Перейти к основному содержанию

Чарльз Мэнсон: Операция «Хаос» и какой-то peace-death. Часть 2. Ностальгия по вестернам и знаковые моменты

Логичная концовка!

Папа, умер Дед Мороз

Даже не очень внимательный зритель способен заметить в «Однажды в Голливуде» ностальгию по вестернам. Тысяча девятьсот шестьдесят девятый стал годом, когда были сняты последние большие, знаковые фильмы в этом жанре. Вот по какой эпохе тоскует Тарантино. Когда экранные мужчины были мужчинами, а женщины были им за это благодарны и в воздух чепчики бросали. Мир вестернов — это мир мужественных, целеустремлённых и немногословных мужчин. Смелых, нравственных, самодостаточных, жёстких и твёрдых. Способных постоять за себя и за других. Они не станут стрелять первыми и пользоваться несправедливым преимуществом. Скромны и неприхотливы. В общем, кругом они молодцы. Таких сейчас не делают. У Тарантино этот образ воплощает Брэд Питт, дублёр героя Леонардо ДиКаприо, изнеженного нытика и плаксы, раба славы и роскоши.

И тут мы переходим к самому интересному. «Однажды в Голливуде» как будто снят по мотивам речи президента Ричарда Никсона, в которой он назвал Чарльза Мэнсона «прямо или косвенно виновным» в убийствах ещё до вердикта суда. Кроме всего прочего, Никсон рассказал в той речи, что недавно посмотрел один вестерн с Джоном Уэйном, который заставил его задуматься о популярности этого жанра. И он, значит, пришёл к выводу, что дело в «простом, но надёжном» моральном послании: «Хорошие парни побеждают, плохие проигрывают». А в наше время, жаловался президент, всё изменилось. Молодые люди «склонны прославлять и превращать в героев тех, кто занимается преступной деятельностью». И всему виной пресса, уделяющая им слишком много внимания. В качестве примера Никсон привёл как раз дело Чарльза Мэнсона.

Какой-то peace-death

Президент Никсон известен как единственный (до сих пор) президент в истории США, который добровольно сложил с себя полномочия и ушёл в отставку под угрозой импичмента. А также как президент, который развязал полномасштабную «войну с наркотиками» (War on Drugs). Она была не просто бесплодной, а привела к росту наркомании, распространению суррогатов, радикализации наркоторговцев и к перегрузке пенитенциарной системы в Америке.

Джон Эрлихман, который в администрации Никсона отвечал за внутреннюю политику в то время, рассказал в 1994 году, что реальной целью «войны с наркотиками» было подорвать политическую оппозицию Никсону, а именно чёрных и хиппи.

«Ну мы же не могли открыто запретить быть чёрным или выступать против войны. Но если связать их с наркотиками, а наркотики жёстко криминализировать, то мы могли разрушить эти сообщества. Арестовывать их лидеров, обыскивать их дома, прерывать их собрания и митинги, очернять их каждый раз в вечерних новостях», — рассказал Джон Эрлихман журналисту Дэну Бауму из Harper's Magazine.

В рамках этой логики дело «Семьи» Мэнсона было таким подарком истеблишменту, о котором можно только мечтать. Если бы его не существовало, его следовало бы выдумать. Донюхались цветочков, дорокенролились, долюбились на лоне природы, теперь вон руки по локоть в крови! Вот куда приводят эти ваши мечты о лучшем мире. Мы говорим «хиппи» — подразумеваем «Мэнсон», мы говорим «Мэнсон» — подразумеваем «хиппи». Так что давайте-ка постригитесь, побрейтесь, умойтесь, наденьте костюмы с галстуками и работайте, нечего тут. Устроили тут, понимаешь, какой-то peace-death.

А был ли «дьявол»?

Существуют обстоятельства, позволяющие сомневаться в существовании «дьявольского хиппи-культа», описанного прокурором Буглиози. Эта гипотеза не только идеально подходила для будущего бестселлера, но и позволяла выстроить связное обвинение. Чарльз Мэнсон не участвовал в убийствах 9-10 августа 1969 года непосредственно (поэтому называть его «серийным убийцей» и «маньяком», как это часто делается, неверно). Нет также свидетельств, чтобы он отдавал прямые указания их совершить.

К слову, в фильме Тарантино этот момент обыгрывается, когда девушки спрашивают у Текса Уотсона, действительно ли Мэнсон сказал убить всех в доме. На что тот угрожающе ответил: «Он либо сказал это, либо я лжец. Вы называете меня лжецом?» Сейчас невозможно сделать вывод, говорил или не говорил, возможно, Мэнсон навсегда унёс эту тайну с собой в могилу. Суть в том, что это не вполне ясно, как не до конца ясны вообще мотивы этих убийств. Всё могло быть куда прозаичнее или, наоборот, загадочнее. Но версия прокурора Буглиози выглядит сотканной «из блестящих и пылких натяжек». И держалась она главным образом на свидетельстве Линды Касабьян, девушки, которая получила иммунитет по обвинению в убийствах в обмен на показания. Это не значит автоматически, что Линда лгала, но очевидно, что её легко было убедить при необходимости сказать в суде «правильные» вещи и, например, назвать Мэнсона «дьяволом», что она и сделала.

В более прозаическую версию убийств углубляться мы не будем. Заметим только, что она не сделала бы их менее жуткими, но сделала бы менее «продаваемыми». Они не имели бы такого культурного и общественного влияния, стань она основной. А сам Мэнсон не превратился бы в легендарный бренд эксцентричного, безумного и антисоциального зла, известного в мире не меньше, чем Coca-Cola или McDonald's.

Операция «Хаос»

В истории «Семьи» Мэнсона, а конкретнее в их взаимоотношении с властями были некоторые странности. На одну из них обратил внимание адвокат Рич Пфайфер. В январе этого года он участвовал в заседании по рассмотрению прошения об условно-досрочном освобождении для Лесли ван Хутен, одной из «девочек дьявола», как их любили называть в СМИ. Ну, она давно уже не девочка, а седовласлая бабушка, но по причине «дьявольского» ореола дела её не отпустили, хотя она провела в заключении уже 50 лет. Так вот, Рич Пфайфер отметил в своей речи, что тесно общался с тремя членами «Семьи» и был очень удивлён, когда узнал, что каждого из них арестовывали в среднем по четыре раза до момента убийств. И ни разу не выносили обвинений. Уже после убийств на ранчо, где они все жили, был совершён крупнейший полицейский рейд в истории Калифорнии, в результате которого было обнаружено семь угнанных автомобилей, куча нелегального оружия, масса наркотиков и украденные кредитки прямо в кармане у Мэнсона. Но их выпустили на свободу. Якобы по причине неверно составленного ордера.

«Это был лучший ордер на обыск, который я когда-либо видел. Поверьте мне, я этим зарабатываю. И кроме того, Мэнсон был под надзором как условно-досрочно освобождённый. Полиции вообще не нужен был ордер. Почему его отпускают?» — задавался вопросом Рич Пфайфер.

Да, с момента убийств, одних из самых резонансных в XX веке, до задержания членов «Семьи» Мэнсона прошло около двух месяцев. И его как будто могло не быть, не разговорись одна из девушек в камере со своей соседкой во время краткого задержания после рейда на ранчо. Сьюзен Аткинс просто проболталась, что это они убили Шэрон Тейт. А её соседка пошла и доложила гражданину начальнику.

Да, Чарльз Мэнсон был условно-досрочно освобождён в 1967 году, за три года до окончания десятилетнего срока заключения. Мэнсон упирался, просил его оставить, потому что тюрьма «стала ему домом» (а он действительно провёл в ней большую часть времени своей жизни, начиная с детства), но его выставили вон. И несмотря на то, что он должен был находиться под надзором, регулярно встречаться с надзорным офицером лично и подавать отчёты, Мэнсон разгуливал на свободе, занимался всяческой незаконной деятельностью, но вот как-то ему всё сходило с рук. Удивительно.

Рич Пфайфер не делает из этого иных выводов, кроме халатности правоохранительных органов, которая, возможно, способствовала появлению «культа» и совершению кровавых преступлений его адептами.

Но был человек, который копнул значительно глубже. Это журналист-расследователь Том О’Нил, которому когда-то дали задание написать материал к тридцатилетней годовщине убийств, совершённых «Семьёй» Мэнсона. В процессе работы над ним он столкнулся с массой загадок, заинтересовался темой и работал над ней последующие двадцать лет. Результатом стала публикация книги «ХАОС: Чарльз Мэнсон, ЦРУ и тайная история 1960-х». О'Нил отнюдь не конспиролог, это респектабельный журналист, в своей книге он не делает громких заявлений и прямо признаётся, что «дымящийся пистолет» он ещё не нашёл. Однако он проделал уникальную работу по поиску документов и свидетелей, собрав солидную базу доказательств в поддержку гипотезы о том, что Мэнсон и его «Семья» были «подопытными крысами» исследовательских подразделений спецслужб и находились под наблюдением агента(-ов) ЦРУ.

CHAOS в заголовке книги — это кодовое название проекта Operation CHAOS по внутреннему шпионажу, который осуществляло ЦРУ с 1967 по 1974 годы. Проект был запущен президентом Джонсоном и значительно расширен при президенте Никсоне. Его формальной целью было выявление возможного иностранного (советского) влияния на внутриамериканские расовые, антивоенные и другие протестные движения. Проект осуществлялся при помощи физического наблюдения, электронного прослушивания, а также инфильтрации агентов в различные протестные группы. Неформальной же задачей, вероятно, был подрыв контркультурного движения шестидесятых.

За полной информацией рекомендуем обратиться к самой книге. В рамках же этой статьи упомянём один из, как нам представляется, ключевых эпизодов.

Те, кто знаком с делом «Семьи» Мэнсона или хотя бы смотрел «Однажды в Голливуде», знают, что Мэнсон заходил в дом Шэрон Тейт и её мужа, режиссёра Романа Полански, до совершения убийств. Он искал своего знакомого, Терри Мелчера, музыкального продюсера, жившего здесь раньше. (Да, Мэнсон водил знакомство с музыкальными продюсерами, жившими в элитных особняках.) Тот вроде как обещал ему запись, но в итоге оказался не заинтересован в ней. Мэнсон обиделся. И заверте... Такова официальная версия от прокурора Буглиози. Но это не точно.

Почему важно знать, заходил Мэнсон туда или нет? По словам ныне живущего члена «Семьи» Бобби Бьюсолейля, который отбывает пожизненное наказание, когда он пересекался с Мэнсоном в тюрьме, тот сказал ему, что «послал Текса убить Терри». То есть не знал, что в этом доме теперь живёт Шэрон Тейт, а значит, не планировал настолько зловещих убийств, которые в итоге произошли, и речь шла всего лишь о личных разборках.

Том О’Нил доказывает в своей книге, что прокурор Буглиози и некто Рив Уитсон принудили друга Шэрон Тейт, иранского фотографа Шахроха Хатами, свидетельствовать в суде, что Мэнсон приходил туда. Шахрох Хатами сказал автору, что «его подставили». Рив Уитсон угрожал ему пистолетом и депортацией.

Некто Рив Уитсон — ключевая фигура в этом расследовании. Автор приводит многочисленные свидетельства, доказывающие, что он является нерядовым агентом ЦРУ, который был инфильтрован в «Семью», мог предотвратить убийство Шэрон Тейт и её друзей, поскольку наблюдал за её домом в ночь 9 августа, но почему-то не сделал этого.

Думай... те.

«Это разрушило мою веру в систему»

Если верить приведённым выше словам высокопоставленного сотрудника администрации президента времён Ричарда Никсона, что «Война с наркотиками» была задумана с единственной целью — нейтрализовать протестные движения, то представить самое крупное и проблематичное из них как сборище одурманенных, дезориентированных и опасных людей — соблазн был очевидно велик.

«Я немного обеспокоен тем, что это подтвердит — это, конечно, не первая книга такого рода, но всё же — что есть причина не доверять правительству, спецслужбам, полиции и так далее. Я стал в тысячу раз более циничен, чем был 20 лет назад, когда начинал своё расследование, скептичен и критически настроен. Что эта книга разрушила во мне, так это веру в систему», — говорит Том О'Нил.

Возможно, расправа, которую устроил Тарантино в финале своего фильма, предназначалась как раз этому миру, в котором всё очень зыбко, изменчиво, отравлено скепсисом, «все врут», а герои измельчали. Игра интересная, но правила шаткие. В общем, в мире вестернов было лучше!

И всё же Тарантино художественными средствами проделал схожую работу, что и Том О'Нил, и другие скептики — показав членов «Семьи» Мэнсона нелепыми и смешными, он разрушил зловещий мистический образ, который создавался на протяжении полувека и мешал разумному исследованию.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!