Перейти к основному содержанию

Поддавки против Чапаева

#Трегубов лаконично о том, почему официальная часть вчерашнего протеста — это просто подарок Банковой.

Виктор Трегубов

Организаторы вчерашнего протеста выдвинули власти три требования. Неплохие, надо сказать. Почему бы и нет?

Отмена депутатской неприкосновенности? Двадцать лет ждём!

Антикоррупционные суды? В нынешней версии законопроект о них не устраивает Венецианскую комиссию, требующую нового законопроекта, поданного президентом как субъектом законодательной инициативы.

Выборы по открытым спискам? Есть нюансы с форматом этих списков, но идея хороша. Во всяком случае, лучше, чем нынешняя закрыто-мажоритарная система, где по списочной части «паровоз» первой пятёрки тащит очень странных ребят согласно заранее купленным билетам, а по мажоритарной части торжествует феодализм.

Не худшие же идеи. Могут люди собраться и потребовать. Но есть нюансы.

Нюансы

Первый и главный нюанс: содержимое протеста не налазит на его форму. Протестующие активно критикуют президента и его администрацию, но при этом требуют воплощения тех инициатив, значимая часть которых Банковой откровенно выгодна. Сюр.

В первую очередь речь об отмене депутатской неприкосновенности. Простите, ребята, но в списке выгодоприобретателей от её отмены у Петра Алексеевича почётное второе месте. Первое — у Юрия Витальевича. Прокуратура и АП получают отличный рычаг давления на парламент. Затык-то здесь как раз не в позиции АП, а в позиции самой Рады, обитателям которой, понятное дело, не хочется такого развития событий.

При этом депутаты Рады (!!!) требуют от президента (!!!) снятия депутатской неприкосновенности. Под парламентом. В процессе некоторые из них делают то, за что, при отсутствии оной неприкосновенности, они поцеловали бы сначала асфальт, а потом стену ИВС.

Что это было, Пух?

Антикоррупционные суды? Президент всё равно подал бы законопроект согласно рекомендациям Венецианской комиссии — это настойчивое требование наших западных партнёров, от которого никуда не деться.

Вот открытые списки — да. Открытые списки Банковой, увы, невыгодны.

Если бы я был конспирологом, я бы предположил, что люди, формирующие такой список требований, играют в поддавки. Сейчас ведь президент возьмёт и прислушается. Подаст законопроект по антикоррупционным судам — в собственной формулировке и согласно требованиям «венецианцев». Подаст — ай, простите, уже подал — законопроект по отмене депутатской неприкосновенности. И пусть теперь Рада только попробует не проголосовать.

А открытые списки? А вот здесь, ребята, будет «компромисс». В смысле, вот этим моментом и пожертвуют. Причём Банковая, если что, переведёт стрелки на парламент — и будет права.

Таким образом, официальная часть протеста — это просто подарок Банковой. Даже если его организаторы к этому и не стремились.

Другое дело — неофициальная часть. Здесь уже играют в «Чапаева».

Будем честны: лишь малая доля политиков, пришедших под Раду, шла за озвученной повесткой. Другие шли, как недавно на польскую границу, — засветиться на фоне скандала. Самопозиционироваться. Поторговать лицом и хаосом. Поорать «геть». Какие там открытые списки, когда можно бросить камень в мента?!

Мордобой с полицией и Нацгвардией во второй половине дня не имел ни малейшего смысла с точки зрения достижений целей протеста. Его спровоцировали просто потому, что нужен был мордобой. Нужно было немного крови. Палатки на Груше не имеют смысла — по вышеозвученным причинам. Но нет, их торжественно разбивают. Для полного соответствия карго-культу Майдана не хватает горящих покрышек.

Кажется, та доля участников митинга, которая действительно пришла за исполнением трёх конкретных требований, уже начала подозревать что-то о своих попутчиках. Но без них не было бы массовости. И картинки. И драйва. Поэтому «приходится мириться» и «учитывать специфику партнёров».

Настоящий конфликт этого митинга — не между светлыми активистами и злобной властью. Настоящее противоречие — между теми, кто формально стоит с одной стороны. У них очень разные конечные задачи. Интересно будет посмотреть, когда же они всё же вынуждены будут это признать.

''''