Перейти к основному содержанию

Будущее прокси-войны. Терминология

Вмешательства бывают разные

С чего мы точно должны начать — так это с определения нужных терминов. Во-первых, необходимо определить два основных типа конфликтов. Бывают войны межгосударственные и гражданские.

Таблица №1. Виды иностранного вмешательства в ход гражданской войны

Вот базовая классификация интервенции — или попыток внешней силы (как правило, государства) влиять на ход гражданской войны. Прямое вмешательство включает в себя развёртывание вооружённых сил.

Оно может принимать форму контртеррористических усилий или маскироваться под борьбу с повстанцами. Кроме того, не забывайте о миротворческой деятельности или партнёрских отношениях с негосударственным субъектом вроде тех же повстанцев — но с общими интересами.

Прямое вмешательство лишь кажется чем-то простым. Варьироваться оно может от краткосрочного рейда спецназовцев до полноценной военной операции — здесь Штаты могут вдоволь вспоминать вьетнамскую кампанию.

Бывают и косвенные вмешательства. По сути, это попытка более-менее манипулировать ходом событий, при этом избегая полноценного развёртывания вооружённых сил. Всегда можно предоставить одной из сторон оружие, обучить солдат или просто засыпать союзников деньгами — либо финансовая поддержка, либо другая материальная помощь.

По сути своей, косвенное вмешательство чаще всего принимает одну из трёх форм:

  • наращивание потенциала;
  • прокси-война;
  • миротворчество.

Допустим, внешний субъект открыто поддержал режим в соседней стране. При этом сценарии формальный союз не требуется — хотя обязательства, в которых союз заключался, иногда стимулируют наращивание силы. Война «по доверенности» начинается, когда государство предоставляет материальную помощь политически мотивированному негосударственному субъекту. Например, повстанцам или террористам.

Такая война подразумевает иерархические отношения между могущественным государственным патроном и менее мощным (как правило, негосударственным) агентом. Формально у них есть общая цель, хотя конфликт вполне вероятен по другим интересам.

Кроме того, государство может косвенно вмешиваться в конфликт, но более нейтрально. Например, используя дипломатию. Или применяя санкции против всех участников гражданской войны — просто чтобы помочь положить конец конфликту. Это в каком-то смысле миротворческая деятельность, хоть и без прямого военного вмешательства.

Косвенное вмешательство может выглядеть по-разному. В основном, его вид определяется типом и объёмом предлагаемой помощи — а также степенью контроля, который посторонние стремятся установить над местными субъектами.

Представьте себе шкалу. На одном конце находится предоставленная помощь: союзники передают ресурсы без каких-либо обязательств. Одновременно надеются на позитивные результаты, но в то же время уступают контроль партнёру. В таком случае патрон может использовать дипломатические и экономические инструменты, чтобы манипулировать в свою пользу.

А на другом конце шкалы у нас расположились вещи попроще — к примеру, крупные поставки оружия. Здесь усилится и контроль над союзником: определённым режимом или негосударственным субъектом.

Косвенное вмешательство подкупает своей заманчивостью. Если враг конкретного государства вдруг сталкивается с восстанием, оказание помощи бунтарям способно переломить ход конфликта. Например, подорвать контроль врага над территорией или ресурсами. А ещё — подтолкнуть его к подавлению повстанцев, что дополнительно углубит внутренние разногласия.

Чаще всего внешняя помощь повстанцам становится одним из наиболее сильных факторов, способствующих успеху повстанческих сил. Но есть такой вид конфликта, как прокси-война — она фактически сопряжена с риском. Интересы патрона и его агента, вероятно, расходятся сразу в некоторых областях. Негосударственные субъекты могут перейти к нежелательным способам ведения войны, что вызовет совершенно не нужную эскалацию.

В результате покровитель рискует потратить хорошую сумму ради попытки сохранить контроль над подчинённым — но по итогам будет вынужден либо отказаться от союза, либо вмешаться в войну напрямую.

Прокси-война может относиться к отдельному патрону, помогающему определённой стороне гражданской войны. Например, Штаты будут вести прокси-войну, в дальнейшем поддерживая повстанцев в Сирии.

Кроме того, борьба таким способом может происходить и между внешними покровителями. Хватит того, что они помогают противоборствующим сторонам в гражданской войне. Например, одна страна поддерживает режим диктатора, а другая — повстанцев. Или официальная власть не получила союзника, зато разные страны принялись насыщать ресурсами открыто конкурирующие повстанческие группировки.

Например, если Пекин решит поддержать режим Асада, но американцы в то же время продолжат помогать повстанцам — можете считать, что у США и Китая под Дамаском идет опосредованная война. В таком случае, Вашингтон вступил в войну руками посредника, а Китай наращивает силу.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.