Перейти к основному содержанию

Альтернатива для Германии: вопросы для Европы и проблемы для Украины

О расстановке сил в немецком Бундестаге и о предстоящих выборах. #InformNapalm

Примечание редакции. Как изменится  немецкая политика с неизбежным, как уже представляется, приходом правых в Бундестаг — в материале наших партнёров InformNapalm.

germanelection-1

24 сентября 2017 года в Германии пройдут выборы в Бундестаг. Впервые в истории послевоенной Германии в парламент страны может войти партия, которую в СМИ принято называть правой. Для Германии это почти политический скандал, но для ее соседей это уже давно политическая обыденность: если в парламенте сидят левые, то рано или поздно там будут сидеть и правые.

Раньше главным жупелом для немецкой политики была «Национал-демократическая партия Германии» (НДПГ, Nationaldemokratische Partei Deutschlands, NPD), которую называют чуть ли не наследником НСДАП и годами пытаются запретить: как взгляды, так и программа партии вызывали у большинства немецких избирателей вопросы.

Однако теперь в немецкой политике появилась «альтернативная» партия, которая выступает с консервативных, евроскептических позиций.

Расстановка сил в немецком Бундестаге

После войны в немецкой политике образовалось несколько партийных течений, но, по сути, власть разделили две партии — христианские демократы и социалисты. У власти поочередно пребывают представители этих двух партий, иногда создавая широкую коалицию (GroKo, Große Koalition).

ХДС (Христианско-демократический союз Германии, Christlich Demokratische Union Deutschlands, CDU)) и ХСС (Христианско-социальный союз в Баварии, Christlich-Soziale Union in Bayern, CSU)) – христианские демократы (ХДС) и их баварская версия, ХСС. Классические европейские консерваторы.

Социал-демократическая партия Германии (СДПГ; Sozialdemokratische Partei Deutschlands, SPD) — классические европейские социалисты, по крайней мере, такими считались раньше.

Долгое время третьей силой в немецкой политике была Свободная демократическая партия Германии, СвДП (нем. FDP, Freie Demokratische Partei) — формально либеральная партия среднего класса, которая постоянно входила в правительственную коалицию то с ХДС/ХСС, то с СДПГ. В последние годы партия переживает кризис и в 2013 году впервые вылетела из Бундестага.

Еще одним представителем третьей силы является партия зелёных — официальное название Союз 90/Зелёные (Bündnis 90/Die Grünen). Классическая партия зелёных, которая с идеалистических позиций выступает за всё хорошее и против всего плохого. Такие себе новые левые в борьбе за всемирную справедливость — от отказа от атомной энергетики и двигателей внутреннего сгорания до изменений в социальной политике, улучшения экологических стандартов и прочего.

Впервые «зелёные» попали в Бундестаг в 1983 году и с тех пор всего два раза были в коалиционном правительстве Шрёдера. По сути, «зелёные» и СвДП выступают возможным членом коалиции, если одна из крупных партий не захочет создавать широкую коалицию.

После объединения Германии в немецком Бундестаге появились левые, они же бывшие коммунисты, которые уже несколько раз меняли название и переформатировались. В 90-х это была Партия демократического социализма (ПДС, Partei des Demokratischen Sozialismus, PDS), теперь эта партия называется Die Linke и представляет собой левую оппозицию в Бундестаге.

Однако даже в таком пёстром политическом разнообразии немецкий обыватель, похоже, выберет в Бундестаг ещё одну партию — впервые в парламент войдут так называемые правые.

С чего все началось

Партия «Альтернатива для Германии» («АдГ» – Alternative für Deutschland, AfD) появилась в начале 2013 года. У её истоков стояли видный немецкий экономист Бернд Люке (Bernd Lücke, критик еврозоны), журналист Конрад Адам (Konrad Adam, работал в FAZ, Die Welt; бывший член ХДС), Александр Гаулянд (Alexander Gauland, бывший член ХДС, занимал государственные посты среднего звена, работал журналистом) и другие.

Интересно, что из первых десяти тысяч членов почти 3 тысячи ранее состояли в других партиях — больше всего «перебежчиков» из ХДС (1008), далее идут СвДП (587), СДПГ (558) и баварские христианские демократы (220). Также партию пополнили 106 бывших членов Партии зелёных.

Первой и главной темой для новой партии была критика еврозоны. Германия как раз пережила мировой экономический кризис 2008 года, а в еврозоне, в Греции, продолжались экономические проблемы, которые грозили подорвать общую стабильность.

germanelection-2

germanelection-3

germanelection-4

germanelection-5

От чисто экономических требований партия вскоре перешла к критике ЕС, а начавшийся затем в ЕС миграционный кризис сформировал идеологическое ядро и повестку дня для многих избирателей этой партии.

Первые выборы и проблемы роста

Выборы в Бундестаг в 2013 году состоялись 22 сентября — через семь месяцев после регистрации «Альтернативы для Германии». Сходу «АдГ» удалось показать результат в 4,7% по партийному списку — лучший стартовый результат для немецких внепарламентских партий. Более двух миллионов избирателей отдали тогда голоса за малоизвестную партию, для прохода в Бундестаг по партийным спискам не хватило всего чуть более 130 тысяч голосов.

Ещё тогда этот результат удивил многих, но не насторожил. Ещё на слуху была молодая прогрессивная «Партия пиратов», которая набирала свои 2%, но была скорее частью политического маргиналитета.

Однако «АдГ» начала расширять свои идеологические темы, партия пережила первую партийную чистку, когда её покинули члены первой волны. Постепенно выработалась экономическая и политическая программа. Партия начала притягивать к себе не только евроскептиков, но и правых политиков и их электорат.

Пресса с удовольствием ухватилась за этот факт, и теперь партию стали называть в лучшем случае просто правой, а всё чаще — ультраправой. Если раньше нацистов и радикалов искали в НДПГ, то теперь её бывших членов начали искать уже в рядах «АдГ».

Уже в 2014 году партия попала в Европарламент (7,1% голосов) и впервые прошла в земельные парламенты: Саксония (9,7%), Бранденбург (12,2%) и Тюрингия (10,6%) — все в Восточной Германии. Однако успехи не ограничились бывшей ГДР — вскоре партия вошла и в ландтаги западных земель.

Кто голосует за «АдГ»

Свои голоса за «АдГ» отдают не только правые и не только восточные немцы. Как показали местные выборы 2013–2017 годов, за партию голосуют бывшие избиратели ХДС/ХСС, СДПГ, СвДП, а также бывшие зелёные и левые. Также «АдГ» перебирает на себя значительную часть избирателей, которые до этого не ходили на выборы.

Die Welt проанализировал миграцию избирателей на земельных выборах, и результаты оказались нерадужными для правящих партий: в новой политической реальности им придётся делиться голосами с «АдГ».

badenwuertenberg

rheinland_pfalz

sachsen_anhalt

Уход электората к этой партии также может усложнить процесс построения коалиции в земельных парламентах и в Бундестаге.

С одной стороны, это можно считать протестным голосованием. С другой стороны, в Германии впервые появилась «альтернативная» партия, которая имеет реальные шансы войти в Бундестаг и за которую голосуют не только маргиналы.

В немецкой прессе уже третий год пытаются нарисовать образ типичного избирателя «АдГ». Самым простым, быстрым и удобным было бы полагать, что избиратели этой партии в основном менее образованы, беднее и просто боятся потерять свои рабочие места, потому так легко реагируют на популистские лозунги и «простые решения». Такого мнения придерживаются многие исследователи.

Однако в последнее время всё чаще стали говорить о том, что сторонники «АдГ» равномерно распределены по всем стратам общества. Избиратель этой партии представляет собой не социальный класс, а скорее идеологический.

Что играет на руку «АдГ»

Следует отметить, что «АдГ» очень успешно использует ошибки правящих партий и активно реагирует на появляющиеся проблемы. Немецкий политикум радовался введению евро, расширению еврозоны и обсуждал, как правильно спасать из кризиса очередного европартнера.

В немецком Бундестаге годами присутствовали «еврооптимисты» и отсутствовали «европессимисты» — при том, что по всей Европе во власть входили партии, получавшие голоса на критике ЕС. В то же время немецкий обыватель сравнивает своё нынешнее положение с жизнью до введения евро, до расширения еврозоны, до расширения ЕС и задаёт вопросы, которые никто не произносит вслух и на которые никто не отвечает.

Правые партии критикуют за поиск простых решений в сложных вопросах. Однако проблема состоит также в том, что сложные вопросы действительно есть, и их надо обсуждать.

Если в 2015–2016 годах на руку «АдГ» играли беженцы, приезд которых показывали по телевизору каждый день, то в 2017-м на руку «АдГ» играют последствия приезда беженцев — от начавшихся терактов до изнасилований и грабежей, которые так или иначе случаются.

Сюда добавляются классические проблемы еврозоны, которая держит процентную ставку на минимальном уровне, рост цен на товары народного потребления и т.д.

В ответ на все эти вопросы политики правящих партий повторяют, как мантру: «Мы с этим справимся» или «Мы никогда ещё не жили так хорошо, как сейчас» — у многих такой лихой оптимизм вызывает вопросы.

На что может рассчитывать «АдГ»?

В 2014 году «АдГ» впервые зашла в земельный парламент Германии. С тех пор она сидит в 13 из 16 ландтагов. Выборы в три недостающих ландтага пройдут после выборов в Бундестаг (2017-й — Нижняя Саксония, 2018-й — Бавария и Гессен). По всем опросам, в эти парламенты «АдГ» тоже проходит.

Показатели партии зависели от времени проведения выборов — после начала кризиса беженцев партия набирала голоса. В Восточной Германии у партии изначально сильные позиции. Во всех парламентах она находится в оппозиции и пока официально никто не рассматривает вопрос построения коалиции с «АдГ».

germanelection-9

Показатели голосований по земельным парламентам в последние годы разные: от 24,3% (выборы 2016 года) в Саксонии-Анхальт, 20,8% (2016) в Мекленбурге — Верхней Померании до скромных 5,9% в Шлезвиг-Гольштейне (2017).

В Германии смешанная избирательная система: половина депутатов проходит по партийным спискам, половина — по мажоритарным. По опросам за неделю до выборов, «АдГ» получит 10–12% голосов — третий показатель по партийным спискам в парламенте. Среди мажоритарщиков победу в избирательных округах, скорее всего, одержат представители больших партий — ХДС/ХСС, СДПГ, «Левые» и «зелёные». Вряд ли кто-то из мажоритарщиков «АдГ» сможет рассчитывать на победу. В итоге партия получит фракцию в размере 40–60 депутатов, скорее всего, это будет третья или четвертая фракция в Бундестаге.

Примерно на такой результат выходят многие прогнозы, однако мы должны учитывать недавние выборы Трампа или Брексит. За месяц до выборов 46% избирателей ещё не знали, за кого будут голосовать, — это самый высокий показатель за прошедшие 20 лет. В 2013 году он был на уровне 39%, а ранее — ещё ниже.

Кроме того, пресса активно стигматизирует партию «АдГ» и её избирателей как правых радикалов, популистов и постоянно пугает новым «33 годом», когда к власти через парламент пришел Гитлер. В итоге части избирателей при опросе легче отмолчаться (отсюда, возможно, такое количество неопределившихся) или назвать одну из проходных партий. А вот как поведут себя эти люди на избирательном участке — большой вопрос.

При таком раскладе очень может быть, что «АдГ» не только преодолеет психологическую отметку в 10%, но и выйдет на показатели в 15–20%. И, как показали местные выборы, в некоторых избирательных округах ей удастся получить 40–50% голосов.

Есть ли русский след?

В украинской прессе «АдГ» принято считать чуть ли не российским проектом. Это самое простое и лёгкое объяснение успехов евроскептиков на выборах в Европе. Однако напомню, что свой ошеломительный показатель в 4,7% на прошлых выборах в Бундестаг партия получила еще в 2013 году — до Крыма и Донбасса, до Брексита и Трампа.

Однако «АдГ» находится в сложной ситуации: её электорат ситуативный и местами протестный. Партия попыталась сделать ставку на поддержку Москвы — учитывая, что та открыто поддерживает некоторых евроскептиков.

В феврале 2017 года представители партии поехали с официальным визитом в Москву, однако, несмотря на успехи на земельном уровне и возможное попадание в Бундестаг, в России с ними встретились политики второго эшелона — Вячеслав Володин, Пётр Толстой и… Владимир Жириновский. Кстати, спустя месяц в Москву приехала Марин Ле Пен — она тоже встретилась с Владимиром, но на этот раз Путиным. Видимо, в Кремле решили больше работать на СдПГ Шрёдера и воспринимали опальных немецких правых как явление временное.

В партии этот визит вызвал неоднозначную реакцию, ведь часть её членов — это бывшие консерваторы и избиратели ХДС/ХСС или «зелёных», которых сложно заподозрить в любви к Путину.

Тем не менее, в Германии проживают более 1,5 миллиона русских немцев, обладающих правом голоса. Ранее это был электорат ХДС/ХСС, но на земельных выборах в Баден-Вюртемберге ХДС потеряла сразу 12%, а «АдГ» сходу взяла 15,1%. Кроме того, «АдГ» удалось выиграть два места среди мажоритарщиков (избирательные округа Маннхайм I и Пфорцхайм) — тревожный звонок для крупных партий накануне выборов.

«АдГ» начала привлекать в свои избирательные списки русских немцев и выходцев из бывшего СССР. В отличие от других партий, она впервые на федеральных выборах частично сделала ставку на бывших советских мигрантов. Вот некоторые кандидаты «АдГ», которые родились в бывшем СССР:

(Примечание  редакции: в других партиях, пожалуй, стоит вспомнить только Дмитрия Гайделя из СДПГ и Олесю Руди из ХДС.)

Среди кандидатов от «АдГ» есть и этнический украинец — немецкий журналист Тарас Майгутюк (избирательный округ Оффенбург). Родился в Америке, его отец — американский солдат, служивший в ФРГ, а предки из Западной Украины, которые во время войны были увезены на работы в Германию, где и остались после войны. Странно, что о нём до сих пор ничего не слышно в украинских СМИ.

Вряд ли эти кандидаты будут на первых ролях в партии, но «АдГ» будет заигрывать с русскими немцами, поэтому мы должны быть готовы слышать от неё пророссийские лозунги.

Что даст немецкая «Альтернатива» Украине?

То, что «АдГ» попадет в Бундестаг, — вопрос решённый. А что это даст Украине?

Начнём с того, что внутри «АдГ» выделяются несколько течений. Одни скорее больше критики еврозоны и выступают за решение внутренних проблем вместо проблем «европейского дома» – такое себе трамповское Germany First. Кто-то просто борется за немецкую идентичность и против нелегальных мигрантов. А кто-то пытается играть в геополитику, критикуя решения правящих партий.

Потому если правящие партии будут на официальном уровне поддерживать Украину, то «АдГ» на ближайшие годы останется в жёсткой оппозиции и будет рассказывать то об «исконно российском» Крыме, то о необходимости постепенной отмены санкций, то об исторической дружбе российского и немецкого народов (хотя эту позицию как раз поддерживают многие спикеры правящей СДПГ. — Прим. ред.)

В Бундестаге уже есть одна партия с похожими геополитическими заскоками — это партия левых, представители которой то съездят в «ДНР-ЛНР», то в Крым. Однако от левых никто и не ожидает другого поведения, это историческое наследие левого движения — идти в идеологической связке с Москвой. Но не удивлюсь, если кто-то из «АдГ» вдруг поедет с гуманитарной помощью в оккупированный Донецк или наблюдателем на какие-то «выборы» Захарченко — партия эта ещё идеологически не сформировалась, и там найдутся «кадры» на любой вкус.

И если с популистским крылом «АдГ» мы ничего сделать не сможем, то с консерваторами и европессимистами нам придётся иметь дело в будущем. В частности, если окрепшие правые будут слишком активно поддерживать путинские тезисы, то правящие партии будут вынуждены показательно занять более проукраинскую позицию.

Как изменится Бундестаг с появлением «Альтернативы»?

С появлением в немецком парламенте европессимистов прежде всего у крыла еврокритиков появится трибуна для освещения своих идей и вопросов на федеральном уровне. Если раньше проблемы еврозоны или кризиса мигрантов обсуждали на кухне и в курилках, то теперь это выйдет на уровень парламента.

Уже на этапе выборов в Бундестаг многие классические партии переняли лозунги «АдГ» в вопросе миграционного кризиса. То, что ещё несколько лет назад произносили только маргиналы из правых партий, теперь стало темой обсуждения для многих политиков.

В итоге правящая коалиция будет вынуждена принимать решения в духе «АдГ», чтобы не расширять её электоральное поле ещё больше. Попадание такой партии в парламент — хороший урок и мотивация для немецкой политической элиты.

Работа «АдГ» в земельных парламентах показала всю неоднородность этой партии, потому можно будет ожидать череды скандалов, с удовольствием подхваченных прессой.

В итоге через четыре года партия «АдГ» либо окрепнет, сформулирует четкую идеологию, выберет вменяемых предсказуемых спикеров и станет представителем классических пронемецких консерваторов в немецком парламенте, либо с треском вылетит из Бундестага.

Источник: InformNapalm

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...