Перейти к основному содержанию

Дело Роккелли: Итальянское судилище над Маркивом

Киевский окружной админсуд Павии.
Источник

Примечание редакции. О несправедливом и строжайшем приговоре в Павии украинскому патриоту Виталию Маркиву за смерть Андреа Роккелли во время столкновений между Вооружёнными силами Украины и российско-оккупационными войсками на Донбассе, приступе у адвоката Делла Валле в зале суда — в материале Массимилиано Меллея для Milano Today.

29-летний Виталий Маркив был приговорён к 24 годам лишения свободы судом присяжных Павии за убийство итальянского фотожурналиста Андреа Роккелли и его переводчика Андрея Миронова в украинском Славянске 24 мая 2014 года. Французский журналист Уильям Рогелон был ранен в ходе перестрелки. Они вместе с таксистом находились возле горы Карачун, где шли перестрелки между украинской армией и Национальной гвардией, занявшими позиции на горе, и пророссийскими сепаратистами, контролировавшими остальную часть города.

"

Приговор был вынесен в пятницу 12 июля, после пятичасового заседания совета присяжных и судебного разбирательства, которое длилось около года. Маркив (гражданин Украины и Италии, солдат Национальной гвардии Украины) был арестован два года назад в аэропорту города Болонья, куда он прилетел с женой, чтобы навестить свою семью, которая живёт в Марке. Причины такого сурового приговора будут объявлены в течение 90 дней. Защита уже заявила, что намерена подать апелляцию в ноябре. Суд второй инстанции должен состояться весной 2020 года в Милане.

Смягчающие обстоятельства не принимаются

Судейская коллегия под председательством Аннамарии Гатто увеличила срок в 17 лет, о котором ранее просил прокурор Андреа Занончелли. Прокурор принимал во внимание смягчающие обстоятельства, которые, тем не менее, не были учтены судьёй. Судья — по согласованию с прокурором — постановила передать дело прокуратуре Рима, которая должна решить, следует ли начать расследование в отношении Богдана Маткивского, депутата украинского парламента, который в 2014 году командовал Национальной гвардией Украины в Славянске и был командиром Маркива.

Президент Украины Владимир Зеленский пообещал, что «приложит максимум усилий», чтобы «вернуть ветерана Виталия Маркива в Украину», и поручил дипломатической службе в Италии поддерживать с ним самые тесные контакты. В пятницу днём, после оглашения приговора, в Киеве перед посольством Италии был проведён митинг в знак протеста против решения суда.

Приступ адвоката Делла Валле

Когда зачитывали приговор, Раффаэле Делла Валле, одному из двух адвокатов Маркива (вторая — Донателла Рапетти), стало плохо и пришлось вызывать врача в здание суда. К счастью, адвокат быстро пришёл в себя. Судья одобрила компенсацию в размере 10 тысяч евро для CesuraLab (ассоциация фотографов, созданная Роккелли), 5 тысяч евро для журналистов Ассоциации Ломбарда и 5 тысяч евро для Fnsi (Национальная федерация итальянской прессы), а вот рассмотрение компенсации семье Роккелли отложили до гражданского процесса.

В начале заседания предоставили несколько минут для заявления обвиняемого, который всегда называл себя невиновным: «Я не буду разбирать дело по существу, потому что мои защитники уже высказались. Я военный и я патриот, я всего лишь защищал свою страну. Я верю в итальянское правосудие». После прочтения приговора, когда его уводили полицейские, Маркив поприветствовал более сотни присутствующих на заседании соотечественников, выкрикнув обычное приветствие «Слава Украине!», на что остальные ответили «Героям слава!». Это обычный способ приветствовать друг друга в Украине (являющийся и официальным военным приветствием с 2018 года), который часто ошибочно принимают за «националистический» лозунг.

В прошлом были люди, которые пытались спровоцировать трения в отношениях с украинцами после заседаний по этому делу. Называли провокационными аплодисменты в зале суда при выступлении адвоката Делле Валле (по санкции судьи Гатто хлопающий, согласно закону о регламенте, был выдворен из зала) или то самое якобы «возмутительное» приветствие «слава Украине», не зная смысла или намеренно его искажая. Называли недопустимыми групповые фотографии возле здания суда людей, приехавших из разных частей Италии, чтобы присутствовать на слушаниях; некоторые участники слушаний были названы «бритоголовыми» с «круглыми лицами», в данном случае оскорбляя людей с короткими волосами, которые, разумеется не имели малейшего отношения к бритоголовым сторонникам ультраправых идей.

Правда же заключается в том, что в Украине, пожалуй, гораздо меньше нацистов, чем в самой Италии, и уж точно никто из них не присутствовал на слушаниях по делу Роккелли. В пятницу, после оглашения приговора, когда полиция уводила Маркива, кто-то из присутствующих крикнул ему: «Бандит!». К счастью, за этим не последовало никакой реакции и, следовательно, не возникло реального напряжения и стычек.

Семья Роккелли: «Это в любом случае несчастливый день»

Джорджо Репосо, главный прокурор города Павия, отметил, что «судьи приняли доводы, которые мы представили». Семья Андреа Роккелли не пожелала раздавать много комментариев, отметив лишь, что «для нас это несчастливый день в любом случае. Но это важное решение для нас и для всех журналистов, которые рискуют своей жизнью». Очень явно расстроенный Делла Валле сказал, едва отойдя от приступа, что «такой приговор суда заставляет терять веру в итальянское правосудие; более того, это почти заставляет захотеть навсегда уехать из Италии», подчеркнув, прежде всего, важность отказа суда принять смягчающие обстоятельства. Это решение он определил как непостижимое.

Делла Валле добавил, что, насколько ему известно, впервые в Италии иностранный солдат (даже с итальянским гражданством) осуждается за преступление, якобы совершённое им во время боевых действий. Он сказал, что Украина — это «государство, которое не имеет большого значения на европейской арене». От дальнейших комментариев адвокат отказался до ознакомления с причинами такого приговора.

Родители и сестра Виталия Маркива были по понятным причинам слишком потрясены, чтобы разговаривать с прессой, сказав лишь, что будут бороться и обжаловать приговор. Паоло Перуккини из Ассоциации журналистов Ломбардии заявил, что «не важно, назначена компенсация в один евро или в один миллион евро. Для нас было важно подчеркнуть защиту всех, кто собирает информацию, защитить это конституционное в Италии право».

Позиция обвинения: «Журналисты достали»

Невозможно точно узнать причину, побудившую суд присяжных принять решение о таком приговоре, пока не удастся ознакомиться с мотивационной частью вердикта. Непонятна, в частности, причина, по которой Маркиву отказали в рассмотрении смягчающих обстоятельств. Вот версия прокурора (который потребовал осуждения за умышленное убийство): Маркив, первоначально названный «командиром» на основании статьи в Corriere della Sera от 25 мая 2014 года, а затем исправленный на «солдата», когда стало ясно, что он никем не командовал, присутствуя на горе Карачун с задачей выявления позиций «подозрительных лиц», — увидел, как такси с Роккелли, Мироновым, Рогелоном и водителем приближается к керамической фабрике «Зевс» у подножия горы. Он знал, что такси в этом районе часто доставляли журналистов и репортёров, которые за последние несколько дней всех «достали» (именно это слово использовал прокурор Занончелли в своём выступлении). Поэтому он сообщил о положении группы командующему Национальной гвардией, который, в свою очередь, передал это своему коллеге, равному по званию, из украинской армии, которая и выстрелила из миномётов по группе.

Основополагающей для обвинения стала статья в «Corriere», в которой рассказывалось, как предполагаемый «командир», затем «разжалованный» в солдаты, и после идентифицированный как Виталий Маркив, фактически признавал, что в этом районе стреляют (стреляют, разумеется, обе стороны), и второе свидетельское показание Рогелона, который рассказал, что он спасся, закричав перед сепаратистами, что он журналист, и предположил, что выстрелы были сделаны украинской армией».

Защита: «Нет ни единого доказательства»

Версию прокуратуры адвокаты Делла Валле и Рапетти пытались демонтировать от начала до конца. Прежде всего напоминая, что на месте происшествия ещё до стрельбы появился таинственный пятый человек, который, обращаясь к Миронову, велел группе покинуть местность («выстрелы начались, едва он появился, именно рядом, то есть с позиций проросийских сепаратистов»). Да и сам Рогелон утверждал, что слышал выстрелы в первую очередь со стороны завода, который был занят сепаратистами. А Миронов незадолго до своей смерти в общедоступной аудиозаписи сказал, что выстрелы раздавались «здесь близко, откуда-то рядом». Ещё раз, стрельба закончилась, когда Рогелон сказал сепаратистам, что он журналист. А потом, после того, как его пропустили, он поймал проезжающую машину, которая находилась примерно в 3 километрах по прямой от украинских позиций, и кто-то выстрелил в машину сзади. На таком расстоянии не только АК-74, имеющиеся в распоряжении Национальной гвардии, но и миномёты, которыми располагала украинская армия, не могли поразить кого-либо, и, конечно, автомобиль больше не был в поле зрения украинцев. Очевидно, что именно сепаратисты произвели последние выстрелы.

У обвинения нет никаких реальных доказательств. Не доказано, что Маркив в это время дежурил (его командир Маткивский, разумеется, этого не помнит), в то время как с места, которое определили как положение Маркива на холме, вид на точку, где находилась группа журналистов, был частично закрыт растительностью и зданием. Нет даже доказательств того, что именно украинская армия стреляла из миномётов. Наоборот, о вине сепаратистов свидетельствует и тот факт, что выстрелы прекратились, когда Рогелон встретил сепаратистов и сказал, что он журналист, а также то, что Рогелон никогда не видел ни одного военнослужащего украинской армии или Национальной гвардии, и факт последних ударов по машине, на которой уехал Рогелон. В первоначальных показаниях Рогелон даже не пытался «предположить», кто же наносил удары, а двое сепаратистов объяснили: чтобы пойти и забрать тела, они вынуждены были одеться как гражданские лица (а это «означает, что украинцы не стреляли в мирных жителей», прокомментировала защита Маркива).

Что касается статьи, с которой и началась работа по идентификации Маркива, то известно, что она была написана на основе телефонного звонка Маркиву, который слышали, по крайней мере, двое итальянских журналистов, которые познакомились с Виталием в Киеве несколькими месяцами ранее во время. Майдана. Он не раз называл их «друзьями» и часто с ними общался. Настолько, что один из двоих позже пошёл проведать его в больницу (Маркив был ранен), а затем попросил у него в подарок пуленепробиваемый жилет, который Маркив позже приобрёл для него. «Повели бы они себя так, если бы думали, что говорят с тем, кто убил Роккелли?», — спросил Делла Валле в зале суда. И более того, согласно статье, солдат предупреждал журналистов не приближаться к горе, потому что это был район боевых действий. Поэтому он пытался держать их подальше, и это как-то не совпадает с намерением «убить журналистов, потому что они достали», как предполагает прокурор. Наконец, в интервью он говорил о «журналисте и переводчике» — информация, которая могла быть известна только тем, кто брал у него интервью, а не человеку, который на расстоянии свыше километра едва мог разглядеть людей, определённо не мог их узнать и, разумеется, никак не мог бы определить их профессии. К тому же там и в то время он увидел бы пятерых, а не двоих.

Перевод: Катерина Садилова.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...