Перейти к основному содержанию

Цена случая

Нашей жизнью правит случай. Ваши перспективы как минимум на ближайших два года могут очень сильно зависеть от того, прилетит к вам со спецназом в город человек с фамилией, начинающейся на А или на Я.

Прошу дочитать материал до конца, от этого зависят жизни детей.

Нашей жизнью правит случай.

Ваши перспективы как минимум на ближайших два года могут очень сильно зависеть от того, прилетит к вам со спецназом в город человек с фамилией, начинающейся на А или на Я. Случай решает, будете ли вы смотреть на войну по телевизору или война сама влетит к вам в окно. Просто случай. Кому-то повезло, а кому-то — нет. Кто-то будет вынужден бежать, бросив всё; кто-то будет вынужден принимать беженцев. Наша жизнь и смерть очень часто отделены друг от друга лишь случаем.

Однако взрослый человек может противостоять случаю и, более того, обязан делать это во благо своих детей, которые не способны позаботиться о себе сами. Впрочем, сделать это взрослый может только в том случае, если способен посмотреть вперёд и как-то предсказать случайности. После этого взрослый человек может подстелить соломку в месте, где он может упасть. Прозрачность — наша последняя линия обороны, предусмотрительность — наша оптимальная тактика, кооперация — наше единственное оружие.

Врачи шутят, что не бывает здоровых людей, бывают недообследованные. Случайные рекомбинации генетического кода уже сейчас в значительной степени определили ваше здоровье или ваших детей. Просто вы ещё об этом не знаете, как не знаю и я. Кому-то уже повезло, а кому-то — нет.

Я самый обычный человек, который водит своего ребёнка в обычную районную детскую поликлинику. Случай подстерегает меня точно так же, как и каждого из нас. Именно поэтому я пишу эту статью для вас и для себя. Мы должны защитить себя и своих детей от случая или хотя бы сделать всё возможное для защиты.

Пришло время разбрасывать соломку. И у нас очень мало времени. Собственно, его совсем нет.

Рак не умеет ждать. Даже если больному очень мало лет.

Суть проблемы

Как вы знаете, наша власть коррумпирована донельзя. Как вы знаете, даже новые морды лица в этой власти не сильно меняют уровень коррупции. Как вы знаете, в наших больницах врачи берут взятки, а в нашем Минздраве воруют на закупках медицинских препаратов. Чтобы преодолеть этот вид коррупции, было принято эпохальное решение передать закупку части лекарств международным организациям. Для чего был написан соответствующий закон, основной задачей которого, по мнению его авторов, должно было стать обеспечение прозрачности и надёжности проводимых закупок, повышение качества закупаемых препаратов и снижение затрат за счёт уничтожения коррупционной составляющей. А также открытие украинского рынка госзакупок для компаний со всего мира и любых препаратов, переквалифицированных ВОЗ. Кроме того, предполагалось сокращение времени поставки до одного, максимум трёх месяцев.

Идея была хорошей, но что-то пошло не так. В некоторых направлениях почти всё пошло не так. Так, вместо международных организаций с обещанной нам авторами закона репутацией (вроде ЮНИСЕФ) закупками для Украины почему-то занялись частные консалтинговые компании. Потому в этой статье речь пойдёт об уже заключённом договоре между Crown Agents Ltd  («Краун Ейдженс Лимитед») и Минздравом Украины, а также о законе «О международных закупках», который сделал возможным заключение соответствующего контракта. Статья является популярной версией (написанной простым языком) расследования активиста «Медицинского контроля» Игоря Щедрина, специалистам лучше ознакомиться именно с ней.

Прямо сейчас Crown Agents согласовывает с МОЗ смету затрат по результатам первых торгов. Это вытекает из п. 4 Приложения 1 соглашения между МОЗ и компанией. Из документа видно, что Crown Agents, проведя раскрытие предложений участников 21 декабря 2015 года, должна объявить им об акцептах до 20 марта 2016-го, а перед этим согласовывает с Минздравом перечень закупаемых препаратов. Согласовывает, понятное дело, в закрытом режиме — об этом свидетельствуют пункты соглашения между МОЗ и Crown Agents по режиму конфиденциальности. Вы поняли? Контракт на закупку, в отличие от даже принятой в Украине несовершенной практики, является полностью конфиденциальным. Подписи ещё не поставлены и ситуацию ещё можно исправить. И мы должны заставить чиновников исправить ситуацию.

Пройдёмся по пунктам.

Для начала базовое замечание, без которого ситуация не вышла бы из разряда обычных коррупционных историй. Это замечание крайне важно, поскольку сейчас речь идёт о жизни и смерти.

Я не специалист в медицине, совсем не специалист. Даже близко не разбираюсь в препаратах и покорно принимаю всё, что выпишут врачи. Потому будем слушать специалистов, причём независимых.

Слово человеку, который рискнул своей профессией ради того, чтобы вытащить эту историю на свет. Мотивация этого человека понятна: именно ей смотреть в глаза родителям онкобольных детей. Автор документа — главный внештатный специалист Минздрава Украины по специальности «Детская гематология», глава Ассоциации детских онкогематологов Украины и член правления международной профильной организации I-BFM-SG, заслуженный врач Украины, канд. мед. наук, доцент и заведующая профильным центром больницы ОХМАТДЕТ Светлана Донская.

55555

77777777

Если сказать кратко, это 3,14дец.

Именно Светлана Донская передала тот самый «список препаратов для закупки» общественному активисту пациентской организации «Краб» Ларисе Лавренюк, которая и разместила его на своей странице в Facebook. Обнародование этого документа вызвало ужасный скандал, из-за которого сейчас трясёт послов иностранных держав и функционеров ООН. И только чиновникам Минздрава, как всегда, всё похер.

Как мы видим, как минимум по ряду позиций международные закупки не оправдали возложенных на них ожиданий, поскольку допустили появление в списках для приобретения препаратов, вызывающих серьёзные вопросы у профессионального сообщества. Это уже не вопрос цен, это вопрос жизни и смерти. Однако и с ценами не всё гладко.

Как подобное могло произойти?

Во-первых, несмотря на то, что идея о международных закупках, в общем, хорошая, закон, по которому они осуществляются, явно не совершенен. Это совсем несложно понять.

Исходя из того, что список закупаемых препаратов утёк в сеть совершенно случайно, становится ясно, что закон «О международных закупках» совершенно и полностью вывел процесс международных закупок из-под действия закона Украины «О госзакупках» и, как следствие, из-под какого-либо уже сформированного механизма общественного контроля в нашей стране. Никто не обязан публиковать план закупок, никто не обязан проводить открытые торги и отчитываться, не надо ничего публиковать в «Вестнике госзакупок» или где-либо ещё. Более того, Минздрав теперь может руководствоваться коммерческой тайной и чиновники могут мутить свои темы в полной темноте.

То есть закон сознательно увёл в тень всю процедуру, что уже однозначно свидетельствует о его возможной коррупциогенности. Вместо имеющейся системы информирования общественности о процессе закупок, в систему международных закупок никакого нового механизма обеспечения прозрачности торгов введено не было. Что тоже вызывает серьёзные вопросы. В результате по новому закону (и возникшему при нём контракту) ни чиновники Минздрава, ни их контрагенты не обязаны вообще ни о чём никому сообщать и ни о чём отчитываться, ни перед кем до самого момента поставки медикаментов. А после поставки уже, как вы понимаете, поздно пить «Боржоми». Медикаменты с «недоказанной эффективностью» уже отправляются к детям.

Кроме того, я пишу эту статью потому, что в процедуре международных закупок вообще никак не прописана возможность опротестовать закупку, ибо международные закупки выведены и из-под действия антимонопольного законодательства Украины. В нашей стране на поставку вообще никак нельзя повлиять.

Можно разве что только устраивать скандалы.

Если сказать кратко, то это тоже 3,14дец, потому как нет ни информирования, ни контроля, ни рычагов воздействия. Ещё чуть-чуть и пацаны из МОЗа пришли бы к успеху, но не фартануло провернуть дело без скандала.

Из-за плохого закона слишком много рычагов оказалось у чиновноты из Минздрава. Каким-то образом закупками занялся не ЮНИСЕФ, а частная консалтинговая фирма Crown Agents Ltd из Британии (пусть и близкая к ООНовским структурам). Причину появления в процессе этой фирмы ещё предстоит расследовать, однако речь сейчас не об этом.

Здесь бы ситуацию можно было исправить, например, соответствующими подзаконными актами. Однако, как мы помним, в МОЗе сидят коррупционеры. Собственно, именно из-за этого печального факта нам и потребовались международные закупки. Как результат, договор между Crown Agents Ltd и МОЗ был составлен так, что министерство вообще не может выдвигать никаких требований (в данном случае медико-технических) к препаратам, закупаемым фирмой. Соответственно, речи о приобретении нормальных медикаментов не идёт, поскольку никаких требований это значит никаких вообще. Именно это вызвало жёсткую реакцию профильных специалистов, активистов общественных организаций и родителей онкобольных детей. Crown Agents Ltd купит, что захочет (а захотела она купить то, от чего все ударились в панику), и МОЗ на это никак повлиять не может.

Более того, эта компания в своей работе абсолютно обосновано руководствуется коммерческой тайной и не считает себя обязанной раскрывать хоть какие-то данные, что опять же не способствует повышению уровня прозрачности. То есть Украина платит деньги (уже много месяцев, как они переведены на счета Crown Agents Ltd, поскольку контракт предполагает 100% предоплату до начала вообще любых действий) и после этого не имеет никакого влияния на процесс, да и ещё несёт все риски.

Подробный юридический анализ контракта смотрите в расследовании «Медицинского контроля».

Кроме объективных юридических закавык и откровенно плохих препаратов, которыми возмутились профильные специалисты, возникли вопросы и к прочим позициям, указанным в списке.

Опять же, полный список с таблицами следует смотреть в расследовании «Медицинского контроля», а здесь краткое саммари. Никакого расширения конкуренции не произошло: все препараты, предлагаемые к закупке, зарегистрированы в Украине.

Их качество дополнительно никак не проверяется. Crown Agents Ltd предлагает поставить нам медикаменты сомнительного качества неизвестных производителей: 19 из 26 лекарств (более 77% в денежном исчислении) вообще не представлены ни в одной из европейских стран. Препараты компании Venus Remedies Ltd вообще никогда не производились и данных об их поставках в какое-либо государство в открытых источниках найти не удалось.

В цене препаратов присутствует дистрибьюторская наценка: на торги вышли не непосредственно иностранные производители, а представляющие их украинские посредники, то есть почти всегда фирмы-«прокладки». Единственным иностранным производителем, принявшим участие в тендере, оказалась компания Accord (Великобритания).

Корпорации Novartis (Швейцария), Medac (Германия) и Accord (Великобритания) вышли на торги в Crown Agents с ценами, которые в среднем на 38,9% выше, чем минимальные на те же самые названия лекарственных средств в других европейских странах. При этом среднее завышение по компаниям составило: Novartis (Швейцария) — 21,7%, Medac (Германия) — 32,5%, Accord (Великобритания) — 71% (примечание: в Crown Agents утверждают, что цены не окончательные).

Кроме этого, вышел один украинский производитель — «Фармекс Групп». Это именно тот производитель препаратов не устраивающего пациентов качества, который тендерил во времена Януковича и от победы которого тоже нас должны были спасти международные закупки.

То есть, как вы видите, многие из проблем, которые должен был разрешить механизм международных закупок (включая распильщиков времён Януковича) никуда не исчезли. Что вызывает вопрос: а что вообще было целью создания международных закупок? Оседлание коррупционных потоков или борьба с коррупцией? Если второе, то где эта борьба?

Кто виноват?

Не люблю подобные разделы в статьях. Моя позиция всем давно известна: схемы живее людей. Уже давно в Украине нет Курченко, а осколки созданных им схем продолжают функционировать уже совсем с другими людьми. Именно поэтому я отдельно и специально поясню, почему взял на себя функцию судьи и зачем здесь этот раздел.

Демократия, как вы помните, — это не выбрать хороших людей. Ну, потому что в действие вступит тот самый случай. Демократия — это выбрать каких повезёт людей и создать им такие условия, чтобы они делали нужные нашей стране вещи.

Именно потому здесь эта статья. У нас нет времени. У больных детей нет времени. Бог не играет в кости, а случай не ждёт удобных моментов.

Этот раздел здесь, потому что закон плохой и контракт плохой, и нам нужно создать условия, когда и закон, и контракт будут существенно улучшены.

Контракт должен быть переписан так, чтобы профильные специалисты и общественные организации могли открыто высказывать требования к качеству закупаемых препаратов (кто бы ни проводил закупки и каков бы ни был их формат). Это должно быть сделано для того, чтобы экономия не шла в ущерб здоровью пациентов.

Как вы понимаете, качество препарата — это ещё не всё. Водка может быть очень качественной, однако, если вы будете поить ею детей, им будет становиться плохо. Эффективность и безопасность препарата зависят от надлежащего его применения, которое базируется на опыте и соответствующих исследованиях. Если мы закупаем препараты, которые не поставлялись в референтные страны или же вообще никуда никогда, то опыту неоткуда взяться. Не надо ставить на детях опыты, родители всё равно не дадут этого сделать и за свои деньги закупят дорогие препараты, а приобретённые государством будут выброшены.

За контракт отвечает заместитель министра здравоохранения Игорь Перегинец. В самом контракте это прямо написано.

888888888888888

Мне неинтересно, зачем Перегинец составил контракт так, чтобы МОЗ не мог выдвинуть контрагенту никаких требований по обеспечению надлежащего уровня эффективности препарата. Меня не интересует, почему Перегинец уже заявил, что препараты, которые будут закуплены по текущему контракту, хорошие, хотя профильные специалисты и родители больных детей заявили обратное. Да что там заявили, они в панике и бьют тревогу. Меня не интересует, почему Перегинец вдруг забыл, какая у нас коррупция в сфере регистрации препаратов, и внезапно начал считать украинскую регистрацию достаточным доказательством качества любого лекарства. Меня не интересует, был ли у него коррупционный интерес при заключении такого подозрительного контракта — в этом должны разбираться компетентные органы.

Мне плевать на личность, но контракт должен быть изменён.

Понятное дело, что за контракт отвечает и сам министр Александр Квиташвили, поскольку его подпись скрепляет этот документ поверх подписи Перегинца. Меня не интересует, не разобрался ли Квиташвили в ситуации, не ожидал последствий или у него был какой-то умысел. Пусть в этом тоже разбираются соответствующие органы, это не моё дело.

Эти два чиновника должны приложить все усилия для того, чтобы контракт был изменён. Нужно приостановить выполнение соглашения между Crown Agents Ltd и МОЗ и обеспечить общественный контроль над его реализацией. Причём изменения должны носить системный характер, потому что любая ручная регулировка (директивно выкинуть плохие препараты или плохих коррупционеров) — лазейка для новых коррупционных вмешательств.

Но контракта мало, да и я не верю в чиновников, если их не подпирает хороший закон.

Закон «О международных закупках» должен быть переписан так, чтобы закупаемые благодаря ему препараты не вызывали вопросов у профильных специалистов и независимых общественных организаций. Закон должен однозначно определять требования к контрактам, заключаемым Минздравом.

Закон должен быть переписан так, чтобы чиновников Минздрава имела возможность контролировать широкая общественность, а не только избранные общественники, которые с минздравовскими чиновниками долбятся в дёсна. Закон должен исключать конфликт интересов. Закон должен быть чётким, недвусмысленным и обеспечивать прозрачность процесса закупок.

Как вы понимаете, наши депутаты и министры не пишут законов. Они торгуют лицом, а законы пишут юристы, лоббисты и эксперты.

Текущая версия документа уже вызвала раскол в среде общественных активистов из-за непрозрачности процедуры закупок. Часть общественников, например, опубликовавшая список Лариса Лавренюк из пациентской организации «Краб», выступает резко против таких закупок, куда попадают препараты «Этопозид» и «Винкристин». Защищают текущий механизм закупок общественные активисты организации «Пациенты Украины» Дмитрий Шерембей и Ольга Стефанишина, которые, по странному совпадению, числятся среди авторов закона «О международных закупках».

Среди его создателей — и один юрист. Это Лана Синичкина — человек, открыто называющий себя лоббистом. Она официальный партнёр и работник широко известной в узких кругах фирмы «Арцингер», которая, например, лоббировала для Клюева «зелёный тариф» и представляла интересы Курченко, Сечина и «Роснефти» в споре о «курченковской нефти» уже после начала войны. Меня не интересует, почему Лана Синичкина участвовала в написании закона, который против её обещаний не обеспечивает (как минимум, по значительной части номенклатуры) ни закупки препаратов по более низким ценам, ни прямого допуска крупных иностранных компаний, ни гарантий качества, ни, тем более, прозрачности процедуры организации закупок. Мне не интересно, как так оказалось, что закон позволяет закутать всю процедуру в вуаль коммерческой тайны и передаёт эту невесту чиновникам Минздрава на блюдечке. Кстати, и сроки поставок дольше обещанных авторами ранее, речи о поставке за один или три месяца уже не идёт, ведь Минздрав только список от Crown Agents Ltd получает 3 месяца.

Меня не интересует, почему общественники Стефанишина и Шерембей в 2014 году протестовали против закупки МОЗ Украины препаратов «Этопозид» и «Винкристин», писали открытые письма и говорили, что Минздрав убивает детей, а в 2016-м защищают механизм приобретения подобных препаратов. Меня не интересует, как это связано с тем, что «Пациенты Украины», куда входят Стефанишина и Шерембей, являлась единственной из общественных организаций (до момента, когда была написана эта статью, то есть до скандала), контактировавшей с представителями Crown Agents Ltd. Меня не интересует, почему общественники Шерембей и Стефанишина вместо того, чтобы контролировать чиновника МОЗ Перегинца, проводят с ним совместные пресс-конференции и пиарят его как великого реформатора. Меня не интересует, почему то же самое одновременно с Шерембеем и Стефанишиной делает юрист-лоббист Синичкина. В этом должны разбираться соответствующие органы.

Но меня интересует, чтобы закон «О международных закупках» был переписан авторами до того состояния, когда он позволит прозрачно проводить закупки, к которым до момента поставки препаратов не будет обоснованных претензий у прочих общественников (кроме придворных авторов законов), например у той же Ларисы Лавренюк, авторитетных профильных специалистов и родителей онкобольных детей (да и всех пациентов, в принципе). Закон должен обеспечивать обязательную публикацию результатов проведения торгов на каждой стадии (объявление, раскрытие, акцепт, заключение договора, поставка на территорию Украины) в публичных общедоступных источниках.

Закон должен вводить более жёсткие требования к предмету закупки. Закон должен обязывать Минздрав согласовывать требования к предмету закупки с ведущими пациентскими организациями. Обязательным требованием должен быть опыт применения препаратов в Украине, а лучше в странах ЕС или государствах со строгой регуляторной системой производства, обращения и применения лекарственных средств.

Закон должен обеспечивать эффективный и доступный для украинских резидентов и общественных организаций механизм решения споров, возникающих в процессе проведения закупок с использованием международных организаций. Родители онкобольных детей и общественники не могут летать судиться с Crown Agents Ltd и Минздравом в Лондон и тем более не будут это делать после поставки препаратов. Они потратят деньги на лечение, а не на авиабилеты и адвокатов с переводчиками — это очевидно.

Среди авторов закона также указаны глава МОЗ Александр Квиташвили, депутаты Анна Гопко и Ольга Богомолец. Эти люди тоже должны участвовать в создании более прозрачной и эффективной версии закона, хотя они как раз вставлены в список авторов для красоты (если вдруг они заявят, что активно участвовали в написании закона, то у меня к ним серьёзные вопросы, озвученные выше).

Как я уже сказал, этот раздел здесь не для того, чтобы устроить охоту на ведьм. У нас мало времени.

Никто не знает, что ему уготовил случай и где завтра окажемся вы и я. А дети вообще не в состоянии себя защитить.

Международные закупки — дело хорошее, в этом направлении есть ряд успехов, но недостатки ужасают и бросают тень на всю идею, подрывая доверие ко всем международным организациям. Подобная ситуация недопустима. Весь механизм надо доработать и надо сделать процесс проведения закупок прозрачным.

Как я уже говорил, дело не в том, чтобы выбрать хороших людей.

Дело в том, чтобы доступными нам средствами принудить тех, кто уже есть, действовать в интересах Украины. И если уж нам не оставили никакой возможности противодействовать формальными процедурами, исками и законодательными инициативами, то мы просто предадим ситуацию максимальной огласке. Я надеюсь, что скандал одернет всех указанных людей и заставит их работать на благо нашей страны.

Не забудьте сделать репост.

Помните о том, что нашей жизнью правит случай.

И никто не знает, какой диагноз мы увидим завтра. Никто.

 

АПД: В тот момент, когда статья уже была написана, представители Crown Agents Ltd вышли на разъяснительную пресс-конференцию, на которой были активисты «Медицинского контроля». Представители Crown Agents Ltd подтвердили, что документ, опубликованный Лавренюк, подлинный, хотя и не окончательный. Благодаря общественникам и неравнодушным гражданам, а также скандалу, который смогли поднять, МОЗ пока приостановил закупку 4 препаратов, против которых протестовала профильный специалист Донская.

Но зрада ещё не побеждена. Даже не надейтесь. Во-первых, закупка этих лекарств только приостановлена, а не отменена. Во-вторых, там не 4 сомнительных препарата, а гораздо больше, но остановлена закупка только 4-х. «Вистрексат», который точно так же не использовался нигде ранее, всё же будет приобретён. Несмотря на заверения прикормленных общественников, которые пытались всех убедить, что информация о закупках — это фейк и закупки не будет. Вывод расследования «Медицинского контроля», что доставка «Вистрексата» в Украину уже началась, очень похож на правду. В-третьих, в Crown Agents Ltd говорят, что технические требования к закупаемым препаратам заместитель министра Перегинец им передал. Но на прямой вопрос общественников, как же тогда в список попали медикаменты, противоречащие техническим требованиям, представитель компании не смог ответить ничего. Ни. Че. Го. Это означает, что все системные требования к Минздраву остаются сверхактуальными, что закон о закупках действительно «дырявый», что непонятно, как и по какому алгоритму осуществляются и контролируются закупки, и что ситуация остаётся критической, а ваше внимание к проблеме — важным.

Ваша помощь в преодолении зрады стала ещё актуальнее.

И помните: онкобольные дети не могут лайкать, репостить, разрабатывать законы, стоять на митингах. Это за них должны делать мы.

Антон Швец

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...