Перейти к основному содержанию

Два пути

Почему нельзя смиряться и мириться. #Ронин

Всякий раз, когда я иду по родному городу, меня печёт один и тот же проклятый вопрос. Два дома поблизости. У одного покосившийся забор, загаженные мухами окна, лопухи в рост пони и трёхколёсный ржавый велосипед в роли садового гнома. У другого паутина кованых линий, аккуратный газон, с которого можно есть, ряды туй, а в окне сидит кот, выглядящий лучше, чем сосед из развалюхи рядом в растянутых «пузырями» шортах. Вопрос кажется до неприличия простым, но это только кажется. Что первично — материальное или духовное? Финансовый успех или мотивация? Этот дом вырос похожим на игрушечный замок, потому что люди в нём могут себе его позволить, или они могут себе его позволить, потому что умеют в фигурные кусты, ровную брусчатку и энергосбережение?

"

У товарища цветник потому, что у него пачка денег, или пачка денег, потому что он часами может возиться с розами, готовить их к зиме, проводить капельный полив? А вы бы видели, что он делает на своей основной работе. Я иду и вижу сквозь ограду, как красивая загорелая девушка шлангом поливает двор, моет окна, ловит мой взгляд и расплывается улыбкой человека, довольного жизнью. И я вижу её только несколько секунд, но почему-то знаю, что котёнок накормлен, муж счастлив, дети на рисовании. Хотя, может, это просто всё гримасы моего мозга: у хозяина папа — нейрохирург, у хозяйки мама — судья; они дали ребятам такое ускорение в жизни, что осталось только стричь газоны да поглаживать кота по цене подержанного авто. Вполне. А сосед напротив рвёт жилы на трёх работах да тащит двоих детей жены от первого брака — ему не до кустов и не до бабочек. Или вот тот покосившийся домик — это бабушка, чью жизнь высосал и выбросил на обочину химический завод, вырезанный в лихие 1990-е, а денег она не отложила, потому что Сбербанк, мать его.

"

А этот через забор, он вор, пилит откаты на ремонтах больниц, порядок вокруг его замка обеспечивает бригада ландшафтного дизайна, а двор вылизали работники клининговой компании, сбежавшие из своего умирающего села. Как тебе такое, Илон Маск?

И вот мы честно приходим к тому, что трудно сказать, почему десятки хрущёвок сереют облупленным фасадом и подмигивают выбитыми окнами в подъездах, а эта в симпатичном оранжевом цвете утеплена и сверкает энергосберегающими лампами. Может, смогли договориться соседи, а может, глава ОСББ аккуратно рисует для актива отчёты: «Установка лавочек — 2800, закупка лавочек — 12200», — кладя в карман среднюю зарплату по региону. А, скорее всего, правда где-то посредине. Но как бы то ни было, одни смогли, а другие — нет. У большинства улицы, облепленные плиткой убожества, а посредине светлеет сруб из карельской березы. У всех колосятся лопухи и чавкают под ногами гнилые абрикосы, а у парня напротив — Швейцария и альпийская горка. Панелька рядом утепляется на зиму, а остальные соседи по массиву щёлкают телефонами, проходя мимо — показать, как живут белые люди, и поругать Порошенко с Кучмой.

И это ведь касается не только домохозяйств, но и стран. Мы привычно начинаем свои скороговорки про две войны, тяжкое наследие СССР и царизма, когда у нас начинает печь по поводу отсталости Украины от Европы, Южной Кореи и Сингапура (нужное подчеркнуть). Но у всех на этой планете было тяжкое наследие. Испанию разорвала на две части гражданская война, погибло полмиллиона человек на фронте, десятки тысяч в результате репрессий после. Они потеряли большинство колоний и пережили шок такой, что куда тому распаду СССР — от властелинов половины мира до затрапезной страны на задворках Европы. У них уровень безработицы в 2013 году достиг 26,1%. Шутка даже такая была — про испанского лётчика, в смысле, что нет у Испании авиации. А они по состоянию на 2018 год оперируют авианосцем «Хуан Карлос» и тремя сотнями боевых самолётов. И в Испании зарплата — 1600 евро и во двориках, которым по 300 лет, журчат фонтаны. У них весь юг облеплен теплицами так, что со спутника видны сплошные квадраты, расчерченные белым. Там вино, дороги, сиеста и курорты, там пахнет пряностями и фруктами, а не гниющей помойкой, как в Украине или России посреди полумиллионных городов, где в XXI веке не освоили секретную технологию — раздельную сборку мусора.

Германия проиграла две войны, была разделена, унижена, растоптана. Немцы ели брюкву и гороховые концентраты, немки отдавались за пачку сигарет на чёрном рынке. Страна превратилась в военный лагерь, смотрящий друг на друга сквозь линию бетонных укреплений и минные поля — войска НАТО готовились в случае броска Варшавского пакта останавливать врага под Парижем, немцы были расходным материалом, оккупированной территорией. Прошло 20 лет — снова зимние сады, цветники, оранжереи, птичьи парки, колбасы барбекю, два автомобиля на домохозяйство. 40 лет — и снова в числе первых экономик Европы, снова политический локомотив ЕС, снова траты на беженцев больше, чем у неофитов ЕС на оборону. Не нужно даже особых графиков по зарплате и отчётов по уровню жизни. Просто приехать в Берлин и попробовать сосиску с карри в любой уличной забегаловке, постоять на остановке, где автобус прибывает синхронно с цифрами ноль на табло, прокатиться на велосипеде по дорожке. Потом вернуться домой, выпасть из дребезжащей душегубки, выбросить в мусорный бак то недоеденное нечто в жиру, по недосмотру называемое символом уличной еды Киева, и понять, что так жить нельзя. И это Киев, детка, в 120 км от него просто натуральное хозяйство, феодалы и бывшие ветераны украинской ауксилии, которые собирают чужой урожай за пособие по безработице ливийца в Европе.

Последние 300 лет Европа стабильно загнивает и распадается, и последние 300 лет нам нужно немного потерпеть, лет 25, не больше, не мы поживём, так хоть наши дети. И даже сейчас, когда украинцы, потеряв 15 тысяч жизней и получив 2 млн беженцев, пытаются оторваться от влияния Российской Федерации, в стране остаются процентов 10–15% верящих в дружбу, особый путь и американцев, которые поссорили братские народы. «Ватники», электорат «Оппозиционного блока», наши сограждане, настроенные после того, как трижды не получилось и дважды за один век распалось, попробовать снова. Судя по всему, на ближайших выборах их позиции даже несколько укрепятся, пока условный Ярош, которым пугают Россию, так и не сможет преодолеть трёхпроцентный барьер.

Почему-то у нас принято изображать «ватников» и «котоновых» запойными дегенератами, с тремя классами церковно-приходской. А ведь не всегда это так — например, у моего постоянного оппонента два высших образования, юридическая фирма и 7 комнат на двух ярусах в новостройке. У нас время от времени случается один из тех разговоров, после того как кальвадос выпит, а коньяк ещё не начался. Мы сыплем фактами, доводами, спорим до хрипа, выходим покурить, чтобы не сорваться в оскорбления. Прыгаем из времён Богдана Хмельницкого в современную Грузию, вспоминаем план Маршалла и инвестиции в Польшу, переходим к Сербии и Хорватии. Мы беседуем о брусчатке Киева и дорогах Германии, о том, что ещё во времена Ливонской войны грамотных в Западной Европе было сильно больше, чем в Восточной, а карету кардиналу Львова делали во Франции. Он говорит вполне логичные и умные вещи: соседей не выбирают, нам нужно научиться жить со 140-миллионной страной рядом и учитывать её интересы. Не выдерживаю: «Это после того, как они перестанут нас убивать, или авансом?». В последний раз договорить не получилось, поэтому я воспользуюсь «служебным положением», благо, и есть роскошный информационный повод.

Так вот, позиции пророссийской партии в Украине исторически сильны. Начиная от козаков, которые держали винокурни для продажи горилки московитам, и заканчивая сразу несколькими поколениями украинской элиты, выросшей на поставках углеводородов. Каждый раз во время смуты именно сами украинцы затаскивали Украину в империю: старшина, поставляющая добрую треть российского алкоголя, коммунисты Харькова или создатели «Донецко-Криворожской Советской Республики», махавшие красными флагами под дудку из Москвы. Всё это заканчивается гекатомбами трупов, лагерями и участием Украины в очередной ненужной нам войне на краю света. Правда, уже очень давно мы не только жертвы, но и соучастники — Крым завоёван во многом нашей кровью, могилы украинцев разбросаны от песков Сирии до сопок Порт-Артура, мы распахивали целинные земли в Казахстане и тащили советскую космическую программу. И что Украина получила, кроме жертв, дефицита и надрыва экономики? Традиционное зеро. Любые вложения дальше Полтавы и Чернигова в исторической перспективе — потерянные деньги и жизни, проверено миллион раз от Кубы и Вьетнама, до Байконура и поворота рек.

И вот что снова предлагает украинцам Россия. Забыть наши 15 тысяч погибших, помириться, начать покупать газ и отправиться помогать брату Асаду. «Лучшего учения трудно себе представить. Мы, в принципе, достаточно долго можем там тренироваться без существенного ущерба для нашего бюджета», — прямая речь президента Путина. Потеряно больше двух десятков самолётов и вертолётов, в сбитом вертолёте погиб полковник, на плацдарме возле Евфрата убит генерал-лейтенант. Сбит самолёт РЭБ вместе с 14 штучными специалистами — сбит впервые с момента «Бури в пустыне». Жертвы вместе с «музыкантами» и «геологами» достигают четырёхзначных цифр, гибли командиры батальонов и люди с поколением боевого опыта. Через всю страну тащат танки времён дорогого Леонида Ильича, в Сирию самолётами волокут С-300 — в песок на чужой войне закапывают миллиарды долларов. Как вам, нравятся такие учения? И конца у них в обозримом будущем не наблюдается.

Санкции против России высыпают раз в месяц уже за поддержку Ирана, Северной Кореи — не проходит и месяца, чтобы новый десяток компаний не пополнил списки. СБУ выкладывают переговоры Пушилина, который договаривается сместить Захарченко и захватить власть в «ДНР»; герои «Новороссии» спорят о том, кто раньше окажется на подвале — Ташкент или они. Россияне построили самую отвратительную военную диктатуру в Европе, где не осталось ни одного знакового сепаратиста, начинавшего в 2014 году — все или на кладбище или эвакуированы в РФ. И как вишенка на торт — дело Скрипалей. Апофеоз глупости, непрофессионализма и российского подхода к решению вопроса.

Отправить двух действующих офицеров спецслужб использовать высокотоксичный яд, разлагающийся годами, чтобы ликвидировать перебежчика, но убить и покалечить граждан Объединённого Королевства. А в процессе операции прикрытия замазать во вранье Путина. Покатайте это на языке — президент 11-й экономики мира, с доступом к «ядерному чемоданчику», защищает убийц неизбирательным оружием массового поражения, используя спецслужбы и СМИ. Эту ручку мог потрогать почтальон, оператор службы доставки, контейнер взять ребёнок, обрызгать собаку, с ней уже контактировать ветеринар — могло пострадать десятки человек. И устроив такое в центре Европы, вы тащите на телевидение человека, который засвечен на фото и награждён орденом, а значит, оставил нестираемый шлейф сразу в полудюжине структур, рассказывать про шпили? В Германии есть такой «тест для идиотов» — если человек трижды нарушает правила дорожного движения, то ему вкатывают счёт к психологу на 4000 евро и заставляют доказывать государству, не идиот ли он. По-моему, пришла пора провести такой тест для руководства РФ. На сегодня это уровень дикарей из MENA — Каддафи, Асада, Мубарака, Саддама. И реакция Запада будет однозначной и крайне жёсткой.

Так что 15% украинцев, поддерживающих пророссийский курс, предлагают весьма простые и конкретные вещи. Сидеть под всё более усиливающимися санкциями, вести две войны, прикрывая иранские интересы в Сирии и угрожая Израилю ПВО, а на закуску травить британских граждан ядом. Каждого, кто будет высказывать недовольство, убьют «неизвестные диверсионные группы», они попьют чаю в кафе «Ветерок» и отправятся посмотреть достопримечательности местных подвалов. При том, что вы без шуток будете отдавать всё, что у вас есть, за Россию-матушку. Сбитого в Сирии полковника-вертолётчика звали Рафагат Хабибуллин — он родом из служивых татар-мишарей, когда-то решивших, что служить империи будет меньшим злом. Убийцу британцев зовут Анатолий Чепига — он этнический украинец, предков которого переселили на Дальний Восток («чепига» на украинском языке — рукоять плуга). Всё, чего касается Россия, превращается в дерьмо, все, кого воспитывает Россия — воры и убийцы.

И знаете что? Украинцы не хотят в очередной раз ждать, «чтобы хотя бы дети пожили нормально» — трёх раз было достаточно, дабы понять тенденцию. Наша единственная жизнь не должна пройти под санкциями, в очередном безысходном кольце врагов, слушая ложь государственных СМИ. Пролетит 100 лет  — и в Европе, несмотря на все пророчества, будут оранжереи, зимние сады и птичьи парки. Пройдёт 100 лет — и на востоке по-прежнему будут призывать ещё немного потерпеть, сквозь смрад гниющих мусорных баков и барабаны очередной войны. Я не знаю, почему у одних всегда получается барак для скота, а у других — дом с картинки. Но у меня есть глаза, и ни один человек не расскажет мне, что нужно ещё немного потерпеть, чтобы стало лучше. У нас демократическая страна и на носу выборы. Лично вы можете делать, что хотите. До сих пор между РФ и Украиной безвизовый режим, ходят поезда и летают самолёты. Один билет — и вы уже бомбите сирийцев, ездите посмотреть на шпили, встаёте с колен и гордитесь Россией. Но не путайте, как Мозговой, Чепига и Захарченко, туризм с эмиграцией.

''отсканируй
и помоги редакции

'''