Перейти к основному содержанию

Авторитарные лидеры Азии и их слабая экономика

Азиатский авторитаризм становится вреден для экономики, пишет индийская учёная Джаяти Гош. И объясняет, почему.
Источник

Примечание редакции. Авторитарный стиль правления лидеров Азии уже не столь полезен для азиатских экономик, как был когда-то — пишет в своей колонке на Project Syndicate профессор экономики университета Джавахарлала Неру Джаяти Гош. И приводит примеры.

Хотя в новостях чаще говорят о президенте США Дональде Трампе, культ авторитарных лидеров больше всего развит в Азии. На континенте имеется масса правителей, которые считают выгодной централизацию власти, в их числе премьер-министр Индии Нарендра Моди, президент Филиппин Родриго Дутерте, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и самый могущественный из всех них — председатель КНР Си Цзиньпин.

Конечно, их стиль руководства различается. Однако у всех азиатских авторитарных правителей есть общее главное свойство: они добиваются общественной поддержки за счёт экономического невежества. В частности, им выгодно популярное мнение, будто руководителям, сконцентрировавшим в своих руках политическую власть, легче добиваться роста экономики. В большинстве случаев люди соглашаются с этим утверждением, рассчитывая на финансовую прибыль и «развитие» в качестве награды.

Удивительно, но рынки тоже соглашаются с этим ошибочным суждением. Глобальные инвесторы склонны пренебрегать правами человека и предпочитают стабильность и авторитарную решительность вместо непредсказуемости демократии. Фондовые и валютные рынки регулярно наказывают государства мира даже за малейшие намёки на политические неурядицы. Между тем, руководители, обладающие большей властью и меньше ограничиваемые системой сдержек и противовесов, считаются лучше позиционированными для проведения значимых «реформ».

Но идея, будто сильный авторитарный лидер способен обеспечить более позитивные экономические результаты, ошибочна (за исключением, может быть, лишь случая Си Цзиньпина). Правда такова: авторитарные власти Азии управляют государствами, уязвимость которых возросла; и ещё больше возросла уязвимость их экономики.

Вплоть до недавнего времени эта уязвимость оставалась незамеченной. Развивающиеся страны быстро восстановились после финансового кризиса 2008 года, причём страны Азии оказались в числе наиболее динамичных. Лишь немногие эксперты осмеливались указывать на то, что этот быстрый разворот стал результатом кредитных пузырей, надувавшихся из-за операций carry-trade (получение кредитов в странах с низкими ставками и предоставление затем этих средств странам с высокими ставками), которые осуществлялись из центров глобального капитализма с избыточной ликвидностью. Иными словами, праздник в Азии, начавшийся после кризиса (и который, честно говоря, был не особенно бурным), рано или поздно должен был закончиться.

С начала 2018 года те же самые развивающиеся страны стали испытывать серьёзные затруднения из-за сочетания различных факторов, начиная с ужесточения монетарной политики Федеральным резервом, что привлекло капиталы обратно в США. Эти затруднения усугубляются продолжающейся торговой войной между США и Китаем. Начавшееся из-за этого торможение выявило проблемы в экономике азиатских стран, которые ранее были хорошо скрыты.

Оказалось, что большинство лидеров Азии, которых финансовые рынки так долго хвалили, — в реальности очень плохие экономические менеджеры. И теперь инвесторы начали от них отворачиваться. Больше всего поражает то, как много времени потребовалось рынкам, чтобы прийти к этому выводу. Ведь тревожные сигналы появились уже давно.

Например, в Индии уже одной только катастрофической демонетизации банкнот, проведённой Моди в ноябре 2016 года, должно было хватить, чтобы встревожить наблюдателей. Этот шаг оказался политически успешным для правящей партии, но в экономическом смысле был разрушительным, поскольку он вызвал колоссальный сбой в индийской экономике и негативно повлиял на её неформальный сектор, в котором заняты примерно 81% всех работников страны.

А если этого показалось мало, качество экономического управления Моди следовало поставить под сомнение из-за плохо спланированного и поспешно введённого налога на товары и услуги. Были и другие серьёзные проблемы, например, избыточная зависимость от притока спекулятивного краткосрочного капитала для финансирования растущего дефицита счёта текущих операций, а также недостаточное внимание к повышению производительной занятости и содействие экономическому росту за счёт увеличения зарплат. Даже сегодня большинство этих проблем практически не обсуждается.

Чем объяснить слабые экономические результаты авторитарных правителей Азии? Возможно, всё дело в том, что неограниченная политическая власть позволяет совершать экономические ошибки крупного масштаба. Кроме того, большинство таких лидеров любят демонстрировать свою силу перед обществом внутри страны, но перед лицом глобального капитала они робеют. Публично выступая против принятия мер, которые могут навредить их популистской повестке (например, повышение процентных ставок), они затем обычно уступают под давлением финансовых рынков.

Всё это потому, что проводимая ими политика привела к полной интеграции экономики их стран в глобальную торговую и финансовую систему, но не на равных условиях. Несмотря на всю их националистическую риторику, им становится трудно сменить направление, когда экономический ветер начинает дуть навстречу. Исключением является Китай, где неортодоксальная политика и значительное вмешательство государства в экономику сделали её намного менее уязвимой к внешним шокам. Впрочем, хотя до сих пор Си Цзиньпину удаётся справляться со всё более сложным и враждебным внешним окружением, многие серьёзные внутренние трудности страны могут легко превратиться в огромные проблемы.

Какими бы ни были причины изобилия авторитарных лидеров в странах Азии, люди и рынки слишком долго воспринимали их неправильно. Авторитарные правители — это плохо для демократии и реально очень плохо для экономики.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...