Судоцирк над Насировым: процессуальная сторона вопроса 

А что будет, если посмотреть на суд над Насировым с точки зрения закона? Отвечает знаток Соловьёв.


Никита Соловьёв

Примечание редакции. Что в процессе над Насировым происходит с политической и эмоциональной точки зрения — более-менее понятно. Но с процессуальной? Отвечает Никита Соловьёв — человек, выработавший за 15 лет юридической деятельности специфическое отношение к отечественным судам.

Давайте попытаемся немного разобраться в дамском цирке, который происходит в Соломенском суде.

Дисклеймер: в уголовном праве и процессе я не специалист, я по общегражданскому и хозяйственному. Буду очень рад уточнениям от экспертов.

Что мы имеем по состоянию на ночь с воскресенья на понедельник?

Сцена №1: судья не может выносить решение, потому что в отношении его подано ходатайство об отводе. А рассматривать ходатайство некому  по воскресеньям нет дежурного судьи. Очевидно, что до решения по ходатайству об отводе слушать дальше дело судья Бобровник не может.

Сцена №2: тяжелейшая болезнь не выясненной до конца природы, столь внезапно подкосившая сиротинушку Насирова.

Ненависть зрителей и участников изливается в этой ситуации последовательно на «злочинну владу» (просто по привычке), суд, адвокатов Насирова. Иногда вскользь немного достаётся НАБУ + САП.

Восстановим последовательность событий.

1. Днём для оглашения подозрения выбрали четверг. Хотя то, что в субботу и воскресенье действует особый режим работы судов, известно прекрасно, и изначально было понятно, что аккурат оба выходных войдут в отведённые кодексом 72 часа.

2. Процессуальная возможность заранее получить санкцию суда именно на задержание проигнорирована. Едут оглашать подозрение без судебного решения.

3. Оглашать подозрение решили в больнице. То есть, если все предыдущие симулянты резко заболевали уже после оглашения подозрения, в этот раз уже на момент вручения явно есть формальные аргументы считать подозреваемого больным по факту пребывания в стационаре.

4. За несколько часов до оглашения проходит утечка информации о готовящемся процессуальном действии. Причём, в том числе на странице Лещенко. А его тесные связи с НАБУ делают не слишком убедительными версии об утечке из суда, от прослушки и т.д.

5. После пререкательств с вахтёром (в роли вахтёра — Чак Норрис) и прочего подозрение оглашают над лежащим ничком телом (в роли трупа — Роман Насиров) после 21:00. В итоге формально он в этот момент находился «без сознания», что позволяет юридически поставить под сомнение сам факт оглашения.

Что характерно, до оглашения подозрения никакие процессуальные сроки ещё не шли, таймер не тикал. Бояться пропустить какие-то сроки, и в этой связи потерять процессуальные возможности, не было никаких оснований.

Потом привычные уже нам эпопеи в пятницу с переездами из клиники в клинику и т.д., столь же привычные попытки добиться номинирования на «Оскар» в суде в субботу. Безусловно, доставляет неспособность правильно заверить документы, предоставленные в суд обвинением в заведомо самом резонансном деле с момента формирования НАБУ и САП.

В воскресенье защита начинает с ходатайства об отводе судьи. Для тех, кто совсем не в теме: это совершенно стандартное и формально абсолютно законное действие по затягиванию процесса. И если обвинение «не ожидало» такого поворота, то это свидетельствует или о том, что оно вообще в судах редко бывает, или о желании подобного поворота событий — это уже каждый на свой вкус решает. По УПК судья сам не может рассматривать ходатайство о собственном отводе. Замечу, эта норма представляется лично мне значительно более логичной, чем, например, в АПК, в котором судья сам решает, нужно ли его отводить. А дальше «с удивлением» выясняется, что в воскресенье нет ни одного другого судьи, который мог бы рассмотреть ходатайство. Правда, так по воскресеньям происходит очень часто во всех райсудах, но для стороны обвинения такой поворот событий вновь оказался неожиданностью. Причём если второй «дежурный» судья заболел, запил, заснул у любовницы или по какой-либо другой столь же уважительной причине на работу не вышел, то механизм замены его в воскресенье вообще не предусмотрен.

Митинг возле здания суда и т. д. я опускаю — интересно, но не связано с процессуальной стороной решения вопроса.

Теперь давайте посмотрим, кто же виноват в глазах общества, и разберёмся, насколько обвинения обоснованы.

Перечислим действующих лиц: сам Насиров, его защита, врачи, суд САП + НАБУ, а, ну и Порошенко, конечно.

1. Начнём с самого Насирова. При всей его одиозности на службе, в самом процессе он по большому счёту не сторона, а объект. Если он опасается данного уголовного дела, то рекомендации адвокатов будет выполнять, как зайчик — неукоснительно. Скажут кукарекать — будет кукарекать, скажут прыгать — будет прыгать, сказали лежать в одеялке — будет лежать в одеялке. Его номер — 16.

2. Защита. Нападки на адвокатов выглядят странно. Защита своего клиента всеми доступными законными средствами является ЕДИНСТВЕННОЙ функцией авдокатов. Ни их личное отношение к подозреваемому, ни вера в виновность или невиновность клиента здесь роли не играют. Единственная вещь, которую может сделать адвокат, если ему крайне не нравится его клиент — выйти из дела. Но если уж он является защитником, должен рвать зубами всех, кто пытается засадить клиента. То есть претензии к адвокатам были бы обоснованными, если бы они не сделали всего возможного. А так только молодцы ребята, рубятся упорно и, похоже, качественно.

3. Врачи. Вот здесь действительно есть совершенно внятные подозрения в недобросовестности, а если называть вещи своими именами, то в прямом препятствовании правосудию и умышленном укрывательстве лица, подозреваемого в совершении преступления. И очень хотелось бы, чтобы у нас в отношении подобных врачей наконец началось уголовное преследование. Но ситуация эта, увы, не первая и не десятая. И уж точно это событие не из тех, которое может застать врасплох сторону обвинения.

4. Суд. Я, как и большинство практикующих юристов, являюсь давнишним и последовательным поклонником наших судов. Предпочитаю в тушёном или жареном виде. Если сказать мягко, то очень не люблю большинство наших судей персонально и судебную систему в целом. Список моих претензий к ним удобнее всего писать на рулоне обоев, тогда, возможно, места хватит. Но в моём понимании, единственной функцией и заботой суда является максимально точное исполнение норм закона. Соответственно, все мои крайне многочисленные претензии связаны с нарушениями судом норм законодательства. И очень часто в обоснованных предположениях о коррупционных причинах этих нарушений. В данном случае я не вижу нормы законодательства, в первую очередь УПК, которая была бы нарушена судом. Ещё раз. Не может быть целью суда посадить, оставить под стражей и т.д., равно как и отпустить, признать невиновным и т.д. Если судья до рассмотрения дела по существу уже знает, какое решение он хочет вынести, то по хорошим делам он должен брать самоотвод. И вот как раз те многочисленные случаи, в которых суд активнейшим образом подыгрывает одной из сторон, и являются причиной моего острого недовольства судьями и судами. Поэтому то, что «все знают, что Насиров — коррупционер и мразь», вообще никак не должно влиять на судью, равно как и 100 500 митингующих возле здания суда. Если кто-то из юристов сможет мне объяснить, какие нормы законодательства были судом нарушены в данном процессе, буду благодарен. Сразу скажу, что я вполне допускаю подыгрывание со стороны судьи защите. Но для того, чтобы в чём-то его обвинять, кроме готовности в это поверить, нужны более конкретные аргументы.

5. НАБУ + САП. Пишу их вместе, так как не очень хорошо понимаю, кто из них на которой стадии за что несёт ответственность. Но в любом случае они здесь выступают одной командой aka «сторона обвинения». На мой дилетантский взгляд, сработали просто безобразно — начиная от неоднократной простой халатности в мелочах и заканчивая то ли крайне коряво выстроенной стратегией, то ли её полным отсутствием. При этом ведь совершенно очевидно, что данное дело потенциально самое громкое за всю историю существования этих органов. И я думаю, ни у одного психически здорового человека не было тени сомнения, что у Насирова будет весьма квалифицированная защита, которая сможет использовать все легальные (скорее всего, и не только) способы для защиты своего клиента. А тут, если судить по открытой информации, обвинение не просчитывало действий защиты вообще никак. Во всяком случае, своими действиями оно дало в руки защите массу дополнительных возможностей, которыми та смогла распорядиться. Можно строить самые разные предположения такого поведения, включая откровенно конспирологические. Но я последовательный сторонник бритвы Хэнлона: «Не объясняй злокозненностью то, что может быть объяснено простой глупостью». Склонен думать, что сотрудники этих достославных организаций просто рассчитывали продавить нужное решение пафосом борьбы за правое дело.

Хотя в наиболее часто приводимых списках причин отсутствует, но…

6. Наш портновский УПК. У нас, действительно, УПК составлен таким образом, что в случае квалифицированной и с большим объёмом ресурсов защиты законное избрание меры пресечения превращается в нехилый квест. И если суд не штампует ходатайства обвинения, игнорируя доводы защиты, то обвинению приходится делать сальто, прогнувшись и извернувшись с тремя притопами, чтобы в качестве меры пресечения добиться содержания под стражей. Причём это, по большому счёту, вполне понятно. УПК явно писали под систему ручного управления судами, а не под состязательность участников процесса. И здесь очередным образом хочется сказать большое человеческое «спасибо» нашим нардепам, которые, мягко говоря, не вспотели от усилий по разработке и принятию новой редакции УПК. А количество дыр в старом таково, что необходимо не просто принятие нескольких правок, затыкающих самые откровенные дыры, а разработка кодекса, изначально выстроенного на другой логике. И, безусловно, отдельными персонажами цирка уродов выглядят те депутаты, которые в подобной ситуации не сделали для принятия новой редакции ни… чего, но громче всех орут то о «злочинной владе», то о продажных судах.

7. Ну и, естественно, любой список виноватых у нас не может обойтись без Порошенко. Причём претензии к нему в данном случае носят, на мой взгляд, характер от неподтверждённых или просто странных до откровенно шизофренических. Ну вот, например, я читал сегодня обвинение, что это Порошенко через своих людей дал команду судье не выходить на работу и тем самым заблокировать возможность избрания меры пресечения. Если подобное обвинение получит подтверждение, то я буду его считать крайне серьёзным и тяжёлым обвинением. Вплоть до того, что в моём разумении подобное могло бы быть совершенно достаточным основанием для импичмента (который, правда, хрен пойми, как проводить в отсутствии закона). Но, кроме «очевидно же, что это он», я пока не видел аргументов в пользу этой версии. К вполне обоснованным, хотя и далеко не только в адрес Порошенко, я отношу обвинение в затягивании/недостаточном проталкивании судебной реформы. Хотя в данном случае я уже написал, что не суд считаю основным виновным в превращении процесса в шоу.

Безусловно, и от ВР, и от президента хотелось бы значительно более последовательных и решительных действий по судебной реформе. Но одно обвинение, которое сегодня слышал несколько раз, на мой взгляд, должно стать предметом пристального внимания психиатров. Оно состоит в том, что Порошенко должен был выкрутить судьям яйца и заставить их меру пресечения избрать. Отдельно следует указать в анамнезе, что исходило оно от людей, регулярно обвиняющих Порошенко в узурпации власти.

Кратко резюмируя. Цирк с избранием Насирову меры пресечения, на мой взгляд, продемонстрировал несколько вещей. Это бредовый порядок данного действия по УПК, довольно странные устои в судах, возможность легко найти людей, готовых за мелкий прайс к заведомо незаконным действиям — в этот раз врачей. Но в первую очередь — процессуальную импотентность НАБУ и САП. При этом, как и большинство граждан, я крайне рад, что вообще расследование коррупционных преступлений впервые вышло на такой высокий уровень. И всё ещё надеюсь, что оно будет доведено до конца и закончится обвинительными приговорами не только в отношении «стрелочников». Да и сам факт отстранения Насирова меня очень радует — я, как и многие, на него напильником клык точу уже минимум полтора года. И уж отдельно хочется верить, что происходящее создаёт дополнительное окно возможностей по превращению монструозного ГФС во что-то более вменяемое и сервисное.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

Подпишитесь на наши PUSH-уведомления, чтобы первыми узнавать о появлении новых материалов. Также у нас есть Telegram-канал со всеми статьями и новостями.

Заметили опечатку? Выделите этот фрагмент текста мышью, и нажмите Ctrl + Enter.




Если вдруг Дискасс начнет показывать рекламу - пишите нам в ФБ.