Перейти к основному содержанию

Доброе утро, Вьетнам! Октябрь 2018 года

Октябрьский #Ронин. Готовимся к возможному второму раунду

Октябрь в зоне ООС проходит в нехитром ритме — в преддверии распутицы тыловые службы готовятся к каше на дорогах и геморрою с отоплением, бойцы в секретах одеваются в ночь потеплее и начинают считать недели до того, как ляжет «зелёнка» и станет проще дышать на передовых постах. В тылу октябрь отметился взрывом и мощным пожаром на 6 арсенале близ пгт Дружба, несколькими масштабными учениями, включая «Чистое небо» и противодействие возможным десантам на Азовском море, а также передачей техники в войска. Ошалевшие от пяти-шести месяцев на «ноле» и двух «восстановления боеспособности» на полигонах люди приходят в короткие отпуска между ротацией и слаживанием — с удивлением смотрят на толпы в торговых центрах, забитые рестораны, проводят несколько дней с семьями и снова уезжают в палатки, к душам из бутылок и местам для курения.

Время от времени вспыхивающая дискуссия о текучке в армии именно об этом — оторванности от семьи и неустроенном быте, эти вещи трудно компенсировать любыми деньгами. Да и четыре с половиной года — это четыре с половиной года. Просто покатайте на языке это время — 54 месяца. Много ли осталось на гражданской работе тех, с кем вы начинали 54 месяца назад? А ведь у ваших сотрудников был душ дома и семья под боком, а не влажные салфетки и телефонные разговоры вечером. И ещё они не теряли товарищей по отделу, и не лежали под коробками в заморозки, не копали и не слушали исходящие, не жили неделями в палатках. Поэтому время плюс тяготы и лишения равно регулярная проблема со штатом, как бы вы ни писали про совок или бумажную армию. Никакой совок не мешал в 2012 году привлечь в армию людей, и никакой совок не помешал людям уйти в 2013-м (например, в одном танковом батальоне уволились зампотех, два ротных и половина контрактников) когда инфляция сожрала их зарплату. Здесь, к сожалению, не всегда работает прямая зависимость по типу «поднял деньги и удержал персонал» ибо открытая сырьевая экономика — чемпион по обесцениванию доходов. Все помнят, что такое было 8 тысяч гривен в 2015-2016 году и что сейчас, то же случится и если просто механически повысить довольствие — через 2-3 года вернутся те же проблемы. Без доплат за ООС (а большая часть ВСУ не находится в красной зоне) с зарплатами военных на стартовых должностях уже конкурируют доходы грузчиков, охранников и поваров после ПТУ.

Что делается, чтобы изменить ситуацию с текучкой и повысить укомплектованность частей? На сегодня проведена большая работа с резервистами, трудно это отрицать. В ответ на бряцанье оружием россиян в «ЛДНР» и учения «Восток» Украина осенью провела сборы сразу нескольких бригад ТРО, призывался и ОР-1, и персонал в тыловые структуры. Причём не только в пограничных северных областях и с прицелом на зону ООС, но и на юге, например, в Херсоне в 124-й ТРО. Каждый год в целом по стране задействуется от 60-80 тысяч людей и в рамках переподготовки или слаживания, и в рамках обучения управления корпуса резерва. Основная проблема на начало войны — отсутствие структур, куда можно было призывать мобилизованных. Было либо раздувание численности за штатом в «кадровых» бригадах до 7-8 тысяч «штыков», либо призыв в наспех сформированные моторизованные части и первые территориальные батальоны с нехваткой транспорта и тяжёлого вооружения. Сейчас эта ситуация выравнивается — формируется вторая бригада морской пехоты, продолжается процесс создания бригад ТРО в каждой области, создают новые пограничные отряды на востоке. Укомплектован танками корпус резерва, каждый квартал идут передачи техники — танковой, автомобильной, ЗРК, бронемашин.

Правда, стоит быть откровенными, резервистов в обозримом будущем для участия в боевых действиях мы не увидим — массовый призыв будет только в случае обострения или критичного структурного некомплекта. Причин несколько: часть финансовых (сохранение рабочего места и среднемесячного заработка для десятков тысяч человек), часть лежит в области идеологии (мы хотим максимально уйти от риторики про насильно забранных из семей и гибнущих на фронте в бесконечном конфликте). Но основная причина — доведение до штатной численности подразделений на пике мобилизаций не повлекло за собой коренного перелома и выхода из позиционной фазы. Россияне помимо 1 и 2 корпусов «ЛДНР» охотно задействуют кадровые подразделения на ключевых участках, привозят специальные части, снайперов и сапёров на деплоймент, наращивают в случае угрозы наступления ВСУ группировку в регионе, как было уже пару раз в Приазовье и близ Горловки. А терять сотни людей и миллиарды для призыва, чтобы овладеть пгт близ моря с населением полторы тысячи человек или посёлком в пригороде с 30 домами, такой ценой к счастью мы в ближайшем будущем не собираемся.

Поэтому это пока две параллельные ветки — подготовка солдат срочной службы и резервистов в случае расширения конфликта и набор контрактников в зону ООС. Работа идёт и во втором случае, для привлечения «контрабасов» — более 50 частей переводятся на новую систему питания, включая многострадальную Десну, 80 ДШВ, 72-ю, 30-ю и 28-ую омбр: в перспективе украинских военных ждёт более широкая раскладка продуктов, «модульная система» комплектации блюд с выбором из нескольких вариантов, соки, фрукты, выпечка, йогурты. Продолжается решение «квартирного вопроса» — началась сдача общежитий для солдат и строительство для сержантского состава, в перспективе у каждого в армии будет или ведомственное жилье, или компенсация живыми деньгами за наём. Потихоньку решаются бытовые вопросы в поле — мобильные душевые, бытовки для стирки, пункты обогрева, хотя там ещё 3-4 года до хорошего среднего уровня.

Ну и планируется рост довольствия — минимум на уровень инфляции за прошедшие месяцы от 10 тысяч гривен, как максимум на солдатской должности зарплата в 2019-2020 году будет от 15 тысяч гривен. Также скоро выкатят список частей обеспечения, учебных и боевых подразделений, где могут служить признанные ВЛК негодными или получившие инвалидность, это давно назревший момент в плане закрытия целого комплекса должностей. Так что вопросом комплектации занимаются, и достаточно плотно для нашего бюджета. Направление выбрано верное — при невозможности бесконечных индексаций и открытом рынке труда в Восточной Европе взялись подтягивать быт и давать дополнительные приятные бонусы. Выше среднего по рынку зарплата, вкусная еда, возможность постираться и не думать об аренде жилья, компенсации за довоз на место службы, лечение зубов, коммунальные платежи — все эти нюансы в перспективе должны будут привлекать персонал в структуру ВСУ. Насколько эффективно — покажут ближайшие месяцы. Естественно, что будет и отток разочаровавшихся, и списанные по болезням и ранениям, общее число мы увидим ближе к концу года.

На линии боевого соприкосновения идёт работа. С той стороны в открытых источниках всё больше всплывает информация о вылетах кустарных ударных беспилотных аппаратов со стороны ВСУ. Летают квадрокоптеры с гранатами или творчески переделанными ВОГ уже пару лет, но, видно, последнее время качество и количество начинают немного припекать, так что информация прорывается в эфир. Сожжена автомобильная цистерна с топливом в Горловке, накрыты автомобили снабжения, регулярно ложатся подарки на передовые позиции по фасу Донецка и на Светлодарской дуге — у боевиков есть убитые и раненые. Пока нет данных объективного контроля о применении локализованных польских БПЛА-камикадзе, но, судя по тому, что на выставках уже демонстрируется вторая модификация с боевой частью в 4,5 кг, то испытания в поле проводились, и есть необходимость в повышении мощности. Как минимум за октябрь у «гибридов» 11 подтверждённых открытыми источниками погибших, в реальности это число, конечно, больше — 22.10 было накрытие блиндажа севернее Саханки с тремя погибшими на месте, подрывы, снайперский огонь, осколочные ранения при прилётах. Все прелести позиционной войны вкушают обе стороны — если у нас павший от пули снайпера в 28-й или миномётчик в 1 отбр, то и у противника также бойцы гибнут от минно-взрывных травм, удачных попаданий снарядов и неосторожного обращения с оружием. С обеих сторон десятки раненных, получивших травмы, больных (у нас борта прибывают по мере стабилизации, поэтому раненых за текущий период будет всегда меньше, чем эвакуированных на госпитальный этап). Боевые действия сохраняют свой рисунок — разведка БПЛА в тактическом тылу, удары артиллерии «на подскоке» по складам на грунте, автомобилям снабжения и ротациям, контрбатарейная борьба и подавление миномётчиков. На передовых ВОП на цепочку передовых капониров выскакивают «коробки», чтобы пошатать огневые точки или ударить с закрытой позиции, регулярно прилетают ПТУР по амбразурам, идёт монотонное ночное противостояние с беспокоящим огнём и снайперской охотой по вскрытым точкам. В целом, ничего кардинально нового — столкновения продолжаются в Приморье у цепочки посёлков севернее Широкино, у Саханки, на плацдарме у Кальмиуса по направлению к Павлополю, по фасу у Красногоровки, Марьинки и Авдеевки, напротив Вольво-центра, близ Крутой Балки. Грохочет также Светлодарская дуга и посёлки у Горловки, особенно у Зайцево и руин шахты имени Гагарина и дальше на север у Бахмутки, Сокольников. Пользуясь осенними туманами и остатками «зелёнки», участилось движение в серой зоне малых групп, кочующих миномётов и АГС, сапёров, выставляющих сюрпризы или пытающихся проделать проходы в заграждениях противника. Ну и просто никуда не делись дуэли опорников или секретов в прямой видимости — «сапоги», АГС, крупнокалиберные пулемёты, так и набегает 20-30 обстрелов в сутки, о которых говорят в новостях. Это далеко не Курская дуга, но и никакое это не работающее перемирие.

По поводу заявлений спецпредставителя Госдепа США Курта Волкера об окончательном снятии оружейного эмбарго с Украины. В общем-то, это было ясно ещё месяцы назад, когда на осень был заказан пакет дополнительных ПТРК для нашей страны, а в публичное поле начали попадать заявления о средствах ПВО и усилении ВМС Украине в свете продолжающейся агрессии РФ. Снятие эмбарго — это процесс, а не единое решение, просто уже глупо утверждать об успешном мирном процессе при полусотне убитых и раненых каждый месяц, на фоне передач широкой номенклатуры боеприпасов, вооружённых патрульных судов, снайперского и противотанкового вооружения. Оттуда же риторика о новых санкциях для РФ каждый месяц — за дело Скрипалей, кибернетические атаки, поддержку «оси зла» Тегеран — Пхеньян или Асада. Они и так вводились стабильно раз в квартал, а дошли до секторальных и действий против суверенного долга. Но даже во времена ожесточённых боёв зимой 2015 года никто не озвучивал, что новые пакеты будут вводиться со стабильностью метронома.

В США на уровне Госдепа и Сената, по-видимому, вызрело решение, что с РФ сегодня невозможно договориться. Россияне подписывают договора, зная, что не будут их исполнять, берут на себя ответственность за перемирие и открывают огонь в эти же сутки, объявляют зоны деэскалации в Сирии и через 3 месяца от наступления на эти области их можно удержать только угрозами войсковой операции Альянса. Конфликт Запада с Россией сразу на нескольких уровнях будет продолжаться, подвижек по миссии ООН в Украине нет, союзники наращивают и поставки вооружений, и вводят новые санкции, к которым готов присоединиться ЕС, США вышли из договора о РСМД. Для украинцев это означает только одно — режим Путина будет продолжать силовое, экономическое и политическое давление на нашу страну, НАТО будет усиливать свой восточный фланг и помощь Украине. На сегодня мы готовимся к возможному второму раунду в виде комбинации специальных действий, и к продолжению войны на истощение — надежды на сугубо дипломатическое решение мало пересекаются с новой гонкой вооружений и риторикой вокруг происходящего. Это та реальность, в которой мы будем жить в ближайшие несколько лет — нужно быть готовыми к ней политически, морально и финансово. Мантры перед выборами о скором окончании войны желанны и приятны, но они остаются мантрами — жертвы на востоке прекратятся, если противник сменит свою политику по отношению к Украине, либо ему будет критично дорого продолжать агрессию. Мы, не оставляя надежды на первое, по мере сил способствуем второму варианту.

Оставайтесь на связи и оставайтесь с нами. Нам нужно быть всего лишь на несколько часов более стойкими, чем противник. И мы победим, рано или поздно.

''отсканируй
и помоги редакции

'''