Перейти к основному содержанию

Доброе утро, анбандлинг!

Газовый фронт горит.

Дело идёт к тому, что аналогично фронтовым сводкам от Ронина дорогой редакции надо будет делать сводки с газовых фронтов. Учитывая, что газ — не менее серьёзное продолжение российской политики, чем «Искандеры» и парочка армий, это будет как раз уместно.

Итак, анбандлинг, в который Украина должна успеть к концу года, иначе газовый вентиль под путинским контролем окажется вещью более неприятной, чем ещё три-четыре ОРДЛО под боком.

Что такое анбандлинг? Это разделение функций владельца распределяющей сети и транзитёра, не только газовой сети, но ещё и электрической. Суть в том, что европейское законодательство направлено на борьбу с монополиями. Естественными монополиями являются как раз держатели-владельцы инфраструктурных сетей. Которые и владеют сетью, и поставляют по ней потребителям необходимый ресурс. Чтобы в этих отраслях появился рынок, надо заставить монополиста «выделить из себя» функцию поставки и отдать её отдельному юрлицу. Все эти вещи, и не только они, отражены в Третьем энергетическом пакете Евросоюза — сводке антимонопольных законов о рынках газа и электроэнергии. И если мы хотим в Европу, то Третий энергопакет — один из важнейших шагов на этом пути.

В украинских реалиях простые граждане пока знакомы с не самым адекватным воплощением анбандлинга — отпочкованием от облгазов ещё и газсбытов. В этом сегменте разделение прошло больше «для галочки», вызвало больше лулзов, чем серьёзных сдвигов, но его тоже надо доводить до конца — через кровь, пот, слёзы и поросячий визг разделяемых. Но сегодня не о них.

Сейчас Украина стоит перед куда более серьёзным анбандлингом. Нужно отделить компанию, управляющую газотранспортной системой, от компании, которая будет гонять по трубам объёмы газа. «Нафтогаз» «гоняет газ», а все последние годы его дочерняя компания «Укртрансгаз» управляла газотранспортной системой и подземными газохранилищами. И сегодня функция «Укртрансгаза» по управлению ГТС должна быть передана другому.

А дальше начинается «путь между каплями дождя».

Потому что, с одной стороны, надо провести анбандлинг согласно нормам пресловутого Третьего энергопакета. Так, чтобы «Укртрансгаз», как дочка «Нафтогаза», не имел контроля над ГТС — и одновременно чтобы ГТС во всех её частях соответствовала европейским нормам и получила сертификацию Евросоюза. Точнее, чтобы сертификацию 1 января 2020 года получило уже новое юридическое лицо, которое будет оператором ГТС.

С другой стороны, не приватизировать украинскую газотранспортную систему.

С третьей стороны, «Нафтогаз» до конца года должен оставаться правомочной стороной в переговорах с «Газпромом» о новых условиях транзита и в неограниченном будущем — правомочной стороной во всех тяжбах с «Газпромом».

Время поджимает, потому что «Газпром» явно нацелен на прекращение транзита через Украину. Или, по крайней мере, сидя за столом переговоров, он считает, что это покерный стол и можно сколько угодно изображать, что не нужен нам ваш украинский транзит, мы тут потоки запускаем и через вас вести газ совсем не собираемся. Поэтому подписывайте на наших условиях, отказывайтесь от побед на миллиарды в Стокгольмском арбитраже, и мы тут ещё Медведчука с Бойко выпускаем на парламентскую трибуну, чтобы они рассказали, как надо за газ договариваться.

Формат OU (ownership unbundling) — ГТС передают в собственность новообразованному оператору.

ISO (independent system operator) — ГТС отдают в концессию.

OU (ownership unbundling) — это смерть, гроб, кладбище. Сейчас приватизировать ГТС запрещено законом. Необходимо протащить через уже «зелёный» парламент целую пачку законопроектов. Которых ещё не существует. И которые новоизбранные парламентарии могут похерить на уровне комитетов — ради пиара, денег или по дурости. И это уже после того, как сформируют Кабмин, разберутся, нужны ли внеочередные местные, что там генпрокурор и все остальные ключевые назначения.

И как мы уже ранее писали, такой формат фактически исключает нормальное представительство в судах с «Газпромом».

При этом, по итогу всех перипетий, полноценного ownership unbundling не будет — будет право «господарського відання» («хозяйственного ведения»), с которым есть ещё один нюанс. Он состоит в том, что такая форма отношений — пережиток перестройки 30-летней давности. Нигде в мире, кроме постсоветского пространства, его не существует. Можете проверить в Википедии — страницы о сабже там только на русском и казахском. И даже в России его уже намного меньше, чем в Украине, где любят манипулировать с государственной и коммунальной собственностью.

И если мы хотим реально привлечь инвесторов из Европы, то надо их привлекать на понятные им вещи, которые работают по их правилам. На концессию, которая детально и почти унитарно разъяснена и в нормативной базе ЕС, и в законодательстве отдельных стран. А не объяснять, что «господарське відання» — это наш уникальный украинский путь. Такая типа почти концессия, но есть нюансы, в виде политической воли Кабмина, который может по праву відання в любой момент взять и выкрутить руки дорогим инвесторам.

А теперь посмотрим, что делается для «прохождения между капелек».

Сейчас «Нафтогаз» готовит новое юрлицо «под ключ» — «Оператора газотранспортных систем Украины». В новую компанию заводят большую часть рабочего персонала «Укртрансгаза»; оформляют на неё все возможные и невозможные разрешения, допуски, сертификации; утверждают всю должностную документацию и юридические моменты. Разделяют все внутренние информационные системы, всю неимоверно сложную IТ-часть. Сложность ещё и в том, что подземные газохранилища остаются в управлении «Уктрансгаза», и надо проводить между хранилищами и трубами чёткую границу — где кончается УТГ и начинается «Оператор ГТСУ». Всё делается для того, чтобы соответствовать прежде всего европейской системе сертификации оператора газотранспортной системы.

Мы это делаем не для галочки и не для того, чтобы западные политики нас похвалили. Мы делаем это, чтобы впихнуть нашу газотранспортную систему в единое правовое пространство со всем Евросоюзом — и дальше воевать с «Газпромом» уже «под зонтиком» европейского антимонопольного законодательства.

А затем в «момент Х» «Нафтогаз» берёт и отдаёт в концессию по модели ISO газотранспортную систему «Оператору ГТСУ», где всё уже готово «под ключ». И таким образом ГТС остаётся на балансе «Нафтогаза», чтобы можно было дальше спокойно судиться с «Газпромом» за транзит. А чтобы концессионер «Оператор ГТСУ» стал истинно независимым оператором системы, «Нафтогаз» сразу же уходит из его собственников. И новым владельцем «Оператора» становится или Кабмин, или созданные им «Магистральные газопроводы Украины», или Фонд госимущества, который устраивает роуд-шоу для инвесторов.

И вся эта пачка управленческих решений должна произойти на новогоднем рубеже в сжатые сроки, без лаж и подножек. Для сегодняшней Украины это звучит не то чтобы фантастикой, но близкой к фантастике ситуацией. Но иного выхода у нас нет. Оставайтесь на связи, мы победим.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...