Ловушка арабских автократий 

Почему у одних арабских автократий всё и после Арабской весны неплохо, а у других — мрак? Есть объяснение


Примечание редакции. Как поживают арабские автократические режимы по завершению Арабской весны? Неоднозначно. Кто-то сумел приспособиться, а у кого-то всё стало только хуже. Почему так и что к этому привело — в своей колонке для Project Syndicate анализирует экс-министр иностранных дел Израиля Шломо бен-Ами.

Ловушка арабских автократий

Фото: Мухаммед Эль-Шахед / Getty Images 

C начала Арабской весны прошло более шести лет — и жизнь большинства арабов по сравнению с 2011 годом лишь ухудшилась. В обществах Ближнего Востока и Северной Африки, где две трети населения — возрастная категория от 15 до 29 лет, царит безработица. И по всему региону режимы закрывают каналы политического самовыражения и отвечают на народные протесты со всё возрастающей жестокостью.

Правительства Египта, Саудовской Аравии и, в меньшей мере, Марокко олицетворяют собой видимую неспособность арабских режимов избежать ловушки автократии. Даже в ситуации, в которой новое народное пробуждение кажется неизбежным.

Египет — вообще классический пример того, как революция завершается предательством. Диктатура президента Абделя Фаттаха ас-Сиси ещё жёстче, чем была у Хосни Мубарака, чьё 30-летнее правление завершилось восстанием в 2011 году. С помощью полиции, которую он сам же описывает как «мафия в миллион человек», Сиси сделал репрессии основным организационным принципом своего режима.

Переделать экономику Египта настолько, чтобы выгоду от неё начали получать 95 миллионов населения страны (плюс 2 миллиона, добавляющиеся каждый год) — Гераклов подвиг. И это задача, выполнения которой избежать египетским лидерам не удастся, просто потому, что социальный контракт времён Мубарака — «свобода в обмен на процветание и субсидии» — уже не может поддерживаться.

С уровнем безработицы молодёжи в 40%, лишь ярый сторонник реформ на должности президента может оттащить Египет от пропасти экономической катастрофы. К сожалению, вместо того, чтобы дать надежду молодым египтянам, протестовавшим на площади Тахрир 6 лет тому назад, Сиси придушил частную инициативу и сделал армию ведущим актором в экономике страны.

Возможно, опасаясь ещё большего напряжения в обществе, Сиси всё же должен выполнить условия, выдвинутые в прошлом ноябре Международным валютным фондом в рамках помощи на $12 млрд. Это подразумевает резкое снижение зарплат в раздутом госаппарате Египта, в котором до сих пор трудится 6 миллионов человек (не считая армии и полиции), и снижение субсидий, которые до сих пор составляют 30% бюджета страны.

Хуже того, при Сиси действует даже меньшее количество институционных каналов политического самовыражения, чем при однопартийной системе Мубарака. Согласно данным Египетского центра экономических и социальных прав, в 2016 году в Египте было в пять раз больше уличных протестов, чем то было в среднем в годы до Арабской весны. Создаётся социальный вулкан. Рано или поздно будет извержение.

В Саудовской Аравии монархически-теократический режим пережил Арабскую весну относительно легко: он мог себе позволить щедро ублажать своих граждан. Но социальный контракт королевства, как и в Египте, всё сложнее поддерживать из-за падения цен на нефть и роста население более чем на 25% только за последнее десятилетие.

Ранее в этом году саудовское правительство было вынуждено урезать зарплаты в госструктурах и субсидии на базовые товары. Это показывает большие риски, с которыми сталкивается правящий режим (на самом деле урезание зарплат быстро отменили после протестов, вспыхнувших в четырёх городах). Не в последнюю очередь потому, что государство остаётся крупнейшим работодателем для граждан страны.

Многие автократы регионов верили в «китайскую модель» недемократического развития. Но она их явно подвела. Для неё нужно намного больше социоэкономических и политических преобразований, чем мог бы себе позволить арабский мир.

Из этого следует, что план саудовского кронпринца Мухаммеда ибн Салмана по превращению нефтезависимой экономики страны в современную индустриальную будет длительным и неуверенным процессом. Экономические реформы окажутся успешными лишь в случае сочетания с далеко идущими политическими реформами, которые неизбежно пошатнут фундамент режима.

Как и Саудовская Аравия, Марокко, также монархия, пережила Арабскую весну без серьёзных потерь. В то время король Мухаммед VI мудро ответил на протесты предложением конституционных реформ и выборов. Но сейчас Марокко переживает собственный «тунисский момент» — напоминание о самосожжении уличного торговца Мухаммеда Буазизи в 2010-м в знак протеста против государственного угнетения.

Отчаянное действие Буазизи разожгло Арабскую весну. В этом году Марокко догнало его мрачное эхо — торговец Мухцин Фикри был раздавлен насмерть мусорным прессом при попытке вернуть свою рыбу, конфискованную властями. Смерть Фикри вызвала волну протестов в Северном Рифе, регионе с долгой историей восстаний.

Революционная ситуация часто возносит ранее неизвестных лидеров. В Рифе 39-летний безработный по имени Нассир Зелфази стал лидером протестов, быстро перебросившихся на другие части страны. Через онлайн-видеосервисы он распространяет зажигательные речи против правительственной коррупции и «диктатуры» в Марокко. 11 июня в столице страны Рабате прошли крупнейшие народные протесты с начала Арабской весны.

В отличие от своего отца, короля Хассана II, Мухаммад поддерживал родную для региона берберскую культуру и инвестировал в превращение побережья Рифа в производственный хаб. Но этот процесс шёл беспорядочно, поскольку монархия жёстко контролировала все правительственные экономические инициативы. Инвестиции, обещанные в 2015 году, ещё не стали реальностью.

Однако же марокканская монархия всё ещё на шаг впереди остальных арабских режимов, когда доходит до ответов на общественные настроения. Эта политическая смекалка в сочетании с растущей экономикой страны может помочь режиму пережить нынешнюю турбулентность и последующие жёсткие потрясения. Но правительство также должно следовать политическим реформам, обещанным в 2011 году: ослабить контроль над экономикой и обеспечить инклюзивный рост и процветание, включая работу по устранению серьёзного неравенства регионов.

Когда самодовольные правители и «избранные» автократы не отвечают на массовые протесты контролируемой революцией сверху, они неизбежно сталкиваются с ещё более жестокой революцией снизу. Для арабских режимов ни обещания субсидий, ни угрозы репрессий не смогут загнать политического джинна обратно в бутылку.

Перевод Виктора Трегубова.

Источник: Project Syndicate.

Подпишитесь на наши PUSH-уведомления, чтобы первыми узнавать о появлении новых материалов. Также у нас есть Telegram-канал со всеми статьями и новостями.

Заметили опечатку? Выделите этот фрагмент текста мышью, и нажмите Ctrl + Enter.




Если вдруг Дискасс начнет показывать рекламу - пишите нам в ФБ.