Контрреволюция 

Контрреволюция в Запорожской области. Всё не очень хорошо.


Юрий Гудыменко

История Украины пишется на наших глазах. Иногда — строчкой в учебнике, иногда — абзацем, иногда — целой главой. Сейчас начал проявляться целый раздел. Он называется «Контрреволюция». И это, как вы догадываетесь, не очень хорошо.

Я не очень хорошо знаю политическую ситуацию в других регионах, но уж о своей родной Запорожской области я могу говорить более-менее уверенно. И мне не очень нравится то, что я в ней вижу в последние полгода.

2014 год. Попытки раскачать по донецкому сценарию город Запорожье заканчиваются неожиданно и съедобно: «антимайдановцев» окружают на Аллее Славы тысячи людей и несколько часов подряд забрасывают яйцами, мукой и чем попало, после чего под конвоем милиции и люлями проводят по «коридору позора» до ближайшего здания милиции. После этого «русская весна» в Запорожье скисла, её основные лидеры свалили в недореспублики или в Россию, кто-то вскоре издох в полях Донбасса, а кто-то до сих пор вещает на «Первом канале» о распятых снегирях.

Контрреволюция

Область брыкалась дольше и активнее, особенно районы, традиционно завязанные на Россию (например, Каменко-Днепровский район, испокон веков продававший туда помидоры). Но после обработки СБУ и бегства особо активных элементов всё на тот же Донбасс всё утихло, за исключением второго по величине города области — Мелитополя, где тогда и до сих пор действует некая Екатерина Уманец, прославившаяся недавно своим тезисом о соли, которой с голодухи расплачиваются за проезд люди в мелитопольских маршрутках.

Контрреволюция

2015 год. На местных выборах в Запорожье побеждает «Оппозиционный блок». Они проводят своего мэра (ранее — главного инженера завода «Запорожсталь», принадлежащего холдингу Ахметова) и фактически формируют большинство в городском и областном советах. По остальной области у «Оппоблока» всё далеко не так гладко, и по-настоящему закрепилась эта партия (да и то некрепко) только в том же Мелитополе, где сильны позиции нардепа от «Оппоблока» Балицкого, известного всей стране сепаратиста с бизнесом в оккупированном Крыму.

Контрреволюция

2016 год. Идиллия. «Оппоблок» в городе Запорожье успешно разыгрывает патриотическую карту. Мэр осваивает разговорный украинский язык, ахметовские заводы помогают бойцам АТО, «Оппоблок» инициирует патриотические флешмобы. В штабах демократических партий поговаривают, что им, патриотам, просто не на что давить в пиаре: «оппозиционеры» проводят декоммунизацию, сносят памятник Ленину, ходят в вышиванках и позитивно говорят о достижениях Евромайдана. Разве что портреты Бандеры не вывешивают из окон мэрии.

В других районах Запорожского региона происходит примерно то же, за исключением упомянутого города Мелитополя, где местные «оппоблоковцы» усиленно поддерживают «русский мир». И это, по сути, единственная горячая точка на карте области. А так — полная, стопроцентная мимикрия. Определить с закрытыми глазами по риторике, кто перед тобой — «оппозиционер», или, например, «ляшковец» — это целая проблема.

2017 год. Идиллия заканчивается. «Оппоблок», то ли оценив результаты выборов в местные громады (неутешительные для них), то ли проанализировав соцопросы (с теми же неутешительными для них цифрами в менее чем 25% поддержки), резко меняет риторику и характер действий. Для начала на улицах Запорожья появляются палатки с листовками про «мир любой ценой». Эти палатки быстро уносит камуфляжным ветром, в котором самые зоркие граждане успевают рассмотреть ветеранов АТО. Вместо палаток появляются билборды с теми же тезисами, но их заливает неожиданно прошедший над Запорожьем лакокрасочный дождь.

Контрреволюция

Лирическое отступление. Мне могут возразить, что и листовки, и борды появлялись по всей стране — как и стихийные бедствия, их уничтожавшие. Я могу возразить в ответ, что, по моим источникам в «Оппоблоке», а подводят они меня редко, запорожская верхушка «оппозиционеров» не только с удовольствием разместила борды, но и предоставила для этого финансы и даже коммунальные рекламные плоскости, чего могла бы, в общем-то, не делать под любым предлогом, как это было раньше. Конец лирического отступления.

В мае запорожская мэрия (читай, «Оппоблок») не мешает проводить явно провокационный «Бессмертный полк», хотя могла бы, потому что всем в этой самой мэрии прекрасно известен работающий механизм запрета ненужных акций: подать вторую заявку на проведение мероприятие на то же место и время от дружеской организации, подать в суд с требованием запретить оба мероприятия, получить запрет суда и радоваться жизни. Возле «Бессмертного полка» кружат спортивные парни с хризмой (монограммой Иисуса) на повязках. Это силовое крыло запорожской УПЦ МП — организация «Радомир», ранее охранявшая мероприятия бывшего «Беркута».

И наконец, «Оппоблок» решил окончательно заиграться в «Партию регионов» и принялся обдирать по ночам экологические билборды, на которых упоминалась фамилия Ахметова (а именно Ринату свет Леонидовичу принадлежат крупнейшие предприятия-загрязнители, из-за которых в Запорожье наблюдается средних размеров экологическая катастрофа). Когда стало понятно, что на месте оборванных плакатов появляются новые с язвительным тезисом «предыдущие борды уничтожили титушки Ахметова», рекламные конструкции начали просто сносить. Спиливать под корень автогеном. Причём одного из пилильщиков задержала патрульная полиция, и выяснилось, что он — сюрприз! — работает на ахметовском заводе-загрязнителе.

Контрреволюция

Контрреволюция

Иначе говоря, мимикрия под патриотов закончилась. Запорожский «Оппоблок» чётко уловил намечающийся тренд, и тренд этот называется «контрреволюция». Ну или «реакция» — называйте как угодно, смысл не изменится. Это закономерное следствие любой революции, это обязательная составляющая революционного процесса, неизбежная, как отдача при выстреле. Сейчас мы будем видеть попытки возвращения старых лиц на новые должности — и не из-за нехватки кадров, а из-за усилившейся ностальгии общества по «порядку», из-за социального спроса на «стабильность». Мы это уже видим — привет Борису Филатову, ага. Мы будем видеть всё более радикальные пророссийские тезисы, которые будут произносить люди, год назад кричавшие «Слава Украине!» Это уже происходит у нас в области, где сложился понятный реакционный треугольник: УПЦ МП — бывшие милиционеры — «Оппоблок». Что это значит для города и области — предположить не очень сложно. Когда и городской, и областные советы Запорожья, по сути, находятся под внешним управлением и зависят от желания левой пятки человека по имени Ринат и фамилии Ахметов — это крайне опасно. Проверено Донбассом.

В ближайшее время будем видеть окончательное формирование «пророссийского» лагеря, в котором положенные проценты рейтинга (около 25-30 по Украине в целом) будут выдирать друг у друга Бойко, Вилкул и Рабинович. Мы будем видеть всё усиливающийся союз УПЦ МП с Оппо и бывшими ментами, мы будем видеть возвращение «Беркутов» и, возможно, их оформление во всеукраинскую организацию, силовое крыло, противостоящее атошникам, которым сейчас пророссийские силы не могут ничего противопоставить. Мы будем видеть… да много чего, на самом деле. Контрреволюция — процесс неизбежный, но это не означает, что он обречён на победу — как минимум потому, что перед этой угрозой уже начинают сплачиваться ранее раздробленные проукраинские силы. С другой стороны, не обречена контрреволюция и на поражение. Всё в наших руках.

Ладно, чёрт с ними. Ещё потанцуем.

Подпишитесь на наши PUSH-уведомления, чтобы первыми узнавать о появлении новых материалов. Также у нас есть Telegram-канал со всеми статьями и новостями.

Заметили опечатку? Выделите этот фрагмент текста мышью, и нажмите Ctrl + Enter.




Если вдруг Дискасс начнет показывать рекламу - пишите нам в ФБ.