Перейти к основному содержанию

А если снова нападёт? Убийственные санкции

Россию санкции покорёжили, но ей мало. Ну что, врубим хардкор?
Источник

Примечание редакции. Россию не жалели, но всё же санкции-2014 были несколько гуманными. Минимум сопутствующего ущерба для стран, вводивших ограничения — максимум педагогического эффекта. Ну а поскольку Кремль учиться не желает, Atlantic Council разбирает наиболее вероятные хардкор-варианты санкций. Мягко говоря, лучше сдохнуть. Советуем россиянам задуматься над этим вариантом.

Буквально перед Новым годом западные страны отказались пойти на требования Кремля насчёт влияния на центр и восток Европы. Теперь усиление российских атак в сторону Украины кажется более вероятным.

Правительство США считает, что опасаться следует как ракетных ударов по инфраструктуре (гражданской и военной), так и полноценного вторжения. Или ограниченных продвижений врага. Или даже провокаций в киберпространстве.

Теперь администрация Байдена старается сплотить союзников по НАТО и европейцев вокруг единого подхода к сдерживанию агрессора.

Продолжается дипломатия, не угасает военная помощь Киеву. Альянс стремительно укрепляет свой восточный фланг, а в воздухе витают санкции, намного более строгие, чем введённые в 2014 году после аннексии Крыма.

Старые санкции были разработаны, чтобы ограничить последствия для простых граждан России и западной экономики. В основном, действовали они на Кремль и его центры влияния. Но нынешние угрозы, поступающие со стороны Москвы, настолько серьёзны — что делить россиян на категории уже не представляется возможным.

Грубо говоря, цель новых санкций должна состоять в воздействии на всю страну.

Кремль повышает ставки? Значит, и мы — тоже. Если же Россия начнёт военное наступление на украинские территории, ограничительные меры должны подкосить её экономику.

Пора принять риски сопутствующих потерь, в том числе и от вероятных ответных действий Кремля. Санкции потребуют свёртывания других средств, позволяющих продолжать транзакции (те же платежи за газ) хотя бы в течение некоторого периода времени. Так сдерживающие меры принесут меньше ущерба США и их союзникам.

Но какими бы не были новые меры — на Москву они точно повлияют серьёзно.

Даже если агрессия пройдёт в меньшей форме, держите в уме жёсткий ответ. Допустим, россияне не решатся на полномасштабное наступление — тогда союзники решат, отвечать им пропорционально или по полной программе.

Нельзя отвечать малым ударом на малый. Какой справедливый ответ огромной России, если та ударит по инфраструктуре небольшой Украины?

А как ровно отмерять ответ на новую оккупацию части территорий?

Нет уж, принцип «око за око» рискует оставить инициативу в руках Путина. Тогда он сможет атаковать, провоцировать и играть на разногласиях Запада. Сделать паузу и вновь повысить уровень эскалации в самый неудобный момент.

Здесь важен экспортный контроль и финансовые последствия. Возложение на Россию таких расходов, чтобы Путин остановился — задача непростая.

Потому США и Евросоюзу придётся использовать все варианты. Например, тактику блокирования продукции Huawei. Кремль можно ограничить в поставках высокотехнологичных компонентов (хоть всей микроэлектроники).

Учитывая масштабы американского оборудования и технологий в производстве этих товаров, подобный запрет способен оставить россиян без любой электроники.

Смартфоны, бытовая электроника или важные комплектующие? Забудьте.

Не стоит тратить время на сравнение списков по тем или иным санкциям. Европа и американцы точно не введут одинаковые ограничения (как по политическим, так и по юридическим причинам). Но проблемы здесь нет. Главное — объединить политическую волю, а не пытаться копировать друг друга.

Вспомните односторонние санкции США против российского олигарха Олега Дерипаски с его алюминиевой компанией «Русал» в 2018 году.

Тогда Вашингтон лишь пригрозил потопить компанию. И действовал, не дожидаясь соответствующих санкций со стороны Евросоюза. Но при этом Штатам следует позаботиться о том, чтобы не удивить Европу своими санкциями (ошибка, которую они совершили с мерами против «Русала»).

До тех пор, пока Вашингтон и Брюссель (а с ними и ключевые государства-члены ЕС) едины в целях и хорошем общении — последствия позаботятся о себе сами.

Примите во внимание результаты длительной напряжённости. Если Кремль дотащит этот кризис до нового уровня конфронтации, США и Европа должны признать: любые их надежды на улучшение отношений с Россией не оправдаются ещё долгое время.

Так и должно быть. Путин и его вороватые друзья грабят собственную страну. Затем вкладывают деньги в западную финансовую систему — но хотят воевать с Западом.

Нет уж. Раз они хотят развлекаться вот так, обойдутся без бесплатного пропуска.

Ограничения работают, но точно не являются панацеей. Даже более строгие рекомендуемые санкции не заставят Путина изменить курс в одночасье. И российская экономика в один момент не обрушится.

Кремль уже сейчас предпринимает шаги по минимизации последствий. Их нужно будет поддерживать и применять, и финансовые шаги не должны быть единственным ответом на агрессию. Одно из правил политики — правительства (и их аналитики) часто переоценивают реальные шансы в краткосрочной перспективе.

С другой стороны, они часто недооценивают то, чего можно достичь в долгосрочной перспективе, особенно если США и Европа настроены серьёзно.

Варианты эскалации санкций? Сейчас финансовый и энергетический сектор России частично закрыт для рынков. И это наряду с отдельными ограничениями, не позволяющими Путину добраться к передовым технологиям добычи нефти.

Эти шаги имели кумулятивный эффект, ставший заметным с течением времени.

Экономический рост страны-агрессора замедлился. При этом ключевые компании не были закрыты, а их повседневной деятельности никто не наносил ущерб.

США вместе с союзниками могут рассматривать расширение списка компаний, на которые действуют текущие санкции. Или ввести что-то пожёстче. Например, полную блокировку с замораживанием активов и запретом любых транзакций.

Продолжаем серию «Внезапное прозрение Запада». Ну как?

Обсуждение санкций часто учитывает побочные эффекты для стран, которые их вводят. Но теперь речь идёт о необходимости снизить угрозу российского вторжения или аннексии ещё одной части Украины. Придётся проявить больше терпимости — в том числе и к побочным эффектам для самих себя.

Финансово ограничить «Газпром»? До сих пор ни одна страна не применяла к компании таких ограничений, которые испытала на себе «Роснефть».

Европа всё ещё зависит от газа, который поставляет именно «Газпром». Здесь вводить полную блокировку нецелесообразно. Однако запуск давления на то, что компания финансирует на рынке капитала… Это повлекло бы меньший риск негативных последствий, но со временем оказало бы невероятный эффект.

В обозримом будущем у России слишком мало вариантов, чтобы пренебрегать поставками газа в Европу. Нельзя изменить адрес, как с нефтяным танкером.

А уж в такой-то ситуации с финансами Кремлю нужны все доходы. Полностью.

К тому же допускайте новые ограничения «Роснефти», одной из крупнейших энергетических компаний мирового масштаба. Пока что она подвержена болезненным, но всё же не совсем катастрофическим санкциям.

С учётом побочного эффекта союзникам США, как раз «Роснефть» рискует получить ужесточённые меры. Можно прощаться с финансовым оборотом и инвестициями.

Кроме того, политики имеют все основания рассмотреть заморозку дочерних компаний «Роснефти». Они могут быть важны для мирового рынка — однако эффект будет того стоить. Например, администрация Трампа атаковала Rosneft Trading, обвинив ту в поддержке венесуэльской диктатуры. Здесь работает та же логика.

Российские государственные банки имеют подавляющую долю рынка внутри страны. Тем не менее, ни один из них не ощутил на себе влияние санкций.

Если вопрос о блокировании части этих банков (например, «Газпромбанка» и ВТБ) будет рассмотрен, это также стало бы достойным ответом на военную агрессию. А если Кремль рискнёт продолжить наступление, готовиться могут все его банки.

Продолжение следует.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.