Перейти к основному содержанию

393 года подвигу. Он обменял Манхэттен на бусы

Слыхали о Волке с Уолл-стрит? А у нас есть Лиса с Манхэттена. Гадюкин рад упомянуть великого человека, увековечившего себя в истории сразу трёх современных государств.

Когда нынешние брокеры вопят на каждом углу об очередной «сделке века», закрытой ими буквально пять минут назад, хочется лишь улыбнуться. Да-да, вы молодцы, справились. Но лучшая сделка в истории, по моему скромному мнению, произошла уже давно. 393 года назад.

Как всё начиналось

А стартовала наша чудесная и романтичная история в Нидерландах. Нынешний образ страны слабо сочетается с собственным имиджем времён XVII века. В то время государство действовало довольно хищно и расторопно, портя нервы англичанам, французам, португальцам и, конечно же, испанцам. Морская торговля била рекорды и выглядела наиболее перспективным направлением бизнеса, и тут-то голландцам подвернулась удача: Португалия как раз переживала не лучшие времена. Не придумав ничего более тонкого, голландцы смачно ударили недавним конкурентам прямо по больному колену.

Это если оценивать внешние действия, конечно.

Однако такие подвиги выглядели довольно контрастными на фоне войны, которая ставила под угрозу судьбу целого государства. Изнутри страну порядком лихорадило: в том же году завершилось перемирие с испанцами, оружие снова вернулось на первый план. Мало внешнего врага? Так внутри страны тоже несладко, даже среди местных кальвинистов нашлись два противоборствующих течения. В общем, тихий ужас на фоне военной агрессии мощного соперника, ещё и религия свою роль играет.

Все мы любим истории о красивых дипломатических ходах, но в этом случае они не могли сработать никоим образом. Допустим, мы живём в Голландии тех времен. Сначала поддерживаем идею Вильгельма Оранского выступить против испанских повелителей и переходим к борьбе за независимость. Проходит около 80 лет постоянных боевых действий. Ближе к финальной фазе противостояния наша страна ощущает прирост сил, в 1607 году топит хвалёную испанскую армаду возле Гибралтара и фактически заставляет противника крутить педали ради ускоренной паузы. Проходят 12 счастливых и спокойных лет мира.

И вот здесь испанцы внезапно включают режим «бык на арене» и портят все расклады. По их скромному мнению, перемирие — это когда одна сторона может навязывать собственные условия оппонентам и те обязательно согласятся. Не сработал такой трюк. В Голландии к тому времени завершились внутренние разборки, к войне все были готовы: автора первого перемирия, Йохана фон Олденбарневелта, быстренько обвинили в государственной измене и отправили на тот свет. Принц Мориц Оранский, который и первый компромисс воспринял не очень радостно, начал готовиться к новым баталиям. Экономика застонала, да что поделать.

Но статья наша вовсе не о Голландии, потому предысторию пора заканчивать. Если понравилась затравка, обязательно распишу сюжет в другой раз.

Главное, что заканчивать экспансию никто не собирался!

Поторгуем? Конечно же!

Покорение международных рынков здесь официально открыли для себя в 1602 году, когда была основана Голландская Ост-Индская компания. Был и предшественник, фирма «Ван Верре», создатели которой позже и перетряхнули структуру, объединившись со своими соотечественниками-конкурентами в одну огромную корпорацию. Да-да, я применил именно это слово.

"

Голландская Ост-Индская компания стала первым примером акционерного общества в целом мире. Возможно, когда-то учёные найдут корпорации постарше, однако сейчас их не видно. Суть была проста: вместо привычных схем партнёрам предложили вкладывать деньги в саму торговлю, дивиденды распределяя в зависимости от размера вкладов. Увы, безопасной в те времена подобную деятельность не считали: нормально швартовались к нужному причалу меньше половины отправленных кораблей. Остальные судна становились жертвами непогоды либо пиратских нападений. Но благородный риск гарантировал бешеные доходы, чем вкладчиков и мотивировали.

Прекрасная корпорация. Жаль, что потом закроется из-за банкротства. Но тот базис, который она сформировала, в будущем повлияет на судьбу одного из наибольших городов в мире. Пока что на месте будущего мегаполиса нет никаких признаков цивилизации, а в Европе смутные времена.

Итак, голландцы добились успехов в морской торговле и решили укрепить свои наспех занятые позиции. Чтобы не мешать уже существующей успешной схеме с восточными рынками, в 1621 году была открыта Голландская Вест-Индская компания, призванная воспользоваться осечками конкурентов и охватить новые для страны западные направления. Векторы деятельности — американский континент и запад Африки. Вроде как щупальцами окутали, потихоньку превращая глобус в карту влияния Голландии.

На фоне культурной и вежливой Ост-Индской компании её западный родственник выглядел более весёлым. Лично мне импонирует каперство как одно из главных занятий новообразованной бизнес-структуры: конечно же, целью чаще всего становились испанские корабли. Так Голландия и мстила сопернику, и мешала ему заниматься прибыльными делами, захватывая до недавнего времени чужие территории.

Америка позволила новичкам не только уйти в отрыв, но и значительно насолить старым знакомым из Европы. Например, пока португальцы оплакивали погибшего в Африке короля Себастьяна и переживали испанскую оккупацию, их территории в нынешней Бразилии перекочевали к более наглым голландцам. В 1640 году, когда испанцев в очередной раз выгонят из Португалии, обиженная страна вернёт былую хватку и постепенно отвоюет утраченные южноамериканские владения; голландцы к тому времени увязнут в войне с англичанами, которую также проиграют.

Но пока что кораблики плавают, португальцы сидят глубоко и тихо, англичане никуда не лезут. И вот голландский топ-менеджер проворачивает лучшую сделку в своей недолгой жизни.

Знакомьтесь, это волк с Уолл-стрит

Лирическое отступление. Минёйт — классический пример голландской фамилии, которую может запретить конвенция по правам человека. Любители спорта до сих пор крестятся при упоминании футболиста Дирка Кёйта, которого за время карьеры называли и Кайтом, и Куйтом, и даже Кяутом. А мне, блин, исторический материал писать с учётом этих лингвистических пыток. В общем, поехали дальше, за произношение постарайтесь не обижаться. Надеюсь, среди читателей нет французов.

В рядах Голландской Вест-Индской компании хватало толковых людей, которые продвигали общее дело. Одним из таких менеджеров оказался и Петер Минёйт, нанятый в 1625 году. Проработав в компании чуть больше года, наш герой добился прекрасной должности — его назначили губернатором Новых Нидерландов (Капитан Очевидность намекает: 1626 год). Явившись на место работы, Петер проявил свою деловую хватку в первый же год: купил у местных индейцев остров Манхэттен, выдав им взамен украшения стоимостью в 60 гульденов.

Да, это тот самый человек, который провернул невероятный трюк с бижутерией. Как любят шутить многие из нас, с бусами и зеркальцем.

Пожалуй, это «волк» с Уолл-стрит на максималках: в современном эквиваленте получается, что Минёйт купил остров за 700 долларов. То есть, направляясь в магазин за гитарой Fender, он мог потерпеть и на сэкономленные деньги приобрести Манхэттен. На самом деле Уолл-стрит являлась северным краем будущего Нью-Йорка, так что аналогию я притянул за уши ради комплимента. Вот снимет Скорсезе фильм «Лиса с Манхэттена» — и я обязательно исправлю эту статью, назвав Минёйта более крутым псевдонимом.

"

Пожалуй, вернёмся в XVII век, там как раз нашего героя обижать будут.

...Управлял Петер перспективными Новыми Нидерландами на протяжении пяти лет. Увы, как и во многих других случаях, его старания не были оценены современниками. В 1631 году Минёйта сначала отозвали с должности без каких-либо внятных аргументов, а потом и вовсе уволили. Расстроившись, переговорщик со стажем вернулся почти что в родные края — сам он родом из Везеля, однако поселился в Клеве, другом городке Северного Рейна-Вестфалии.

Без работы Минёйт сидел довольно долго. Однако то, что его таланты не понравились голландцам, позже вызвало интерес с более северного направления. Умения Петера проводить торговые операции и контролировать рабочие процессы решили использовать шведы: им как раз захотелось создать собственную колонию в Северной Америке. Адмирал ответил согласием и приступил к выполнению рабочих обязанностей.

Минёйту выдали два работоспособных корабля и отправили восвояси. Он с задачей справился: для первого шведского поселения в Северной Америке начальник выбрал пересечение двух рек (старая привычка — так торговать проще). Жалко, что с точки зрения обороны это позже сыграло с городком злую шутку. Но в 1638 году это никого не интересовало: Петер основал населённый пункт Форт Кристина и вошёл в историю ещё одного государства.

Название было выбрано не случайно. Так создатели поселения польстили королеве Кристине. Старушка переживёт шведский флаг над фортом, умерев в 1689 году на территории Рима. А мелкий городок, названный в её честь, ещё в 1655 году захватят голландцы, которые отнесут его всё к тем же Новым Нидерландам. Ирония судьбы, если абстрагироваться: изгнав Минёйта из своих рядов, позже захватчики добрались и до другого городка, основанного адмиралом для совершенно другой страны. Вот только долгое празднование захватчикам не удалось. Уже в 1664 году Форт Кристина перейдёт к британцам, а в 1783 году — сами знаете, к кому. “Say, can you see by the dawn's early light”.

То ли к счастью, то ли не очень, но сам Петер захват форта уже не увидел. Оставив собственноручно основанный городок, адмирал направился обратно, намереваясь прихватить с собой побольше колонистов — первая партия выглядела недостаточно уверенной по количеству, всего 24 человека. Времена были тяжёлые, и потому моряки часто совершали попутные торговые рейсы для дополнительной выручки. Не стал исключением и этот заплыв.

Было принято решение приобрести большую партию табака на островах Карибского моря, куда и направились оба корабля Минёйта. Во время выполнения побочного квеста судна попали в зону действия урагана, который и доконал старика. Точное место происшествия установить сложно, но формально спаситель Манхэттена и основатель первой шведской колонии в Америке погиб возле острова Сент-Китс.

Это был то ли толковый торговец с навыками пирата, то ли хороший пират с навыками торговца. С одним аргументом в пользу гибели Минёйта точно не поспоришь: зато он не стал свидетелем последующего позорища.

Но дело не захлебнулось первой серьёзной неудачей. 17 апреля 1640 года один из бывших кораблей Петера таки доставит в форт новую партию переселенцев. Позже «Кальмар Нюкель» совершит ещё пару вояжей между метрополией и её далёкой колонией, и в 1651 году будет продан купцу. Форт Кристина процветал и развивался. Расти под родным флагом оставалось 15  лет.

Примечание автора. Конечно же, последний фрагмент я добавил не только для символического продолжения истории, но и ради очередного прозвища Швеца. К слову, ему (кораблю, не Антону) посвятили отдельную симфонию, это не шутка.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции