Перейти к основному содержанию

Русская культура и СССР. Возвращение живых мертвецов

«Кто не жалеет о распаде СССР, у того нет сердца. А у того, кто хочет его восстановления в прежнем виде, у того нет головы», – Путин В. В.

«Кто не жалеет о распаде СССР, у того нет сердца. А у того, кто хочет его восстановления в прежнем виде, у того нет головы», – Путин В. В.

Давайте пока забудем о второй части цитаты и последних законотворческих инициативах ВВП, которые легко можно списать на деятельность чиновников и его ручных депутатов. Под инициативами подразумеваются: разговоры о возрождение норм ГТО, конкурс 2012-ого на лучшего работника – прямая аналогия с небезызвестным Стахановским движение, – широкая материальная поддержка патриотических фильмов о ВОВ, новый, правильный учебник истории и, первая ласточка, возвращение к советскому гимну. Не стоит забывать и про репрессии активных оппозиционеров и недавнее препровождение фигуранта «болотного дела» М. Косенко в дурдом. Речь о другом. Факт в том, что «многомудрый» жалеет о распаде Союза, и еще как. И вместе с ним его чувства разделяет немалое число людей.

Данные о РФ, но, уверен, в/на Украине и постсоветском пространстве процент будет не намного ниже.

Давайте лучше попытаемся оценить СССР с точки зрения культуры. Словарь Ожегова приводит такое определение:

КУЛЬТУРА, -ы, ж. 1. Совокупность производственных, общественных и духовных достижений людей.

То есть культура не только кино, живопись, музыка и архитектура. Культура вообще все. АйФон, джинсы, Гугль-Яндекс, Феррари и борщ также подпадают под это определение. И самое важное свойство, из-за которого стоит остановиться именно на культуре, – это ее свойство быть экспортируемой. Причем этот экспорт, в отличие от например нефти и газа, происходит не по запросу бизнеса другого государства. В большинстве случаев запрос на иностранную культуру инициируют обычные люди, после чего представители бизнеса организовывают ее импорт, либо она сама в обход всех границ самостоятельно проникает в чуждое ей общество. Чуждое потому, что любая национальная культура создается внутри своей нации, представителями этой нации (иммигрантами или местными – неважно) и в первую очередь ориентирована на внутреннего потребителя. Когда в штатах режиссер снимает очередной «День Независимости», новоявленный полковник Сандерс изобретает рецепт маринада для жареных крылышек, а юный гений в подвале своего дома паяет плату революционного гаджета, им плевать, как их работу примет какой-нибудь Иван или Микола. Творцы и конструкторы, которым еще только суждено стать всемирно-известными, думают исключительно о вкусах своих сограждан-потребителей. И не вина создателей из далеких штатов, что вскоре их работа произведет фурор на другом конце света, и что каждый второй Иван и Микола будет стоять в очереди за их гаджетом, макать куриные крылышки в их соус и восхищаться в их соцсетях их блокбастером. Американским, созданным для американцев и с целью принести прибыль им – как духовно-техническую, так и материальную. Не вина американцев, что проекты наших творцов культуры окажутся задвинуты на задний план. Просто наши оказались никому не нужны, недостаточно хороши и революционны, просто не нашлось инвестора, который разглядел бы гений и рискнул вложить деньги в идею или гаджет небритого Ивана. В конце концов, изобретение гаджета или написание книги требует огромных затрат времени. А экономические реалии на нашем постсоветском пространстве таковы, что, подрабатывая парт-таймером в Макдональдсе или живя на пособие по безработице, нельзя продержаться достаточно долго, чтобы иметь достаточно времени на завершение своего труда. В штатах возможно, у нас нет. Вот и приходится нашим неизвестным Гайдаям и Циолковским ради выживания заниматься чем угодно, но только не тем, к чему у них действительно лежит сердце.

Из всего вышесказанного следует пара выводов.

Во-первых, чем богаче и успешней государство, тем значительней его культурные достижения. Культура – это своего рода маркер благосостояния общества, его сливки. Стоит ли удивляться тому, что, например, кинематограф Южной Кореи с ростом богатства страны начинает заявлять о себе? А из нищей Северной Кореи мы с момента основания этого государства не видели ничего более поразительного, чем песня о великом вожде, мудро оценившим свойства различных корнеплодов для народного хозяйства?

Во-вторых, настоящая, востребованная в мировом масштабе культура не творится по заказу, инициатива всегда исходит снизу, от создателя, в ответ на запросы общества. Исключения, конечно, есть, но они крайне редки. Потому смешно слушать слова Владимир Владимировича, когда он удивляется, что вот мы, мол, тратим миллионы, заказываем фильмы и книги, а народ все равно выбирает продукцию Запада, а не наше, родное. Почему-то не понимает человек, что фильмы и книги не станут лучше только от того, что они наши. Простите, Владимир Владимирович, но ваше дерьмо не станет слаще от того, что оно ваше. Нельзя уговорить потребителя полюбить российский кинематограф и покупать товары российских производителей, он должен сам захотеть этого. Потому что покупатель всегда выбирает лучшее, или стремится к выбору лучшего. И культуре все равно, сколько вы вкладываете в нее денег, ей, как и бизнесу, для развития просто нужны благоприятные условия. В пустыне невозможно вырастить райский сад. Эта аксиома, и она справедлива абсолютно для любого государства мира.

Теперь со всеми исходными данными можно вернуться к СССР.

По какой-то неведомой причине в обществе принято выделять культуру за период существования Советского Союза в особую категорию «культура СССР» и приписывать все ее плоды именно коммунистическому режиму. Это в корне неверно. Культура неразрывно связана с народом, так как творит все-таки представитель народа, но никак не обслуживающий государство чиновник. Как уже упоминалось выше, государство просто должно создавать условия для творчества, поэтому не стоит ассоциировать достижения отдельной личности с достижениями всего государства. Оно принимает опосредствованное участие в научном, художественном и инженерном творчестве.

Второй важный момент – это сам период существования СССР. Освальд Шпенглер в своем труде «Закат Европы» выделил восемь великих культур в мировой истории и самая молодая из них, Западноевропейская, существует всего лишь 10 веков. Что такое семьдесят лет по сравнению с настолько значительным отрезком времени? А если поставить СССР рядом с пятью тысячелетиями китайского культуры, которая до сих пор сохраняет свою индивидуальность, даже при коммунистическом режиме? Эти семьдесят лет ничто, просто миг. Настоящая советская культура погибла, едва успев родиться. Она миф. Ее не существовало, был лишь краткий период времени, когда страны РСФСР попали под власть коммунистов и художники, ученые и изобретатели из народа были вынуждены работать в соответствии с линией партии и на благо партии, забыв про свободу творчества и свою национальную идентичность.

Тех, кто осмеливался иметь свое собственное мнение, ждали проблемы. Взять, к примеру, ученого Николая Вавилова. Поводом для отправки в лагерь, где он впоследствии скончался, послужила его приверженность «лженауке» генетике, после чего это страшное слово «генетика» оказалось забыто на десятилетия. А представьте, чего смогла бы добиться наша современная наука, если бы ей активно не мешало государство? Лауреата Нобелевской Пастернака травили всем Союзом, рупор коммунизма Маяковский впал в немилость партии, лишился возможности издаваться и покончил жизнь самоубийством, большую часть произведений Ахматовой просто не печатали. Не избежал ссылки даже «отец ядерной бомбы» Сахаров, а С. Королев в свое время проходил по «расстрельному списку» и честно отмотал шесть лет в колонии. Великого конструктора, отправившего в космос первого человека, на шесть лет насильно изъяли из профессии по нелепому обвинению во вредительстве. Представители рок-движения 80-90-х, песни которых знаем мы все и до сих пор с удовольствием поем их под гитару? Мало кто из андеграудных рок-деятелей не подвергался преследованию властей, и все сталкивались с дружинниками (привет, нашистам и казакам), которые с молчаливого попустительства милиции крушили аппаратуру музыкантов. Даже Бориса Гребенщикова пытались упрятать за решетку, обвинив его в хулиганстве. Якобы тот разбил статую.

Список с именами репрессированных и подвергавшихся гонениям художников, конструкторов и ученых можно продолжать бесконечно долго. Причем именно эти люди создали все достижения культуры, которые приписываются Союзу. Да, они жили в Союзе, но творили в первую очередь для себя и для народа.

Поэтому слова «Советский Союз был великой страной» у нормального образованного человека должны вызывать приступ гомерического хохота, а не прилив патриотических чувств. Все плоды «советской» культуры, которые можно причислить к мировым шедеврам и концептуальным новшествам, появились вопреки Союзу. Люди, рожденные в СССР, были великими – это неоспоримый факт, но никак не страна, которая активно мешала им работать.

Коммунисты стремились сделать всех равными, у них это почти получилось – лучшие представители народов Союза были низвергнуты до уровня обывателей, серой массы. Их сажали, пытались смешать с грязью, но они все равно продолжали творить.

С таким-то отношением страны к своей культуре неудивительно, почему теперь все высокотехнологичные новинки и шедевры мирового искусства создаются за границей. Все, что действительно отлично получилось у Советского Союза, – это на протяжении семидесяти лет терроризировать своих граждан и весь мир. Союз даже не смог нормально развалиться и оставил после себя ворох нерешенных проблем.

Но СССР чего-то добился в культурном плане, можете возразить вы. Несомненно, добился. Кроме танков, ракет и памятников вождям было создано много шедевров, воспевающих любовь, дружбу, преданность, долг и честь – обычные, присущие каждому человеческие качества. Но даже фильмы любимого всеми Гайдая полны иронии по отношению к своей родине. А актуальность искусства, пропагандирующего именно социалистические ценности и созданного по заказу коммунистов, стремится к нулю.

Не сильно преуспели коммунисты и в экспорте культуры, что означает отсутствие к ней широкого интереса. Единственные символы Союза, которые смогли закрепиться в мировом обществе и принимаются им, – это красная звезда и серп с молотом.

Подытожим.

Любая автократия, тоталитаризм, госрегулирование, госзаказ, ручное управление, квотирование и прочие ужимки государства, ограничивающего инициативы своих граждан, ведут к деградации государства и общества. СССР был обречен с момента своего рождения, просто на протяжении почти семидесяти лет люди не понимали этого. Это была не та страна, о которой следует сожалеть. Это была не та страна, на которую следует равняться и восхищаться.

Чувства людей, сожалеющих о развале Союза, вполне понятны – многие мечтают вернуться назад в детство. Непонятно и преступно желание некоторых затащить обратно в их счастливое детство целые страны.

Совсем недавно казалось, что общество стабильности, построенное на угнетении граждан и репрессиях, осталось во вчера и больше никогда не возродится. Что люди поняли свою ошибку и в 91-ом смогли наконец ее исправить. Навсегда. К сожалению, так только казалось. Союз уже вернулся и с каждым новым днем, с каждым новым репрессивным законопроектом в РФ, с каждым новым процентом поддерживающих Путина граждан СССР становится все сильней и сильней. Только в том мире, о котором так сильно грустит Путин и который он, вопреки своим словам в приведенной в начале цитате, похоже, уже возрождает, у нормального человека нет будущего. И, возможно, уже завтра мы все проснемся в позавчера.

А может, мы всегда жили в СССР, и он на самом деле никуда не исчезал? Просто мы ненадолго о нем забыли...

Станислав Иванов

''отсканируй
и помоги редакции

'''