Перейти к основному содержанию

«Аш-Шабааб» и китайский Мозамбик. Фактор местных властей

КНР виновата. А местные что, филантропы?
Источник


Раньше

В 2019 году стало понятно, сколько денег требует «Аш-Шабааб» за свои старания. Вышло исследование, утверждавшее, что услуги повстанцев обходятся в 2 млн долларов в месяц. А взамен они «помогают» незаконной вырубке леса на экспорт.

Местное население в курсе, но поделать ничего не может. Так получилось, что в Мозамбике никто не может официально связать деятельность «Аш-Шабааб» с Китаем — но в итоге получается именно это. Почему-то большая часть нелегально добытой древесины уезжает именно из районов, контролируемых боевиками.

Но даже в самом Мозамбике явно есть где развернуться китайским трейдерам. Например, для торговли в портах (в основном, Пемба и Мтвара) боевики нанимают местных жителей наравне с танзанийскими мигрантами.

Примечание переводчика. В оригинале получался намёк на то, что сами террористы не особо знакомы с искусством эйчаров.

Важно понимать, о чём идёт речь. Вырубка леса на птичьих правах — это сплетение многих тёмных делишек, начиная с детского труда и заканчивая торговлей людьми. «Персонал» здесь работает на износ и часто остаётся без какого-то вознаграждения.

Потеря зелёных насаждений меняет и погодные условия. Ураганы в последнее время наносят всё больший и больший ущерб. Соответственно, приходит и большая бедность. А как вы помните, любой регион с серьёзными социальными проблемами — золотая жила для боевиков, которым всегда требуются новобранцы.

Официальным ущербом от деятельности «Аш-Шабааб» остается финансовый поток, который местные власти теряют в виде налогов.

По сути, часть этих средств можно было потратить на защиту от самих боевиков. Да и другие важные задачи выполнить: подлатать инфраструктуру, наладить работу образовательных учреждений и медицины.

Столица предпочитает рассматривать повстанцев через прицел, решая проблему исключительно военными средствами. Но даже если боевиков подавят, схемы с нелегальным экспортом древесины приведут к очередному витку народного недовольства — и вы уже знаете, как «Аш-Шабааб» этим пользуется.

Проблему вырубки невозможно решить, поскольку корнями она уходит далеко за границу. Лишь от аппетитов Китая зависит, как будет жить Мозамбик в будущем.

Простые методы здесь не работают. В 2017 году правительство уже запрещало любой экспорт необработанных бревён. Так чиновники надеялись простимулировать рост местной отрасли по обработке сырья, а заодно создать добавленную стоимость. К тому же, такое расширение сулило рабочие места.

И что с того? С тех пор необработанная древесина ещё ни разу не задерживалась на своём пути в Азию. Мозамбик был, есть и останется её крупнейшим экспортёром на континенте.

Спустя три года после запрета «запрещённая» древесина продолжала ехать в Китай — для него предназначались 99% отправлений с данным ресурсом.

Что самое страшное — суть проблемы понимают даже чиновники. Заместитель директора по лесному хозяйству прямо намекает, что КНР мотивирует беднейшие слои населения рубить лес, чтобы хоть как-то прокормиться.

Но местами власть чудом ничего не замечает. Ситуация в Кабо-Дельгадо, где китайца отпустили вместе с контрабандным грузом — вовсе не уникальный случай.

В этих краях нет никакого регулятора, пространство полностью свободно для маневра. Даже если бы китайское посольство захотело вмешаться — не факт, что у него получилось бы отследить все схемы с участием своих сограждан. Разве что их поймает полиция. И не отпустит, а всё же депортирует.

Процесс нелегальной торговли слишком выгоден локальным элитам. Потому они будут стараться защитить своих посредников из КНР даже от самой КНР.

Судите сами: в январе 2020 года Поднебесная ввела законодательный запрет на приобретение, перевозку и переработку древесины, добытой из нелегальных источников. Уже в августе Китай и Мозамбик обменялись списками незаконных трейдеров, возивших контрабанду из Кабо-Дельгадо.

В январе этого года была проведена облава. 66 контейнеров изъято, за решёткой девятеро человек. Всё хорошо, просто это — капля в море.

В 2018 году лишь первый триместр показал экспорт 600 тысяч кубометров древесины. И это лишь приблизительные данные. Но сравните их с содержимым изъятых контейнеров: суммарно получится 2032 кубометра.

Пожалуй, без китайских пожеланий схемы действительно не рухнут. Но именно местные власти Мозамбика не дают им даже зашататься. Дуэт крайне опасен.

Вспомните освобождение контрабандиста Чжао. Изначально он оказался за решёткой. Была ли возможность у китайских чиновников выдать ордер на арест и добиться депортации, чтобы осудить преступника дома? Запросто.

Но этого всё же никто не сделал. А пока подсчитывался ущерб, подозреваемого просто отпустили местные правоохранители.

Если убрать из этого уравнения покупателя, ситуация не улучшится. Запретите поставки в КНР — и за древесиной из Мозамбика сразу выстроится когорта других покупателей. Но пример того, к чему приводит такая торговля, заметен уже сейчас.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.