Перейти к основному содержанию

Услышать Айвараса-2. Как формируются потоки

Здравствуйте! В эфире снова радио «Приватизация для самых маленьких» и его ведущие Антон Швец и Дмитрий Подтуркин.

Здравствуйте! В эфире снова радио «Приватизация для самых маленьких» и его ведущие Антон Швец и Дмитрий Подтуркин. В прошлом выпуске мы рассказали о том, что настало время нашему государству задуматься над масштабной приватизацией. Конечно, после передачи получили много дельных замечаний и, отсмеявшись, решили на некоторые из них ответить.

А чтобы вы зря не гадали, для чего тут эти слова, напоминаем, что спонсором нашей передачи является «Фонд Сороса».

Та-ди-да-дам. «Фонд Сороса – мы инвестируем даже в твою мамку». Звони на короткий номер и узнай у брокера, как увеличить на 10 сантиметров твоё кредитное плечо без усилий и смс.

А теперь серьёзно. Когда вы будете читать эту статью, в нашей стране жаба будет сходиться в эпической битве с гадюкой, и по Раде будут бегать мутные люди, собирая по полу рассыпанные голоса. Или не будут, и, значит, жаба успела разрулить свои коитальные проблемы с гадюкой без крайних мер.

Неважно. Потому что по-настоящему важным (при условии не полной диктатуры, конечно) являются не персоналии, а правила игры, которые определяются доступными игрокам ресурсами и механизмами их использования. Приватизация (до определённой степени) способна нарушить функционирование текущей системы распределения ресурсов (и, как следствие, той политической самовоспроизводящейся надстройки, которую принято называть коррупционной), что, однако, не будет означать наступления рая на украинской земле, а будет лишь означать переход к новому этапу борьбы. Борьбы за честные суды, антимонопольное законодательство, стандартизацию лоббизма, упрощение регуляторки и прочие вещи, введение которых вполне возможно будет сопровождаться ещё более болезненными для общества симптомами, чем текущие. Всё, как у приличных людей, а мы говорили, что реформы это больно.

Попытка добиться реформ судов, антимонопольщиков, министерств и всего остального перед приватизацией, как вы видите, терпит неудачу на фоне мощного лобби уже существующих потоков. Надо что-то менять или хотя бы посмотреть на проблему под другим углом.

Вы там уже забыли об Айварасе, да? Но анонимус ничего не забывает, ещё и расскажет вам.

Приступим.

В чём же фиктивные минусы приватизации, о которых нам хотят рассказать как искренне честные люди (меньшинство), так и люди, которые живут с потоков (их среди критиков большинство)?

Кстати, вот ремарочка, надо понимать, что так или иначе с госпредприятий в Украине кормятся только прямо десятки тысяч людей, а косвенно, судя по всему, больше сотни тысяч. Это не шутка. Госпредприятий – тысячи. В каждом есть, как минимум, директор, зам и бухгалтер, плюс депутаты Верховной Рады и облрад, плюс лоббисты, плюс юристы, плюс эксперты, плюс продажные чиновники в профильных министерствах, плюс продажные судьи и т.д. и т.п. Суммируйте сами.

И вот вся эта орава и честное меньшинство имеют некоторые возражения.

Итак, основным пунктом идут возражения от бодрых охранителей народного добра, которое мы предлагаем продать на дне рынка, то есть отдать за бесценок, что, конечно же, должно повлечь за собой наш расстрел за предательство социалистической Родины.

Дорогие друзья, снимите розовые очки, выйдите из зоны комфорта и окиньте взором нашу страну. От высокого киевского «Нафтогаза» до низкопробного коммунального предприятия в каждом Бердичеве. Вы уже 20 лет как не хозяева этого народного добра. И 75 лет до этого тоже были не хозяевами. И никогда вообще в наших краях не был народ хозяином того добра, что зовут «народным». А настоящими хозяевами и выгодоприобретателями этого всего являются люди, перечисленные двумя абзацами выше. На нас от этого народного добра падают только убытки.

Подавляющая часть государственных предприятий используется либо для получения доли с потоков (в дочерние предприятия), либо для направления потоков в свои частные коммерческие системы (например, ДТЭК и ГП «Энергорынок»). Ещё госкомпанию можно использовать как организационную базу для развития собственного бизнеса (твои сотрудники сидят в ГП и получают зарплату от государства, ты списываешь свои расходы, транспортные, коммуналку на бюджет, а всё это работает на твою частную конторку). Высшим пилотажем является использование государственных компаний для формирования таких рыночных условий, которые обеспечивают значительные конкурентные преимущества для своего бизнеса. Но об этом подробней позже.

По большому счёту всё идёт по старой схеме: приватизация прибылей, национализация убытков. «Национализация» это значит из нашего и вашего кармана. Не спрашивайте потом, почему жена районного прокурора рассекает на «Мерсе», а вы рассекаете по знакомым, чтобы занять до получки. Такова плата за содержание народного добра в иллюзорной собственности охранителей.

Почему так происходит?

Ни население, ни медиа при неразвитом гражданском обществе не имеют никакой возможности даже отследить проведение конкурсов на назначение директоров в тысячах государственных предприятий. Проконтролировать их работу качественно тоже нет никакой возможности, нашему обществу это просто не интересно. Скажем, вас интересует, кто является директором ГП «Укркосмос»? Сомневаюсь. Может, какие-то СМИ интересуют? Я погуглил и ничего не нашёл. И чем это ГП там занимается ввиду отсутствия у нас в стране нормальной космической программы, вам тоже, я думаю, не очень интересно. А зря.

ГП «Укркосмос» формирует последние два года по два миллиарда гривен убытков в среднем за год. 2,208 млрд гривен в 2014 и 1,861 млрд гривен в 2015, если быть точным. Это при общей стоимости активов в 3,2 млрд гривен и чистом доходе от реализации продукции в 9,2 млн гривен в 2014 году. Два миллиарда в год в минус только на одном ГП. Мы что запускаем зонды на Марс?

Редакция ничего не хочет сказать о ГП «Укркосмос», его руководстве и не намекает даже, что там кто-то ворует (нет, нет, совсем нет, что вы). Мы просто пальцем в таблицу ткнули. Наугад. Но отсутствие дискуссии в обществе на тему этого ГП и его космических затрат говорит о том, что наше общество, СМИ и гражданские механизмы контролировать государственную собственность и затраты государства не в состоянии. Нам, правда, нужны какие-то свои спутники и ЦУПы за два миллиарда в год, это обсуждалось где-то?

Однако проблема не в этом предприятии. Проблема в другом.

Ввиду того, что чиновник не является собственником предприятия, он не имеет никакой мотивации его развивать. Более того, ввиду того, что у нас демократия и после выборов чиновника с госпредприятия могут турнуть, он заинтересован сосать из предприятия ресурсы безумным насосом, пока ещё можно, пока конфигурация звёзд позволяет. Тот же «Укркосмос» показывал в 2013 десять миллионов убытков. А в 2014 уже миллиарды. Ну так звёзды сложились. Вы назначите в «Укркосмос» честного и прозрачного управляющего (ну или там обоснуете необходимость таких трат), а звёзды тем временем сложатся в другой ГПшке. Их же тысячи.

То есть система госпредприятий является системой нерыночной перекачки денег из наших карманов в карманы тех, кто является настоящим их бенефициаром. Более того, эта система активно используется для деградации рынка, для манипуляции рынком в угоду её бенефициаров и так далее. То есть урон от неё двойной, и косвенные убытки (ухудшение экономической системы) для нашего развития могут быть даже более важными, чем прямые. Потому как коряво функционирующий рынок превращается в систему отрицательного отбора, что способствует выживанию в нём коррупционных и коррупциогенных мутантов.

Подождите, скажет кто-то. Вы тут привели один пример, но есть ведь как убыточные предприятия, так и прибыльные. Не надо говорить обо всех в одном ключе.

Надо. Дело вообще не в убыточности или прибыльности. Чиновнику плевать, какое ему дают для работы предприятие. Там важен оборот. Ну или перспектива оборота.

Не верите?

Смотрите на этот документ. Он на профессиональном политическом жаргоне называется «шахматка». Сразу скажем, он старый, не из последнего акта борьбы жабы и гадюки. И пустой. Многие читатели, впрочем, этот документ узнают.

В этом документе участники политических переговоров в нашей стране заполняют свои пожелания к оппонентам. Делается это не наобум и не из любви к высоким должностям. А потому что к «шахматке» по министерствам прилагается другая «шахматка» по принадлежности государственных предприятий к соответствующему министерству. Смотрите, какая красота.

А чтобы было какое-то общее понимание о толщине потоков у людей чисто гуманитарного политического склада ума, к этому документу прилагается ещё вот такой список из сотни самых жирных государственных предприятий. Вот тут мы и тыкнули пальцем в этот «Укркосмос».

Этот же процесс «организации управления государственной собственностью» повторяется на ступень ниже в областных радах и городских радах тоже, правда, в несколько менее цивилизованной форме.

Поздравляем с покраснением кожных покровов лица тех из наших читателей, кто эту «шахматку» в руках держал. Надеюсь, вы ещё умеете краснеть.

Вернёмся к повествованию.

Так проходят любые высокие политические торги в нашей стране. По-другому они не могут проходить в принципе, пока есть ресурс, управление которым является сферой, подконтрольной чиновникам.

Вы поняли? Правила игры формируют систему, а не личности. Вы можете выбрать кого угодно во власть, но пока есть ресурс, победителю выборов придётся либо контролировать, либо проиграть. Либо всех грызи, либо не лезь в князи, ага. Даже если предположить, что вы выберете честных людей, которые демонстративно откажутся от управления потоками, их оппоненты быстро купят ментов, суды, наших самых честных антикоррупционеров и антикоррупционных журналистов пучком. Оппоненты завалят наших честных людей расследованиями, бюрократией, исками, изобразят людоедами в СМИ, а потом завесят своими бордами каждую плоскость до Луны, раздадут по тысяче гривен бабушкам и по мешку гречки дедушкам и выиграют следующие выборы. Та-дам. Значит, любой победитель должен контролировать ресурс или он не победит. Ну, а когда ресурс начинают контролировать, кто-то начинает петь мантру о потоках.

Вам ещё нужно ваше «народное» добро?

Полагаю, что самые упорные ещё готовы держаться за свои иллюзии. Что ж, продолжим.

Какой можно сделать вывод из всего вышеозвученного?

Первый вывод не совсем очевиден, и его надо очень тщательно пояснить. В нашей политике условно есть должности управленческие (функциональные) и должности регуляторные. Должности управленческие позволяют управлять собственностью (то есть формируют потоки), должности регуляторные формируют среду, в которой все потоки (и государственные, и частные) существуют. В данный момент распределение управляющих и регуляторных должностей среди властей предержащих служит неким аналогом американской системы сдержек и противовесов, гарантом и балансом системы. То есть система регуляции используется не для создания рыночных условий, а просто и тупо для противовеса в управлении государственной собственностью, что гарантирует даже мелкому депутату от оппозиции (или от коалиционной оппозиции) кусок хлеба с чёрной икрой.

Приватизация позволяет уничтожить должности, формирующие потоки, однако, отказаться от регуляторных функций государство не может. Регуляция – одна из основных базовых задач любого современного государства. Понятное дело, что исчезновение управляемой «государством» собственности никуда не денет лоббистов в регуляторной части. Но это изменит реальный функционал регуляторки в нашей стране.

Приватизация смещает акцент от управляющей функции быстрой рубки капусты в сторону регулирующей функции, в которой лоббисты продавливают снижение пошлин, тарифов и т.д. и т.п.

В общем, всё, как у приличных людей, но нам, конечно, так не повезёт, во всяком случае, не сразу.

Второй вывод проистекает из первого.

Острота наших политических кризисов заключается в том, что правящая коалиция получает почти всё. Управления потоками и крупными государственными предприятиями позволяют создавать рынки или схлопывать их по своему желанию локально, что сильно отличается от изменений в регуляторной части, ведь они касаются всех игроков рынка. И лоббизм в развитых странах приводит просто к изменениям правил игры для всех (кому-то при этом всё равно везёт больше, но система остаётся понятной и конкурентной, пусть и в новых условиях).

В нашем же случае тот, кто выиграл, получает возможность раздавить своих оппонентов, ставя на колени даже их частный бизнес, просто схлопывая чужие рыночные ниши. Кроме того, очень часто частный бизнес политических игроков в принципе не способен функционировать без определённой конфигурации государственных потоков и создаваемых госпредприятиями преимуществ (как, например, вся прибыльная часть империи Ахметова). А значит, для сохранения этой конфигурации политические игроки пойдут на что угодно. И идут. Раз за разом.

Хорошо, скажет нам самый стойкий защитник народного добра. Проблемы есть, и надо их решать. Давайте продадим убыточные предприятия или закроем их совсем. Давайте раздробим монополии и тоже продадим.

Но есть же критически важные предприятия, кроме того, есть прибыльные предприятия даже в государственной собственности. Их-то зачем продавать? Давайте устроим комиссию прозрачную, вот как Яресько предлагала, и будем назначать на открытом конкурсе управляющих. На сотню-другую предприятий-то внимания СМИ и гражданского общества хватит?

Мы не зря говорили о том, что речь не о прибыльности совсем. Наглые схемы вывода капитала используют только совсем уж тупые министры и директора. Разумеется, как переходный механизм, предложение часть приватизировать, а частью – прозрачно управлять вполне прокатит. Более того, это, судя по всему, единственный реалистичный механизм. Но потоков он не уничтожит, если уж они так вас беспокоят. Да и вообще, у подобной реализации тоже есть и другие минусы, и значительные.

Какие?

Так управляющий-то, конечно, выбирается на открытом конкурсе. Но поскольку предприятие находится в собственности профильного министерства, то программу развития и задания этому управляющему пишет непрозрачно назначенный департамент министерства. Собственно, в войне самого честного управляющего и чиновников из министерства победит почти наверняка министерство, потому что министерство является собственником предприятия (от имени народа Украины, разумеется, но тем не менее).

А значит, никакой аудит и никакая прозрачность, и, по большому счету, никакой управляющий не смогут помешать чиновникам из министерства использовать госкомпанию для формирования преимуществ для частного бизнеса чиновников или олигархов, которые купят этих чиновников. При большом умении и при таком режиме само госпредприятие может быть вполне прибыльным, респектабельным и проскакивать аудит Pwc без всяких проблем. Задача эта не самая простая, но вполне реализуемая. Более того, она даже реализована.

О том, как организуются такие схемы, мы расскажем вам в следующей статье, на конкретном примере ГП «Международный аэропорт «Борисполь».

А с вами была передача «Приватизация для самых маленьких» и её бессменные ведущие. Надеюсь, людей, которые понимают, какой проблемой для Украины является «народное» добро, стало чуточку больше.

Да прибудут с вами Сорос и национальная олигархия. Не переключайтесь.

А пока у нас музыкальная пауза.

П.С. Если «Укркосмос» разродится заявлением/пояснением, куда они дели четыре лярда, мы готовы его вставить в текст статьи. А то вдруг вы там и, правда, зонды на Марс запускаете, а не гендиректоров на Майорку.

Дмитрий Подтуркин

Антон Швец 

''отсканируй
и помоги редакции