Перейти к основному содержанию

Берлин против Пекина. Хватит ли сил?

Привычка искать рынки ценой гордости – так себе подход. Берлин подтверждает.
Источник

Как и все лидеры, которые задержались слишком надолго, немецкий канцлер Ангела Меркель оставила своему преемнику целый ворох незавершённых дел.

Впрочем, кроме обязанностей, это даёт шанс полностью пересмотреть политику, давно изжившую себя. Лучше всего показывает отношение Берлина к китайцам — давно умирающее без обновлений.

Поначалу Меркель была проворной в отношениях с Китаем и вела себя уверенно. Взявшись за дело, она превратила КНР в один из приоритетов внешней политики.

Например, Ангела посетила Поднебесную всего через полгода после своего вступления в должность (2005 год). Это был первый из двенадцати последующих визитов сюда — больше всех её предшественников, вместе взятых.

Для канцлера это сделало Китай самой посещаемой страной после России, США и европейских соседей Германии.

Заодно Германия уравновесила интересы, сбивающие с толку других мировых лидеров. Так что в КНР Ангела всегда считалась желанным гостем — а как иначе, если она помогала немецким предприятиям войти на местный рынок и сделать Германию одной из популярнейших стран среди китайцев?

Когда Пекин думал о быстрой индустриализации, именно немцы предоставили необходимые для этого станки. Популярнейший автомобильный рынок в мире простаивал — и его наводнили автомобили из Германии.

Даже в прошлом году Китай оставался крупнейшим торговым партнёром немцев. Он на две головы выше стран Евросоюза и Соединённых Штатов, о чём тут говорить?!

Всё это не мешало Меркель без колебаний высказываться по поводу прав человека. В 2007 году она встретилась с Далай-ламой и в дальнейшем не обращала внимания на возмущение китайских чиновников.

Ещё канцлер поддержала эмбарго Евросоюза на поставки оружия в КНР. И это несмотря на давление со стороны лидеров отрасли, требовавших от него отказаться.

Также Меркель изо всех сил пыталась устроить переезд для лауреата Нобелевской премии мира Лю Сяобо — тот из-за болезни должен был покинуть Китай для лечения. Со временем канцлер успешно надавила на Си Цзиньпина, чтобы в Германию переехала и вдова Лю.

Долгое время стратегия Меркель имела смысл на многих уровнях. Судите сами, есть ли у Германии серьёзные стратегические интересы в Тихом океане? Нет. Но зависит ли её процветание от торговли? Определённо да.

Можно было искать другие способы извлечь выгоду из китайского подъёма, сохранив демократические принципы у себя дома.

Это было особенно верно, когда Меркель вступала в должность. Под руководством президента Ху Цзиньтао и его премьер-министра Вэнь Цзябао КНР была относительно открыта. Возможно, Пекин не всегда шёл на экономические реформы, но давал китайскому гражданскому обществу куда большую степень свободы.

Идея о том, что торговля и взаимодействие помогут изменить Китай, особенно сильно нашла отклик в Германии.

Старая западногерманская стратегия преследования Wandel durch Handel (изменение путём торговли) в отношениях с СССР способствовала разрушению барьеров и укреплению доверия, которое позволило Германии воссоединиться при небольшой советской оппозиции.

В своих отношениях с КНР что Меркель, что другие немецкие политики видели отражение собственных преобразований в своей стране. К несчастью для них, вскоре Китай пошёл совершенно иным путём.

Банкова, ти нас за мультики продала?

И с тех пор политика Германии изо всех сил пыталась разве что приспособиться к этому процессу.

Ещё до того, как Си пришёл к власти (2012 год), Коммунистическая партия Китая ужесточала контроль над обществом и экономикой. При Си эти тенденции усиливались и углублялись, что привело:

  • к восстановлению государственного контроля над отдельными сферами экономики;
  • к подавлению некогда вольного города-государства Гонконг;
  • к агрессивной политике и культурной ассимиляции в тюркском районе Синьцзян.

Как же отреагировала политика Меркель на такие изменения Китая? Никак.

А в марте прошлого года Пекин ввёл санкции против немецких учёных и аналитических центров. Это был своеобразный ответ на санкции Евросоюза, следовавшие из-за нарушения прав человека в Синьцзяне. Логично спросить, как отреагировала Европа.

Меркель и Макрон протолкнули Всеобъемлющее соглашение об инвестициях (CAI) между Евросоюзом и Китаем.

Увы, такая приверженность Меркель торговле с КНР, независимо от авторитарных шагов в стиле Си, вызывает скептицизм — в первую очередь, насчёт способности западного общества к выживанию.

Похоже, что сейчас даже политики сомневаются в способности Европы противостоять китайскому нашествию в будущем. Особенно если Штаты со временем вернутся к идеям изоляционизма и предпочтут тотальное безразличие по отношению к традиционным союзникам.

Логика европейцев — лучше заключить торговое соглашение сейчас, пока твои позиции на переговорах не ослабли ещё больше. Ведь с таким отношением они точно слабеют.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.