Перейти к основному содержанию

Будущее прокси-войны. Мир гражданских войн

Две войны обычные против 52 гражданских. За год

Не забывайте, что после Второй мировой частота открытых конфликтов между государствами значительно снизилась. Привычная деталь обихода вдруг стала редкостью. Так или иначе, последней войной между великими державами была Корейская война 1950-53 годов.

Джон Гэддис называл отсутствие серьёзной межгосударственной войны в те времена «длительным перемирием». Ученые предлагали множество факторов, объясняющих это явление. Например, глобальное распространение демократии создало зону без ярко выраженных конфликтов между странами.

Кроме того, свою лепту внесла политика ядерного сдерживания. Она снизила вероятность прямого столкновения между государствами, обладающими «красной кнопкой», пока дипломаты готовят плацдарм для урегулирования споров. Кроме того, вместе с демократией проявилась экономическая взаимозависимость, а она, как никто иной, увеличивает издержки от участия в межгосударственной войне.

В дополнение ко всему, никуда не испарились воспоминания о Второй мировой войне. Понемногу распространялись нормы, исключающие варианты любых территориальных завоеваний — так война между государствами утратила даже следы легитимности.

Так что сейчас преобладают гражданские войны — то, что Дэвид Армитидж назвал «наиболее распространённой, самой разрушительной и характерной формой организованного человеческого насилия». Количество внутренних военных конфликтов заметно увеличилось ещё в 1970-х годах.

Затем оно достигло пика после окончания холодной войны, несколько снизилось, но после длительной паузы снова пошло вверх — условной точкой отсчёта можно считать арабскую весну (2011 год). Мир изменился: в эпоху, начавшуюся после холодной войны, почти 90% конфликтов составляют гражданские войны. Например, в 2019 году произошло всего два межгосударственных конфликта — зато внутренних столкновений военного характера насчитали уже 52.

Есть факторы, ставшие надёжной помехой для любой межгосударственной войны. Это демократия и ядерное оружие. Но, к сожалению, они намного хуже предотвращают внутренние конфликты. Между тем главные причины гражданской войны (бедность, неэффективное управление и этническая/религиозная напряжённость) по-прежнему преобладают.

Спад межгосударственных войн и заметное увеличение количества гражданских конфликтов действительно могут быть связаны. Например, норма территориальной целостности могла приглушить крупные столкновения между государствами — но точно так же это значило, что едва деколонизированные государства не могли изменить свои границы. Так на ровном месте решалась одна проблема и появлялась другая.

Государства регулярно вмешиваются в зарубежные гражданские войны, как и прежде. Примите во внимание: сама вероятность того, что группа повстанцев получит поддержку из-за границы, выросла с 1/5 до 4/5. Эта тенденция проявлялась не только в данный момент, но и на протяжении двух столетий.

В 2019 году, как вы помните, прогремели 52 внутренних конфликта. Из них сразу 22 были интернационализированными – это самый высокий показатель с 1946 года. А раз те факторы, которые способны предотвратить военный конфликт между странами, оказываются бессильны перед внешним вмешательством в гражданскую войну — есть проблема.

Нет, даже не так. Другие тенденции на самом деле облегчили косвенное вмешательство в конфликт за рубежом. После Второй мировой норма самоопределения помогла узаконить поддержку повстанческих групп — те как раз боролись против колониального господства.

Между тем, глобализация и развитие технологий упростили для участников гражданской войны процесс коммуникации. Стало легче организовать передачу сообщений за границу. Теперь гораздо быстрее вербуются сторонники. Союзники быстрее получают оперативные данные и могут организовать передачу оружия или другой материальной помощи.

Сам по себе конфликт на уровне государств утратил былую привлекательность. Но это лишь побуждает заинтересованные страны искать новые (и гораздо более дешёвые) формы влияния. Условные столицы, которые когда-то могли атаковать своих соперников лишь напрямую, и дальше преследуют свои стратегические цели. Просто теперь они делают это, оперативно вмешиваясь в дела других стран.

Крупных конфликтов стало меньше — и это хорошо, но на уровне гражданских войн ничего не изменилось. Теперь они стали основным методом решения военных вопросов между сильными государствами. И я считаю, что эта динамика предопределит военное соперничество США и Китая сразу по четырём направлениям.

Во-первых, падают шансы на открытую войну между странами. Во-вторых, гражданские конфликты будут способствовать американским военным вмешательствам в дела других государств. В-третьих, то же самое будет простимулировано в Китае.

А в-четвёртых, всё в сумме сделает войну между посредниками Пекина и Вашингтона более вероятной.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!