Перейти к основному содержанию

Брюссель и Газпром

Как Газпром терроризировал энергорынок ЕС
Источник

Примечание редакции. Мы взяли на себя смелость перевести этот материал The Daily Telegraph, поскольку он явно значим для нашей страны и для нашего читателя. Речь идёт об утечке документов Еврокомиссии, опубликованной польским сайтом Biznes Alert.

Удушающая хватка Владимира Путина на поставках газа в Европу была вскрыта утечкой документов Евросоюза. В них — свидетельства намеренных нарушений европейских законов и использования принципа «политических наездов» в течение почти десяти лет.

Самое долгое расследование в истории ЕС показывает, что контролируемый Кремлём энергетический гигант Газпром использует свою мощь для давления на уязвимые страны Восточной Европы и для раскола объединённого энергорынка ЕС принудительной ценовой политикой.

Согласно отчёту, Германия наслаждается выгодными условиями сделки с Газпромом, получив конкурентное преимущество перед другими экономиками ЕС за счёт низких цен на газ, и бросает страны пограничья на произвол судьбы перед силовым шантажом Москвы.

Сотни страниц утечки показывают необычайную картину хищнического поведения, где Газпром действует как силовая рука российской внешней политики. С Болгарией вели себя почти как с колонией, тогда как Польша вынуждены была платить заоблачные деньги за импорт сибирского газа.

Набор файлов, попавших в руки евродепутатов — нечасто случается такое нарушение обычных правил безопасности, стал политической бомбой и обескуражил департамент конкуренции Евросоюза. Если верить этим бумагам, Брюссель выяснил правду уже давно, но чиновники предпочитали закрывать на неё глаза в надежде прийти к взаимопониманию с Москвой — ценой отторжения базовых принципов европейского законодательства.

 

«Это очень важно. Эти документы показывают, что (Газпром) постоянно злоупотреблял доминирующей позицией — и, безусловно, исходя из политических целей», — говорит профессор Алан Райли, эксперт по энергетическому законодательству ЕС в Atlantic Council.

«Газпром пытался разделить европейский энергорынок при каждом удобном случае. А теперь Еврокомиссия собирается пойти на сделку, в которой позиция восточноевропейских стран представлена так, как будто они вовсе и не входят в ЕС», — говорит он.

При этом сам политический контекст события взрывоопасен. Комиссар по вопросам конкуренции Магрет Вестагер запустила спорную и агрессивную кампанию против американских технологических фирм, как то Google и Apple, очерняя лидеров Кремниевой долины и обозначая их угрозой европейской демократии.

Критики утверждают, что двойные стандарты, применённые к Газпрому, доказывают: комиссия попала в «ловушку регулирования», поддалась давлению и стала идеологически неуравновешенной.

Ключевой элемент отчета — «Изложение целей» — конфиденциальный список обвинений со стороны директората по конкуренции. Он был составлен в 2015 году после четырёх лет расследований и наиболее крупных «рассветных рейдов», когда-либо проводимых спецгруппами Еврокомиссии.

В нём постулируется, что Газпром нарушил многие европейские законы и был уличён в «агрессивном поведении», выставлении «нечестных цен» и недобросовестном использовании своей «доминирующей позиции». Еврокомиссия призвала выставить штрафы в размере 30% от сумм соответствующих сделок или до 10% от всего оборота. «Комиссия полагает, что нарушения были совершены осознанно. Газпром осведомлён о незаконной природе по крайней мере некоторых из многих контрактных и неконтрактных операций», — говорится там.

Согласно данным расследований, Газпром выставлял Польше счет на $350 за тысячу кубометров газа, в то время как Германия платила за газ, идущий по трубопроводу Ямал, лишь $200. Тогда как с логистической точки зрения цена для Германии должна была быть выше. Причиной такого дисбаланса было желание наказать Польшу за отказ передать контроль над частью газотранспортной инфраструктуры россиянам. В свою очередь, ценовые привилегии Германии объясняют, почему она стала главным защитником интересов Газпрома в Брюсселе, невзирая на атаки Кремля на западные демократии.

Этот эпизод показывает всю пустоту европейских риторических и морализаторских заявлений и рискует перерасти в большой скандал в Брюсселе. Польские политики утверждают, что Германия использовала своё огромное влияние на институции ЕС, чтобы положить отчёт под сукно и продавить дружественное соглашение с Газпромом, сохраняя статус-кво.

«Нам сообщили, что Комиссия стремится к дружелюбному урегулированию и уже согласилась на сделку. Это предательство, и Польша — не единственная жертва», — говорит Яцек Сариуш-Вольский, глава польских евродепутатов и бывший министр Европы в польском правительстве.

«Документ, безусловно, свидетельствует, что Газпром годами нарушал законы ЕС, и что Комиссия всё равно планирует закрыть на это глаза. Эти их действия — в стиле тихой войны, которую ведёт Россия. Здесь речь о корыстных интересах», — говорит он.

Пока идёт разбирательство, Россия близка к монопольному статусу в регионе бывшего Варшавского блока. На ней — более двух третей поставок газа в ряд стран. Её три трубопровода дают 64% от общего импорта газа ЕС. Переход на закупки сжиженного газа и строительство LNG-терминалов в Польше и Литве снизили эту зависимость, но в целом проблема остаётся.

Несмотря на то, что 271-страничный документ подвергся сильному редактированию, вывод ясен: «Газпром преследует стратегию сегментации рынка в странах Центральной и Восточной Европы через территориальные контрактные ограничения и подобные меры».

Также Газпром мешает внутренней конкуренции, запрещая контрактным партнёрам реэкспортировать газ за пределы своих стран.

Политика рыночной сегментации Газпрома нацелена на поддержание ценовых разниц между странами ЕС, что позволит Газпрому выставлять ещё большие цены.

Газпром контролирует хранилища и пункты замера и пытается препятствовать реверсной подаче газа «с Запада на Восток», оставляя более уязвимые страны беспомощными перед кремлёвской удавкой. «Контракты в принципе запрещают перепродажу газпромовского газа в другие страны», — говорится в документе.

Газпром активно мешал Польше получить срочные поставки газа от западных поставщиков во время острого газового кризиса 2009 года.

Болгария вообще изолирована и не имеет связи с соседними газораспределительными сетями. Согласно документу, страна стала жертвой «эксплуатационного насилия». Государственный энергетический концерн BEH «не имел иного выбора, кроме принятия несправедливых условий сделки». Большая часть деталей осталась за кадром, но в восточноевропейской прессе звучали обвинения в запугивании и шантаже.

В ЕС признали, что обещания Газпрома мало что изменили, но все равно готовы заключить сделку, пожертвовав интересами Восточной Европы

В странах Балтии цены на газ произвольно меняются от страны к стране, отражая «наказания» или изменения в политике руководства соответствующих стран по отношению к России. Такое давление — нарушение как духа, так и буквы законов интегрированного рынка Европы.

Газпром изменил некоторые политики, но основа осталась прежней. «Невзирая на многократные требования покупателей Газпрома снять ограничения, невзирая на утверждения, что они противоречат европейскому конкурентному законодательству, Газпром отклонял или игнорировал все запросы», — говорится в докладе.

В одном из утёкших в сеть документов представлен взгляд некоего не поддающегося идентификации источника в аппарате ЕС на предложения Газпрома по урегулированию спора. Там говорится, что предложение Газпрома позволит компании «сохранить свою ценовую политику» и не предотвратит дальнейшие злоупотребления.

Документ признаёт, что принятие предложения со стороны ЕС будет «рассматриваться как провал попытки использовать правоохранительные органы ЕС», однако до последнего времени именно это и планировалось. Однако в итоге Комиссии, возможно, придётся выбрать более жёсткую линию.

Этот скандал — политический аналог автомобильного «дизельгейта», и он поднимает неудобные вопросы о целостности немецкой политической системы. Польское правительство в ярости: ведь оно как раз находилось под огнём критики со стороны ЕС из-за своей судебной политики. Теперь уже оно, в свою очередь, обвиняет ЕС в «избирательной морали».

Социал-демократы в немецкой правящей коалиции сохраняют тесные связи с Москвой и поддерживают газпромовский трубопроводный проект «Северный поток-2». Экс-канцлер Герхард Шредер — в руководстве проекта и на зарплате у Кремля. Утекший в прессу отчёт Комиссии предполагает, что этот проект вряд ли в интересах всех членов ЕС и вряд ли совпадает с энергетическими целями союза.

В любом случае, риски для проекта возрастают. Президент Газпрома Алексей Миллер — под драконовскими санкциями Вашингтона. Сложно представить, как Shell, Engie и другие фирмы в консорциуме Nord Stream 2 рискнут продолжить сотрудничество, сопряжённое с такими огромными политическими и юридическими рисками.

''отсканируй
и помоги редакции