первый взгляд кажутся взаимоисключающими, но таковыми не являются. Шарий довольно редко комментирует действия России как государства, Кремля как инстанции, Путина как политического лидера, поэтому не так просто привести доказательства его пророссийской тенденциозности. Зато в своих видеороликах Шарий беспощадно критикует, высмеивает, разоблачает проукраинские и проевропейские силы в Украине и оппозиционные силы в России. Иногда расследования, разоблачения, компрометирующие факты об этих силах вполне справедливые, иногда оказываются всего лишь раздутыми, второстепенными деталями.

Чаще всего ролики Шария выполнены в строгом соответствии с фактами, — блогер редко прибегает к фактологической дезинформации (чего не скажешь о российских мейнстримовых телеканалах, охотно идущих на прямые фальсификации, которые легко проверить, разоблачить и опровергнуть). Но, несмотря на это, картина действительности, которую предлагает Шарий, оказывается несбалансированной, односторонней, так как об антикремлёвских силах в Украине и России Шарий сообщает много и критично, а о прокремлёвских — крайне мало (даже если иногда тоже критично).

Тактику Шария критиковать врагов и молчать о своих бегло описал журналист Юрий Гиммельфарб, проведя параллель со шведской радиостанцией времён Второй мировой, которая информационно атаковала союзников, но ничего не говорила о немцах (чем формально закрывала поводы для обвинений в пронемецкости).

Для того чтобы его тенденциозность не была заметна невооружённым глазом, Шарий на уровне деклараций признаёт Крым территорией Украины, заявляет, что украинский язык должен быть единственным государственным в Украине, изредка публикует видео, не вписывающиеся в прокремлёвский дискурс. Например, Шарий «не поверил» в рассказ Петрова и Боширова о поездке в Солсбери в интервью Маргарите Симонян. Эти нюансы не вредят общей прокремлёвской линии Шария, наоборот, помогают ей, ведь создают блогеру алиби, маскируют его под троянского коня, в роли которого значительно комфортнее отстаивать затенённую идею. Троянский конь разоблачит себя, если будет восхвалять своих создателей или распространять фейки, поэтому его задача — тенденциозно подбирать факты и сеять безнадёгу, «намечать безрадостную перспективу» (Йосип Лось), демонстрировать провалы Украины после 2014 года на всех уровнях. Делать это легче, чем кажется, если выпячивать и преувеличивать негатив, неудачи, провалы; и одновременно не замечать и обесценивать положительные тенденции, успехи, победы.

Нарратив «в Украине всё не так», распространяемый через очень популярный блог (даже с учётом всех накруток), может быть опасным для страны, пребывающей в состоянии войны и ежедневно борющейся за право на существование. «Коммуникатору достаточно лишь сформировать в нас убеждение, что всё плохо. Далее наш мозг сам начнёт искажать реальность», — отмечает Дмитро Кулеба. Чуть дальше у того же автора: «Помимо классических фейков, есть ещё большая беда — нарративы, которые могут быть правдивыми или полуправдивыми и направляться на разъединение общества и подкормки в нём гнева. Фальшивую новость или язык ненависти можно достаточно легко идентифицировать и заблокировать. Сделать то же с такими сообщениями раздора гораздо сложнее. Ведь здесь мы сталкиваемся с проблемой свободы слова и правом на интерпретацию факта». Вот почему медийная активность Шария — хороший пример того, как работает полуправда.

Для более наглядной иллюстрации примем во внимание новостные заголовки на сайте BBC в дни противостояния между «жёлтыми жилетами» и правоохранительными органами во Франции: «Протесты “жёлтых жилетов”: французские демонстранты осуждают насилие со стороны полиции» (2 февраля 2019 г.); «Французский протестующий “жёлтый жилет” теряет пальцы в жестоких беспорядках» (9 февраля); «Протесты “жёлтых жилетов”: семья раненого протестующего выдвинула обвинения» (24 марта); «“Желтые жилеты“ протестуют: парижская полиция стреляет слезоточивым газом по демонстрантам» (20 апреля). Все эти материалы — правдивые с фактологической точки зрения, однако, если бы освещение протестов во Франции ограничилось исключительно ими, у читателя BBC сложилась бы ошибочная картина действительности (“жёлтые жилеты“ — однозначная жертва).

Вместе с тем, сайт BBC пестрит заголовками противоположного характера: «Жёлтые жилеты: протесты во Франции “создали монстра”, говорит министр» (7 декабря 2018 г.); «Жёлтые жилеты всё ещё не довольны» (22 декабря); «“Красные шарфы” прошли в Париже против насилия жёлтых жилетов» (27 января 2019 г.); «Французские протестующие жёлтые жилеты забросали камнями полицейский фургон в Лионе» (18 февраля). Эти заголовки, взятые сами по себе, будучи правдивыми с точки зрения фактов, искривляют действительность в другую сторону (жёлтые жилеты — однозначный агрессор).

Но BBC публиковала обе группы новостей — и положительные, и отрицательные по отношению к протестующим, и нейтральные, констатирующие насилие как таковое («Жёлтый жилет протестует: насилие возвращается на улицы Парижа») или указывающие на пространство для консенсуса («Президент Франции Макрон отвечает жёлтым жилетам обещанием реформ»). В комплексе они создают, насколько это возможно, полноценный, сбалансированный образ протестов. Всё потому, что для BBC нет видимых причин освещать протесты жёлтых жилетов во Франции заангажированно.

Пользуясь одними только фактами, любое событие, явление, персону можно описать как в исключительно положительных, так и в исключительно негативных тонах. «Вы как характеризуете человека, который пошёл на фронт добровольцем, сражался, ослеп во время газовой атаки, тяжело ранен в ногу, полз до какого-то медпункта, узнал про то, что его родину предали и от ужаса ослеп на несколько лет, затем от получил все высокие награды, вернулся, был пламенным и страстным патриотом, когда понял, что его родина кончается — покончил с собой?». Так Александр Невзоров, не отходя от фактов, в шутку пересказывает биографию Адольфа Гитлера.

Смысл полуправды в том, чтобы затенять одну часть действительности и выпячивать другую. В условиях информационной эпохи откровенная ложь малоэффективна, поэтому сегодня искусство умелого пропагандиста сводится к тому, чтобы врать с помощью правды, то есть говорить правду, но не всю, использовать факты, правдивые сами по себе, для конструирования картины, лживой в целом.

''отсканируй
и помоги редакции