Перейти к основному содержанию

Легенда об аватарах

Говорят, что на Украине вместо армии сборище алкашей, с недавних пор на западный манер называющихся аватарами. Что в армии пьют все от мала до велика, каждый день заливаясь до самой макушки.

Max Kolezznikov

Говорят, что на Украине вместо армии сборище алкашей, с недавних пор на западный манер называющихся аватарами. Что в армии пьют все от мала до велика, каждый день заливаясь до самой макушки. И что без этого никак не обходится, и все бухие, как на подбор.

Решил я эту темы рассмотреть в подробностях, поскольку, как мне кажется, по своей пропагандисткой мощи она уже давно превзошла и миф о Котлах, и мантру «Пусть сын Порошенко воюет».

Во-первых, не НА Украине, а В. Не стоит забывать, что российский агитпроп усиленно разгоняет любые байки и истории, которые могут добавить негатив в восприятии ВСУ как со стороны жителей Донбасса и Крыма, так и со стороны граждан материковой Украины. И тему алкоголизма россияне не оставляют своим вниманием. Ведь срыв мобилизации – одна из насущнейших задач Ольгинских, и тема алкоголизма форсится с тонким расчётом: пусть жены не пускают мужиков, чтобы в армии не спились. Поэтому, когда вы возмущаетесь пьянством в армии, не забывайте делить надвое, учитывая пропагандистские усилия той страны, где говорят НА Украине.

Во-вторых, армия – это пусть и несколько искривленное, но всё-таки зеркало общества. Как и на гражданке, в армии действительно есть и алкаши, никуда от этого не денешься, как не ругай военкоматы. Кроме того, украинцы не умеют правильно преодолевать стресс. А сегодняшняя украинская армия живёт в состоянии постоянного стресса, даже не в зоне АТО. Взрослых мужиков со сложившимся характером вырывают из привычного круга жизни и занятий. Селят либо в палатки, либо в казармы, часто похожие на развалины. Кормят мало способствующим бодрому состоянию духа варевом. Лишают женского общества и секса. Держат часами на холоде или на жаре. Я уж не говорю о боях и обстрелах. Всё это стресс, господа гражданские. А как у нас повсеместно борются со стрессом? Правильно, приёмом по чарке белой. Военные психологи – это редкость, да и стыдно и неудобно идти к ним. Был я на выступлении психолога части, сопровождалось оно нервным от застенчивости ржанием личного состава. Увы, наше общество до сих пор не выработало другой устоявшейся и социально приемлемой реакции на стресс, кроме как выпить с другом по стакану. И ожидать, что армия проявит более высокий уровень бытовой культуры, чем всё общество, по меньшей мере странно.

Ну и наконец, о реальных масштабах явления. Могу говорить, опираясь на свой личный опыт. Он сформирован в совершенно рядовой учебке, куда попал я в четвёртой волне, которая относительно менее пьющая, по словам многих знакомых солдат и офицеров, и в рядовой же артиллерийской бригаде. В пехоте, говорят, пьют жёстче, но сам не видел, врать не стану.

Алканавты засветились ещё в автобусе, в котором вместе с командой мобилизованных я ехал на поезд в учебку в Старычи. Из тридцати с лишним человек один был в состоянии «дрова», ещё один «хорошо под шофе», компания из трёх человек шумно пила пиво. В моём вагоне никто настолько не напился, чтобы не добраться до учебки – хоть, по слухам, и такое бывало. В палатке из 23-х человек постоянно пили до такого состояния, чтобы не ходить на занятия, трое. По субботам и воскресеньям чарку пропускали уже больше половины. Из двух с половиной десятков палаток учебного городка реально буйными были две – уж так в них подсобрались люди. После окончания обучения, но до завершения распределения, количество выпивающих увеличилось в два-три раза, что было связано с общим бездельем. В общем, реальных алкоголиков было процентов не более двадцати. Много ли это? Безусловно, на 20% больше, чем хотелось бы. Способно ли это повлиять в целом на качество подготовки солдат? Не думаю.

В пункте постоянной дислокации бригады аватаров было примерно столько же. Часть из них были из батальона территориальной обороны. Точнее, из тех его служащих, кого из-за пьянки не отправляли в АТО. Часть – алкаши из вновь прибывших. Были и молодые парни, которые уходили в самоволку пропустить по стакану и познакомиться с местными барышнями в соседнем с частью генделике. Но в целом, снова-таки, ни о каком повальном алкоголизме речь не шла. Наряды выполнялись, служба неслась. За полтора месяца в ППД видел в усмерть пьяными одних и тех же троих тербатовцев. Ну а празднования дней рожденья и прочих праздников негласно разрешались, если по-тихому, не мусорить за собой и утром выйти на наряд.

В АТО с алкоголем было строже всего, по крайней мере, в моей части. Командиры постоянно напоминали о несчастных случаях в части, которые были связаны с алкоголизмом. Доводилась и информация о случаях, когда в состоянии алкогольного опьянения бойцы соседних частей совершали преступления, попадали в плен или на тот свет. А такое бывало, причём, по словам командира бригады, за время войны от алкоголя погибло больше людей, чем от пуль или осколков. Была чёткая установка – дни рождения согласовывать с начальством и чётко соблюдать норму. Я в свой ДР так и поступил. Картину портил только взводный, который плотно сидел на пиве, пил его каждый вечер, что подрывало дисциплину в подразделении – все ж видели и знали. Но ни разу это не повлияло на выполнение боевой задачи. Видел я бойцов навеселе, но чтобы валялись, такого у нас не было.

Так что, когда я слышу рассказы о «стране Аватарии», я воспринимаю их скептически. Пьют? Конечно, пьют. Но не столько, сколько об этом говорят и пишут, и не настолько, чтобы от этого армия перестала быть армией.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...