Перейти к основному содержанию

Днепр как пример

Рассмотрим опыт #Команды_Резниченко. Плюсы, минусы и как всё это применить в масштабах всей страны.

Юрий Богданов

Вводное

За последнее время город Днепр и Днепропетровская область стали для автора почти родными. Во многом потому, что там есть где приложить свою гражданскую активность без необходимости пробивать головой стену чиновничьей лени, безразличия и настоятельных просьб позолотить ручку. И да, за это я благодарен #Команде_Резниченко, которая уже стала локальным ФБ-мемом. Их любят хвалить, реже — критиковать, но, независимо от оценок, большинство наблюдателей и участников событий сходятся в главном: опыт этой технократической, практически на 90% пришедшей из бизнеса, команды — уникален для страны. И желательно бы распространить его на другие сферы.

И пусть это будет трижды рекламой, но я хочу вам о нём рассказать.

Почему молодцы?

Отдельные кейсы успехов — и неудач — этой необычной по меркам наших широт губернаторской команды я разберу отдельно. Благо, там есть о чём писать. Здесь же лишь обозначим основные направления, в которых показан наиболее значимый результат — те, которые выгодно выделяют Днепропетровскую область на фоне других.

Это:

  1. Быстрое внедрение и применение лучшего, что было в начатых в стране реформах (в первую очередь — децентрализации, реформе госзакупок и энергетике).
  2. Контроль использования средств и оптимизация расходов.
  3. Привлечение инвестиций для транспортной, энергетической и социальной инфраструктуры. Причём как государственных, так и частных.
  4. Последовательная работа с воинами АТО и переселенцами.
  5. Нахождение общего языка с гражданским обществом и бизнесом.
  6. Что уж и вовсе встречается в Украине реже динозавров — нормальная информполитика.

Подробности и цифры можно найти в отчётах ОГА. Например, вот в этом. Или в прошлом.

Наконец, салют либертарианцам — команда Резниченко доказала, как люди из бизнеса (не путать с «из олигополий») способны эффективно применять свой опыт на ниве государственного управления.

В чём плохие новости? В том, что достижения этой команды, да и любого реформатора, имеющего за плечами опыт успешных изменений:

а) не являются необратимыми (за редким исключением);

б) не меняют, да и не могут изменить общей атмосферы в стране.

Как и не может её, по большом счёту, изменить ни один отдельный герой или даже группа героев. Это — коллективная ответственность граждан и особенно элиты. Включая и активную часть гражданского общества. Например, вас.

Риски и опыт

Сегодня Днепропетровская область — маяк для остальных. И глупо было бы не использовать готовые наработки. Просто нужно не наблюдать, не переживать, не болеть за очередную победу и не злорадствовать над ошибками и неудачами, а помогать внедрять изменения там, где это можно делать, изучать и перенимать опыт, идти и реализовывать то, что сработало там, по всей стране.

Даже тому активу, который сейчас существует в самой Днепропетровской области, предстоит научиться — на удачах и неудачах — подтягиваться и развиваться для того, чтобы после того, как нынешняя команда уйдёт на повышение или на покой, не переживать, что станет хуже или случится откат. А развивать уже созданное и улучшать то, до чего у нынешней команды не дошли руки.

Какие проблемы вскрыл опыт днепропетровской команды?

1. Низкое качество корпуса госслужащих и их демотивированность. Пока мы не откажемся от лицемерия и популизма в вопросе построения адекватной бюрократической системы, никакой корпус государственной службы нам не сформировать.

Могу сказать проще: чиновникам нужно платить.

Нельзя рассчитывать, что мы сможем собрать нужного качества государственный менеджмент, компетентный и честный, без адекватной оценки труда таких людей. Без возможности формировать команды, управляющие государственными системами. Без политической воли создать такой корпус госслужбы, который будет не столько управляем политической элитой, местной или общенациональной, сколько руководим государственным интересом. В масштабах всего государства и даже в масштабах вертикали управления одной областью невозможно набрать советников с самоотверженностью мучеников, готовых за свой счет делать реформы и внедрять изменения, подменяя собой неэффективный корпус чиновников или непрерывно стоя у них за спиной с плёткой-семихвосткой.

2. Нельзя проводить модернизацию на местах без политической надстройки «сверху». Рано или поздно даже самые правильные и адекватные начинания на местах упираются в потолок ограничений сверху (политическая воля) и дно ограничений снизу (неэффективность госаппарата и — часто — неготовность масс к изменениям).

Для большинства системных сдвигов в демократических режимах (а Украина таки в целом государство вполне демократическое) нужно, с одной стороны, желание верхов реформы проводить, обеспечивая нормативно-правовую и административную базу, а с другой — желание «низов» и среднего уровня эти реформы принять. Далеко не все реформы могут и должны быть популярны, далеко не все реформы могут быть выгодны правящей верхушке. Но так и задача реформ — не нравиться всем слоям (чай, не раздача бесплатных плюшек), а улучшать условия существования общества. Пока мы не научимся воспринимать реформы и модернизацию как лекарство, часто горькое — мы не пойдём дальше определённого уровня. В днепровском случае речь идёт о двух ограничениях:

• с одной стороны, сколько не решай технические и операционные вопросы (а с этим команда Резниченко справляется прекрасно), пока государство не определится со стратегией в большинстве сфер жизни — двигаться дальше на уровне области уже некуда. Не все можно решить технократично: государственный менеджмент без политической надстройки буксует в долгосрочной перспективе. Просто потому, что не сможет сформировать вводные этих изменений и обеспечить их политическое прикрытие. Здесь, казалось бы, всё и так очевидно. Но на самом деле проблема столь обширна, что ей нужно посвятить не одну статью. А так как ни один другой регион (за исключением, пожалуй, Киева) не даёт так много ценного материала в этом вопросе, речь тоже пойдёт о Днепре.

• с другой стороны, можно запустить процесс модернизации дорог, детских садов, школ, внедрить массу электронных госуслуг и организовать какое угодно количество семинаров по госзакупкам. Но пока всё это не будет опираться на сильную громаду и адекватную систему местного самоуправления, результат трудов праведных будет всё так же хрупок. А последнее не существует без ответственного гражданина.

И для первого, и для второго нужны время, интеллект и сильная воля как украинского общества, так и его драйверов.

3. У нас нет механизма анализа успешной региональной практики. Допустим, в Днепре сделали несколько интересных проектов. Как их проанализировать и как перенять?

Есть очень заметные и яркие (от создания первого в Украине Музея АТО и первой Аллеи Памяти до фестивалей и ивентов, призванных привлечь внимание к тому или иному важному вопросу жизни страны), есть малозаметные, но при этом полезные (например, распоряжение губернатора об обязательном прохождении ответственными за госзакупки специального курса Прометеуса). Есть успешные примеры оптимизации расходов. Но во всех этих успешных кейсах есть и свой недостаток. Почти все они — плод личной инициативы тех или иных помощников губернатора. Или самого Резниченко. Нет их — нет и данной практики. Хотя опыт при этом ценен и должен (именно должен) использоваться по всей Украине, в том числе — на центральном уровне государственного управления. Тут это применимо не только к Днепру, но и вообще к Украине. Те региональные диспропорции, которые возникают при внедрении, казалось бы, очевидных решений, поражают. Классический пример — скорость внедрения электронных государственных услуг, отличающаяся в разных областях, как будто между ними Атлантический океан пролёг. Сюда же я отдельно добавил бы создание региональных реабилитационных центров для участников АТО. Анализ опыта — и последующее внедрение. Именно для этого нужны бюрократия и четкие бюрократические процедуры: чтобы успешные решения и идеи превращались в правильно организованную и регламентированную управленческую практику. Иначе не бывает нигде.

4. Политический популизм — главный враг эффективности. Выборы (и ожидание выборов) в современной Украине — всегда тормоз и даже угроза любым системным реформам.

Сам Резниченко недавно жаловался, что все изменения в ближайшее время рискуют быть принесены в жертву выборам. Печально, но факт. Мотивы депутатов, которые не готовы голосовать за непопулярные реформы, понятны. Электорат не готов к стрессу от реформ, депутаты — к его недовольству. Но это мы ещё обсудим. В том числе, что с этим делать в разрезе региональной и национальной политики.

Вышеизложенное лишь подчеркивает вызовы, которые перед стоят перед всем украинским обществом, украинской элитой (той, которая только зарождается) и украинским государством.

Вызов и поиск ответа

В сложившихся условиях мы не можем рассчитывать на продолжение модернизации (которая снова опасно потеряла темп), если не произойдут более существенные сдвиги как во всем восприятии украинским обществом необходимых перемен, так и в качестве той политической и гражданской элиты, которая определит вектор этих преобразований.

Уже сейчас мы можем смело сказать, что шанс сформировать правительство технократов в понимании Запада и обеспечить ему поддержку 250 голосов в парламенте — увы, иллюзорен. Нет сейчас и шанса получить власть технократов и патриотов-реалистов политическим путем, равно как и оснований надеяться, что нынешнее политическое руководство (включая и лидеров оппозиции) хоть в какой-то степени сможет определить адекватный социально-экономический курс. И поручить его исполнение менеджерам уровня Резниченко и ему подобных — таких, в Украине, может и немного, но они есть.

Это опять нас возвращает к тем вызовам, которые неизменно стояли и стоят перед украинским гражданским обществом, бизнесом, политиками. Определиться, наконец, что мы вообще хотим здесь построить.

И тот опыт, который накапливают в Днепре, бесценен для изучения, анализа и выводов. Он полезен для практической деятельности каждый день сейчас, но еще более — для тех людей, которые решатся идти дальше. Решатся двигать модернизацию вперед. Более системно и более организованно, чем это происходит сейчас.

Собственно, поэтому у авторов родилась идея выпустить серию публикаций о том, что и как делает команда Днепропетровской ОГА, какие подводные камни и риски обнаруживаются в каждой сфере деятельности этой команды и какой опыт от этого может получить вся страна.

Анонсируемой серией публикаций (аналитических статей, интервью и репортажей) мы рассчитываем решить несколько задач:

  1. Подробно рассказать о том, что удалось и что не удалось в Днепропетровской области. И в чём причины побед и поражений. Хотя о победах будет намного больше — их и самих, к счастью, больше.
  2. Разобрать все наиболее важные для страны кейсы, а также, по возможности, проанализировать пути, по которым эти кейсы из днепровских могли бы стать общенациональными.
  3. Выявить (и этому будет посвящено больше всего нашего внимания), как создать такую систему государственного управления, при которой ручные и всё ещё такие хрупкие успехи этой команды (и, во многом, не доведённые до конца по причинам регулирования более высокого уровня) стали бы для Украины нормальной практикой управления государством.
  4. Понять, чего не хватает украинской политической системе, украинскому гражданскому обществу, чтобы выдвигать людей, которые мыслят практично и реалистично. И готовы делать дело, а не находиться в перманентном состоянии подготовки к выборам.

Вызовы, с которыми столкнулось наше общество и государство — грандиозны. Но мы должны помнить, что великие народы тем и отличаются от мимолётных вспышек истории, что способны долго и методично разгребать руины. А потом ещё дольше и методичнее возводить новые стены и города. И научиться делать это — наша общая задача.

''''