Перейти к основному содержанию

Черный лебедь коронавируса. Но это не точно

Хоть бы наше Возрождение как-то подождало

Между тем, в Украине весна, а в медиавселенной новое развлечение ― шуточки-прибауточки на предмет коронавируса. Я решил присоединиться к волне повсеместного кликбейта и хайпа на смертях и наковырять материал про всякоразные болезни в мировой истории, их влияние на цивилизацию в целом и культуру в частности. Тема не новая, но куда деваться. Собственно, включаем для атмосферности «Пляску смерти» Сен-Санса, и поехали.

На мой взгляд, пандемии являются, с одной стороны, классическим примером реализации на практике теории «чёрного лебедя», с другой стороны — в прохождении волн болезней есть какая-то пугающая закономерность. Каждый раз это была важная веха в существовании культурных явлений, своего рода поворотные точки в истории цивилизаций.

Одной из первых задокументированных пандемий такого уровня является «Афинская чума». Хоть на поверку она и оказалась эпидемией брюшного тифа, но кому интересны такие мелочи, если в результате от болезни погибла почти треть населения полиса, включая его лидера — Перикла. К последствиям этой эпидемии можно смело отнести закат «золотого века Афин», победу греческих полисов с олигархическим типом правления над демократическими полисами, как следствие подчинение греков македонцам и прочая и прочая.

Если вы спросите, при чём здесь культура, у меня найдутся ответы. Например, за короткий срок доминирования афинской демократии было построено большинство храмов афинского Акрополя, включая Парфенон и Пропилеи. И это только один из примеров. Афины Перикла были вершиной культуры античной Греции. А вот высота вершины оказалась ограничена эпидемией брюшного тифа. Кто знает, как бы всё было, если бы больные торговцы из Египта укрылись от Пелопоннесской войны не в Афинах, а в Спарте или ещё где? К счастью, история не испытывает уважения к вопросам, завершающимся частицей «бы». Оставьте это простым интеллигентам, респектующим гениям, творившим как боги, но погибшим как обычные люди.

Однако других поворотов история нам не припасла. Греческая культура уже через сто-двести лет после «фукидидовой чумы» представляла из себя не более чем воспоминания по золотому веку. Что интересно, в античном культурном наследии эпидемия, унёсшая просто огромное количество людей, никак не отражена от слова «совсем». Даже в поэзии, вообще нигде. Есть лишь сухие документальные упоминания.

Наверное, в отличие от более поздних периодов истории, не было принято акцентировать внимание на том, что воспринималось как «кара свыше». Если кто захочет высказать своё мнение по этому поводу в коментах ― велкам.

Парфенон

Целый ряд периодических эпидемий стал точкой заката и другой великой цивилизации — например, римской. Вот только болезни разные. История с первой эпидемией в Риме просто отзеркаливает историю с Афинами, хоть и в иных масштабах. Если в Афинах это был золотой век Перикла, то в Риме как раз протекал золотой век Марка Аврелия, последнего из «пяти хороших императоров».

Другая территория, другой народ, другие условия и объёмы. Но боль от обычной болячки, убивающей лучших вместе с серой массой, осталась той же. Война со Спартой привела брюшной тиф в Афины ― что же, восточный поход Луция Вера принёс оспу в Рим. От болезни умирает Перикл ― всем привет, от болезни погибает сначала Вер, потом и сам Марк Аврелий.

Время правления «пяти хороших императоров», закончившееся оспой, было не только золотым веком для Рима в политическом смысле. Недооценённая до своего завершения эпоха оказалась прорывом для культуры Рима ― именно это время культурологи называют пресловутой «вершиной цивилизации». Максимальный расцвет философии, поэзии, скульптуры и прочих направлений искусства. И всё это начинает рушиться именно после начала очередной эпидемии.

После оспы Галена, выкосившей треть римлян, через сто лет пришла корь «Киприановой чумы» с такой же смертностью. Чтобы не расслаблялись, ещё позднее «чума Юстиниана» поставила жирный крест на перспективах существования Римской империи. Причём крест в буквальном смысле ― малоизвестное учение родом из Иудеи, одним из постулатов которого была «близость конца света как кара язычников за грехи», на фоне повторяющихся эпидемий достаточно быстро набрало вес. А к моменту начала Юстиниановой чумы христианство и вовсе было официальной религией в Риме. Появилась действительно новая религия с новой культурой, полностью новыми культурными кодами, цивилизационными принципами развития и так далее. Можно смело сказать, что именно «чума» не только положила конец римской и эллинской культурной традиции, но и дала старт европейской христианской культурной традиции.

Саркофаг Лудовизи, принадлежавший умершему от чумы императору Гостилиану. Палаццо Альтемпс, Рим

Начавшись с чумы, христианская европейская культурная традиция закончилась точно так же: чумой. Великой «Чёрной смертью», если выражаться точнее. Появившись в середине XIV века, она бушевала более ста лет, в итоге сократив население Европы почти вдвое. Но та же угроза стимулировала развитие культурных процессов, которые в итоге привели к Ренессансу. А вместе с ним ― ко всему тому барокко и рококо в рюшечках, да и полнотелым рафаэлевым дивам, до сих пор являющимся предметом умиления для масскультуры. Классика, как-никак... но об этом позже.

А пока надо понимать, что из себя представляла европейская культура в начале четырнадцатого века. Это отражение тысячелетнего ежедневного вдалбливания в голову религиозных догм. Церковь юбер аллес, человек ничтожен, бог всесилен, и всё в таком духе. То есть максимум, разрешённый христианской церковью ― это миниатюры в качестве иллюстраций церковных же книг. Ах да, ещё иконография. Также талантливым юзерам дозволяется построить готический замок или церковь, похожие на кусок камня с бойницами. Всё остальное граничит с ересью, то есть запрещено наглухо.

Не верите ― спросите у альбигойцев. Это был действительно золотой век классического европейского христианства. И тут на фоне этой железобетонной готики появляется нечто, с чем не может совладать всесильная церковь ― очередная болезнь. Да не абы какая, а такая старуха с косой, что сам уровень смертности намекает: «чувак, всё не так однозначно, как тебе говорят». Естественно, в целях профилактики заболеваний усиливаются гонения на «еретиков», что на самом деле только способствует вольнодумству. Браво, очередное поколение борцов с оппозицией вместо хитрости выстрелило себе в череп из арбалета.

Начинается революция в сознании, которая естественно приводит к культурной революции Эпохи Возрождения. Мне как интересующемуся культурой человеку эта страница истории крайне интересна. Судите сами: на фоне повального вымирания то тут, то там появляются ростки чего-то нового. Например «Пляски Смерти», «макабры» ― уличные перформансы, где смерть ведет за собой пляшущих представителей разных слоёв общества. Позже этот сюжет появляется в живописи, затем в музыке.

Но ведь догму нельзя подвергать сомнениям, она от этого перестает существовать в первозданном виде. То же самое произошло с догматическим ранним средневековьем ― оно просто рухнуло, когда культурно-религиозная догма была поставлена под сомнение. Чума, уничтожившая римскую живую культуру, уничтожила и культуру раннего средневековья. Выкосила многих, дав выжившим возможность увековечить Возрождение и перейти к Новому Времени со всеми их фирменными безумствами, ценностью красоты, стремлением к «Идеалу» и прочей классике.

Пляска смерти, Михаэль Вольгемут

Наша сегодняшняя культурная цивилизация, несмотря на то, что в пятидесятых-шестидесятых годах прошлого века произошла «контркультурная революция», всё ещё является прямым продолжением движухи, начатой ещё мастерами времен Ренессанса. Без сомнения, есть развитие идей, их преображение, переосмысление, но исходная матрица остаётся та же, и в основе её человечность как есть, как явление.

В античной Греции основой культурной матрицы был культ героев, в древнем Риме — культ богочеловека. Во времена раннего средневековья альтернативы не оставлял культ догмы. Но сейчас время человека как человека ― такого, каким он является по природе. И я бы очень хотел надеяться, что наша цивилизация ещё не достигла своего «золотого века», так как мой мистически настроенный разум говорит мне, что в таком случае всем нам будет очень нехорошо от очередного заболевания.

Потому что смотрите сами: умные дядьки-историки говорят, что античная греческая культура загнулась от постоянных войн между полисами. Но извините, Афины были достаточно были близки к установлению гегемонии, пока тиф не внёс свои коррективы в планы Перикла. Умные дядьки-историки говорят, что римская культура загнулась от того, что Рим надорвался воевать с варварами. Но пока оспа не выкосила треть населения, у императоров всё получалось.

Примечание редактора. Вот тут я, конечно, не согласен. Но ладно.

Умные дядьки-историки говорят, что Ренессанс был результатом естественного развития цивилизации. Так почему же в конце тринадцатого века, до Чёрной Смерти, никакого Ренессанса ещё в проекте не было ― как и за девятьсот лет до того? Но через сто лет после начала эпидемии чумы уже в полный рост идёт процесс формирования принципов Возрождения. Естественно, скажут умные дядьки, было такое: но это мелочи, совпадения и сопутствующие факторы. Ну да и Б-г с ними, я остаюсь при своём мнении. Имхо, культурные изменения для цивилизации, находящейся в своём «золотом веке», каким-то непонятным мне образом связаны с появлением невиданных болезней ― тех самых «чёрных лебедей», сносящих всё на своем пути.

Вы можете соглашаться со мной или осуждающе качать головой. К счастью, это вовсе не важно. А вот что действительно необходимо ― следить за собой, укреплять иммунитет и мыть руки после прогулок по улице. Потому что «если таки да?», со временем может получиться большой «ой».

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...