Перейти к основному содержанию

Джон Маккейн

Много текстов о Джоне Маккейне быть не может. Неоднозначная, но крайне интересная биография

От редакции: один из наших авторов прислал нам биографию недавно ушедшего Джона Сидни Маккейна - более полную и интересную, чем вы можете найти на Вики. Мы решили разместить в память об очень уважаемом нами человеке и офицере - одном из немногих достойных примеров для подражания среди современных политиков.

Джон Маккейн (Джон Сидни Маккейн III, John Sidney McCain III) — американский офицер, а позднее — конгрессмен и сенатор, один из самых выдающихся политических деятелей своего времени.

Джон Маккейн родился 29 августа 1936 года на военно-морской базе Коко-Соло (расположенной в Зоне Панамского канала) в семье Джона «Джека» Сидни Маккейна-младшего и Роберты Маккейн (в девичестве — Райт). Панамский канал контролировался тогда Соединёнными Штатами Америки, и именно здесь проходил службу отец Джона, военно-морской офицер. Кроме Джона, в семье было ещё двое детей — старшая сестра Сэнди и младший брат Джо. Маккейны часто переезжали вслед за переводами к новому месту службы главы семьи, Джон менял школу за школой, заслужив репутацию непослушного и строптивого ученика. В 1951 году, когда семья жила в Вирджинии, мальчика отдали в Епископальную школу в городе Александрия.

Позднее, много лет спустя, годы учёбы в Епископальной школе Джон Маккейн вспоминал с большим удовольствием. Это была частная школа-интернат для мальчиков, старейшая школа штата, основанная ещё в первой половине XIX века. Детей здесь воспитывали в традициях Старого Юга, поддерживая аскетизм и дисциплину. Но и здесь Джон «прославился» как сорвиголова, получив от друзей прозвище Punk («Хулиган»). Даже на фотографии для школьного ежегодника он ухитрился сняться в джинсах, с поднятым воротником пальто и с сигаретой. При этом Джон активно занимался спортом (борьбой и футболом), был редактором школьной газеты, участвовал в театральном клубе и литературном обществе.

Дальнейшая судьба Джона Маккейна была, фактически, предопределена. Служба во флоте была семейной традицией в семье Маккейнов: и отец Джона, и его дед, Джон «Слю» Сидни Маккейн-старший, дослужились до звания «четырехзвёздных» адмиралов. Маккейн-старший (дед Джона) закончил Военно-морскую академию США в 1906 году; он участвовал в кругосветном путешествии американской военно-морской группировки (известной как «Великий белый флот») в 1907-1909 годах; во время Первой мировой войны сопровождал конвои через Атлантику; в 1935-36 годах прошёл обучение в качестве пилота (став одним из самых пожилых военных лётчиков) и уже через год принял командование авианосцем.

Джон «Слю» Сидни Маккейн-старший. Фото: Википедия

В 1941 году «Слю» Маккейн получил звание вице-адмирала, во время Второй мировой войны он руководил различными подразделениями флотской авиации, в том числе авианосной группой Пятого флота США. Маккейн-старший принимал участие в битве за Гуадалканал, Марианской операции, Филиппинской кампании и других важнейших сражениях на Тихоокеанском театре военных действий. 2 сентября 1945 года он присутствовал на линкоре «Миссури» во время исторической церемонии капитуляции Японии, завершившей Вторую мировую войну. Через четыре дня, 6 сентября 1945 года, он скончался от сердечного приступа. В 1949 году Конгресс США в знак признания заслуг Джона Маккейна-старшего посмертно присвоил ему звание полного адмирала.

По стопам отца пошёл и «Джек» Маккейн-младший (отец Джона). Его детство прошло на военно-морских базах, в шестнадцать лет он поступил в Академию ВМФ США в Аннаполисе, штат Мэриленд, и в 1931 году, завершив обучение, получил первое офицерское звание. Маккейн был направлен для прохождения службы в Калифорнию, там он встретил свою будущую жену (и мать Джона) Роберту. Отец девушки в своё время разбогател благодаря нефтяному буму, и её родители возражали против замужества с «простым моряком». Тем не менее, Роберта ослушалась семью, они с Джеком сбежали в Мексику и заключили брак в Тихуане (причём молодой офицер позднее был наказан за самовольную отлучку). Маккейн-младший хотел, как и его отец, стать пилотом, но не прошёл в лётную школу из-за проблем с сердцем. Тогда он поступил в школу подготовки подводников в Нью-Лондоне, штат Коннектикут, и после её окончания служил на субмаринах. Во время Второй мировой войны он командовал подводной лодкой (сначала на Атлантике, а затем в Тихом океане) и потопил несколько японских судов. За успешные боевые действия Маккейн был неоднократно награждён, причём руководство особо отмечало его инициативу в разработке новой тактики действий подлодок. После войны Маккейн продолжил службу как на разных штабных должностях в Пентагоне, так и в качестве командира различных подразделений подводного флота. Он принимал участие в войне в Корее и в патрулировании Тайваньского пролива. В 1958 году Маккейн-младший получил первое адмиральское звание. Он был убеждённым сторонником необходимости и важности для Соединённых Штатов сильного военно-морского присутствия во всех регионах, где того требуют интересы страны, из-за чего даже получил прозвище «господин Морская сила» (Mr. Seapower). Маккейн, среди прочего, был инициатором проведения в 1964 году операции «Морская орбита» (Sea Orbit), кругосветного путешествия соединения из трёх атомных кораблей ВМФ США, напоминающего о путешествии «Великого белого флота».

Джон «Джек» Маккейн-младший. Фото: Википедия

Во время Вьетнамской войны адмирал был назначен руководителем Тихоокеанского командования Вооружённых сил США и командовал всеми операциями американских военных во Вьетнаме. В 1972 году Джон Маккейн-младший вышел в отставку, в конце семидесятых он выступал в качестве советника по военным вопросам Рональда Рейгана, который готовился тогда к президентским выборам. Адмирал Маккейн умер 22 марта 1981 года, как и его отец, он был похоронен на Арлингтонском национальном кладбище.

Неудивительно, что выросший в такой семье Джон выбрал для себя карьеру военного. «С самого раннего возраста я помню, как люди говорили: «Он будет учиться в Военно-морской академии, как его отец и дедушка», — вспоминал Маккейн. «Это было просто то, что должно было произойти. И, возможно, именно поэтому я практиковал это восстание против системы, всегда идя по краю».

Конечно же, в результате, так же как и его отец и дед, Маккейн поступил в Военно-морскую академию США в Аннаполисе. Так же, как и они, во время учёбы в академии он не был в числе лучших учеников (это очень мягко говоря: у Джона был 894-й результат по успеваемости из 899 курсантов), причём отнюдь не из-за недостатка сообразительности или низкого интеллекта, а благодаря частому нежеланию следовать правилам и, как следствие, конфликтов с руководством. В 1958 году Маккейн закончил курс академии и продолжил обучение во Флориде на курсах военных лётчиков. В 1960 году он стал военно-морским пилотом и летал на штурмовиках Douglas A-1 Skyraider, которые базировались на авианосцах в Карибском, а позднее — в Средиземном морях.

Douglas A-1 Skyraider. Фото: Википедия

Поначалу он был весьма посредственным лётчиком и заслуженно считался безрассудным «лихачом». Трижды самолёты, которые пилотировал молодой Маккейн, попадали в аварии, в том числе однажды во время полёта в Испании он ухитрился зацепить провода линии электропередач (позднее он сам вспоминал этот случай как «рискованную клоунаду»). Тем не менее, со временем он стал хорошим пилотом, «недисциплинированным, но бесстрашным», по отзывам коллег.

Маккейн с сослуживцами по эскадрилье, 1965 год. Фото: Википедия

В июле 1965 года Маккейн женился на Кэрол Шепп (они были знакомы ещё со времен учёбы Джона в Аннаполисе) и усыновил двух её детей. Через год у них родилась дочь Сидни.

В 1966 году Джон Маккейн попросил предоставить ему возможность принять участие в боевых действиях (Соединённые Штаты тогда воевали во Вьетнаме). Маккейн прошёл переподготовку на штурмовики Douglas A-4 Skyhawk и в мае 1967 года получил назначение на авианосец «Форрестол» (USS Forrestal). В июле «Форрестол» прибыл в Тонкинский залив у вьетнамского побережья, и его пилоты приняли активное участие в бомбардировках Северного Вьетнама, известных как операция «Раскаты грома» (Rolling Thunder). Здесь не нужно было слишком заботиться о соблюдении правил, и Маккейн быстро заработал репутацию смелого пилота. При этом Маккейн (как и многие его коллеги) считал, что операция организована плохо. Он говорил, что «…большинство наших пилотов… считали, что наши цели практически бесполезны. Наши гражданские командиры были полными идиотами, у которых не было наименьшего представления о том, что нужно для победы в войне…»

29 июля 1967 года на «Форрестоле» произошла катастрофа, в которой Маккейн чуть не погиб. Из-за трагической случайности во время подготовки к полётам произошёл самопроизвольный запуск ракеты с одного из самолётов, находившихся на полётной палубе.

Пожар на авианосце "Форрестол". Фото: Википедия

Ракета попала в топливный бак соседнего самолета, начался сильный пожар, из-за огня взорвались две бомбы. Маккейн, который во время взрыва находился в своём самолёте в ожидании взлёта, позже вспоминал: «Я думал, что мой самолёт взорвался. Пламя было повсюду». Он смог выпрыгнуть из кабины, его одежда загорелась, но он смог потушить её. Маккейн попытался помочь другому пилоту, но в этот момент взорвались бомбы, и он был отброшен на несколько метров, получив при этом лёгкие ранения.

В тот день на «Форрестоле» погибли 134 человека, Маккейн позже говорил в интервью журналисту «Нью-Йорк Таймс»: «Об этом тяжело говорить, но сейчас, когда я видел, что бомбы и напалм сделали с людьми на нашем корабле, я не уверен, что я хочу сбрасывать их на людей в Северном Вьетнаме».

Тем не менее, когда повреждённый пожаром и взрывами «Форрестол» отправился на ремонт, Маккейн продолжил участвовать в боевых вылетах, присоединившись к базирующейся на авианосце «Орискани» (USS Oriskany) эскадрилье штурмовиков A-4 Skyhawk по прозвищу «Святые» (Saints).

A-4 Skyhawk. Фото: Википедия

26 октября 1967 года Джон Маккейн в составе группы из двадцати самолётов вылетел на своё двадцать третье боевое задание. В этот раз американцы должны были уничтожить расположенную в центре Ханоя тепловую электростанцию. Приближаясь к городу, американские пилоты столкнулись с сильным зенитным огнём, сначала был сбит один из штурмовиков, затем один из истребителей эскорта. Во время захода на цель Маккейн увидел, что его отслеживают вражеские радиолокаторы. Лётчик спустился с высоты трёх тысяч метров до примерно тысячи, сбросил бомбы, но как только он начал набирать высоту, крыло его самолёта было снесено зенитной ракетой. Поврежденный «Скайхок» свалился в штопор, Маккейн катапультировался из падающего самолёта, получив при этом несколько серьёзных травм (переломы правой руки в трёх местах, левой руки и правой ноги) и потеряв сознание.

Самолёт Маккейна был сбит советским зенитным ракетным комплексом С-75 (по западной классификации — SA-2). Эти ракеты массово поставлялись Советским Союзом во Вьетнам и активно использовались против американских самолётов. 61-й ракетный дивизион вьетнамской армии, вооружённый ракетами С-75, был замаскирован в роще деревьев в двадцати километрах к югу от Ханоя. Его командир, капитан Нгуен Лан, ещё в 1965 году прошёл подготовку у советских военных и к тому времени уже сбил несколько американских самолётов. В тот день он уже использовал две из имеющихся пяти ракет, но обе промахнулись. «Нам было запрещено выпускать наши ракеты в направлении города, кроме чрезвычайных ситуаций, — рассказывал Нгуен Лан. — Мы получили приказ сбить вражеский самолёт в тот момент, когда он собирался атаковать электростанцию». С расстояния почти в двадцать километров по самолёту Маккейна была выпущена ракета, через несколько секунд поразившая цель.

ЗРК С-75 "Двина". Фото: Википедия

В 2008 году, когда Джон Маккейн был кандидатом на пост Президента США, в российских СМИ появилась информация, что ракету, сбившую его самолёт, выпустил не вьетнамец, а советский офицер, капитан Юрий Трушечкин. Однако позднее выяснилось, что в интервью Трушечкина было слишком много фактических несоответствий, не позволяющих отнестись к нему с доверием.

Маккейн приземлился в воду озера Трюк-Баха, расположенного в центральной части вьетнамской столицы. Он пришёл в сознание, но из-за переломов не мог действовать руками, а тяжёлая амуниция тянула его на дно. Дважды он полностью ушёл под воду, коснувшись дна неглубокого озера, прежде чем ему удалось с помощью зубов надуть свой спасательный жилет. Несколько вьетнамцев, видевших, как он упал в воду, вытащили его на берег. С Маккейна сорвали форму и избили, разбив прикладом ружья плечо и проткнув штыком левую ногу и пах. После этого его принесли в полицейский участок, где американца осмотрела медсестра. Позднее она вспоминала, как поначалу решила, что американец мёртв, настолько он был бледным и неподвижным. Нащупав пульс, она перевязала пилота и дала ему немного сахара и алкоголя.

Маккейна на грузовике перевезли в ханойскую тюрьму Хоало, известную среди американских военнопленных как «Ханойский Хилтон». Маккейн вспоминал, что в течение четырёх или пяти дней ему не оказывали никакой медицинской помощи, пока вьетнамцы не поняли, что его отец занимал высокий пост в структуре Вооружённых сил США. Фактически ханойские власти наверняка поняли пропагандистскую важность этого молодого человека намного раньше, так как уже через несколько часов после пленения Маккейна об этом рассказали по радио. Не делали тайны из этого факта и американцы — уже на следующий день, 27 октября, информационные агентства сообщили о том, сын адмирала Джона Маккейна-младшего, командующего американскими войсками в Азии, был сбит над Ханоем и попал в плен.

Практически сразу Маккейн стал своеобразной «знаменитостью» во Вьетнаме. В первые дни плена посмотреть на него и поговорить с ним приходили многие известные вьетнамцы, от генералов до писателей. В газете «Нян зан» (Nhân Dân), «рупоре» Коммунистической партии Вьетнама, 9 ноября 1967 года было опубликовано «интервью» с «пиратским лётчиком», который «восхищался противовоздушной обороной Вьетнама», говорил о том, что «дух вьетнамского народа чрезвычайно высок», а «Соединённые Штаты изолированы». Примерно тогда же интервью у Маккейна удалось взять французскому телерепортёру Франсуа Чале (Francois Chalais). В течение нескольких минут он говорил с лежащим на больничной койке Маккейном, в конце спросив его, что бы тот хотел передать семье. Явно страдающий от сильной боли Маккейн сказал тогда: «Я только хотел бы сказать… моя жена… я поправлюсь… я люблю её».

Требования американских уставов разрешали попавшим в плен военнослужащим назвать лишь своё имя, звание, номер и дату рождения. Очевидно, что в реальности этим ограничиться было невозможно. Маккейн позднее жалел, что назвал вьетнамцам свою эскадрилью, корабль, на котором она базировалась, и некоторую другую информацию. В то же время, стараясь не выдать действительно важных сведений, в качестве целей будущих операций он назвал города, которые уже подвергались бомбардировкам, а в качестве имён своих коллег-пилотов привёл имена нападающих футбольной команды Green Bay Packers.

В начале декабря 1967 года Маккейна перевели в лагерь для военнопленных, расположенный на окраине Ханоя и известный среди американцев как «Плантация». Условия в нём были несколько лучше, чем в других местах содержания пленных, так как «Плантация» использовалась вьетнамцами в пропагандистских целях (в частности, здесь снимали кинофильмы о американских военнопленных, показывая «гуманное» к ним отношение). Несколько месяцев Маккейн находился в камере с ещё двумя американцами, в марте 1968 года его поместили в одиночку, в которой он провёл два года. Время от времени некоторых из американских военнослужащих, содержавшихся в «Плантации», освобождали и отпускали на родину. Условиями такого освобождения были обязательные положительные отзывы об условиях содержания в плену и о Вьетнаме вообще. Джону Маккейну (учитывая его особое положение и повышенное внимание прессы к его судьбе) вьетнамцы тоже предлагали вернуться домой, но он отказался, сказав при этом, что согласится лишь тогда, когда будут освобождены все американцы, попавшие в плен раньше его. Вьетнамцы, возлагавшие на Маккейна очень большие надежды в плане пропаганды, были чрезвычайно недовольны его отказом. «Теперь тебе будет очень плохо», — сказал американцу начальник лагеря. На несколько месяцев Маккейна оставили в покое, но в конце лета его вновь начали принуждать к «интервью», на этот раз — пытками. На протяжении нескольких дней подряд пленного каждые несколько часов жестоко избивали, а в перерывах оставляли связанным в болезненном положении. Через четыре дня мучений и после двух попыток самоубийства Маккейн всё же подписал и записал на плёнку «признание», в котором он поблагодарил вьетнамский народ за спасение его жизни и назвал себя преступником. Позднее Маккейн писал: «Я узнал тогда, что у каждого человека есть предел, и я дошёл до своего». Тем не менее, в своём «признании» Джон сознательно использовал грамматически неправильную речь, чтобы хотя бы таким образом показать, что он действует под давлением. Вьетнамцы «придержали» тогда запись Маккейна, использовав её почти через год, летом 1969 года, когда США начали активную кампанию, направленную на улучшение условий содержания американских военнопленных.

В декабре 1969 года Маккейн был переведён обратно в «Ханойский Хилтон», в марте 1970 года закончилось его одиночное заключение. Как и других пленных, его несколько раз переводили с места на место, пока, наконец, 14 марта 1973 года он, вместе с другими американцами, не был освобождён.

Семья Джона Маккейна жила в пригороде Джексонвилля городке Ориндж-Парк во Флориде. Когда Джон отправился во Вьетнам, дети были ещё совсем маленькими: приёмным сыновьям Дугласу и Энди было, соответственно, семь и пять лет, а дочке Сидни всего шесть месяцев. В канун Рождества 1969 года неподалёку от Филадельфии жена Джона, Кэрол, попала в автомобильную аварию, в результате которой была очень сильно травмирована. За два последующих года она перенесла двадцать три операции и изнурительные курсы физиотерапии. Джон не знал об этой трагедии до возвращения домой.

Интервью с Маккейном в апреле 1974 года. Фото: Википедия

В США Маккейн сразу же стал очень популярной личностью. Интервью с ним было опубликовано на первой полосе «Нью-Йорк Таймс», в Джексонвилле ему были торжественно вручены ключи от города, на приёме в Белом доме ему пожал руку тридцать седьмой Президент США Ричард Никсон.

Президент Никсон приветствует Маккейна в Белом Доме. Фото: Википедия

Маккейны также познакомились с Рональдом Рейганом (бывшим тогда губернатором Калифорнии) и его женой Нэнси, позднее они продолжали поддерживать отношения с четой Рейганов.

Джон Маккейн проходил длительный и сложный процесс реабилитации. Несколько месяцев он провёл в госпитале в Джексонвилле, ему сделали три операции. Психологические тесты показали, что пребывание в плену и пытки не нанесли урона его психическому здоровью, Маккейн сказал тогда, что он выжил благодаря «вере в свою страну, военно-морской флот Соединённых Штатов, семью и бога». В 1973-74 годах он прошёл обучение в Национальном военном колледже в Вашингтоне, где, среди прочего, изучал историю Вьетнама и историю войн в Индокитае. В ноябре 1974 года, за пять месяцев до падения Сайгона, он посетил этот город, где выступал перед студентами местного военного колледжа.

Мало кто верил, что Маккейн сможет вернуться за штурвал самолёта, но после долгой и мучительной физиотерапии и выматывающих тренировок в августе 1974 года он вернулся во флотскую авиацию. Он был назначен командиром эскадрильи штурмовиков A-7 Corsair II, которая базировалась в Джексонвилле. Некоторые из старших офицеров считали тогда, что Маккейн получил это назначение благодаря своему отцу, но молодые лётчики были очарованы «Шкипером» (как прозвали Маккейна), причём не только из-за его прошлого, но и увидев его неподдельный энтузиазм в отношении службы. Маккейн не только сумел «поднять на крыло» все самолёты подразделения (часть которых до него простаивала в ожидании ремонта), но и добился того, что лётчики эскадрильи под его руководством не допустили ни одной аварии (хотя сам в бытность молодым пилотом этим похвастать не мог).

Примерно в этот же промежуток времени брак Джона и Кэрол начал понемногу распадаться. Маккейн начал встречаться с другими женщинами, позднее он говорил: «Крах моего брака был связан с моим собственным эгоизмом и незрелостью больше, чем с Вьетнамом, и я не могу избежать вины, указывая пальцем на войну. Вина была полностью моей».

Вскоре после возвращения из Вьетнама Джон Маккейн начал задумываться о карьере политика. В 1976 году он подумывал о том, чтобы баллотироваться в Палату представителей Конгресса США от Флориды и даже получил поддержку от местных деятелей Республиканской партии, но руководство «Великой старой партии» решило тогда, что у него нет шансов. Тогда, в 1976-м, Джон и Кэрол Маккейны очень активно участвовали в предвыборной кампании Рональда Рейгана, претендовавшего на роль кандидата от Республиканской партии на пост Президента США.

Летом 1977 года Маккейн был переведён в Вашингтон, сначала в Командование авиации ВМФ, затем в офис по связям с Сенатом Управления по вопросам законодательства ВМФ США, а через два года, в августе 1979-го, он был назначен начальником этого отдела. За время работы в нём Маккейн познакомился со многими политиками и лоббистами, позднее он говорил, что это был «…реальный выход в мир политики и начало моей второй карьеры в качестве государственного служащего».

В апреле 1979 года во время официального приёма, который проводился для американских законодателей на Гавайях, Маккейн познакомился с Синди Лу Хенсли, двадцатипятилетней дочерью крупного бизнесмена из Аризоны Джима (Джеймса) Хенсли. Девушка жила в Финиксе и на протяжении следующих нескольких месяцев Джон и Синди встречались то в её родном городе, то в Вашингтоне.

Весной 1980 года Джон развёлся со своей первой женой, Кэрол. Маккейн не только оставил бывшей жене дома во Флориде и в Вашингтоне, но и обеспечил ей постоянную финансовую помощь, в том числе на обучение детей в колледжах и на постоянные медицинские процедуры, необходимые Кэрол после полученных в аварии травм. Джон и Кэрол сохранили хорошие отношения (она всегда поддерживала его в будущих политических кампаниях), но их дети, конечно же, были ошеломлены разводом и лишь через несколько лет вновь стали нормально общаться с отцом. Также расстроены были и некоторые из друзей Маккейнов, в том числе и чета Рейганов. Кэрол с осени 1979 года работала личным помощником Нэнси Рейган, а в 1981 году, когда Рональд Рейган стал сороковым Президентом США, она получила пост в новой администрации (была назначена директором офиса посетителей Белого дома). Тем не менее, через несколько лет Рональд и Нэнси Рейганы, как и другие, возобновили дружбу с Джоном Маккейном.

17 мая 1980 года в Финиксе состоялась свадьба Джона Маккейна и Синди Хенсли. Примерно в это же время Маккейн решил уйти с военной службы. Состояние его здоровья не позволяло ему больше проходить медицинскую комиссию, обязательную для офицеров на командных должностях. Он понимал, что не сможет повторить достижения отца и деда, дослужившихся до адмиральского звания. В то же время его всё больше и больше привлекала карьера политика. 27 марта 1981 года Маккейн в последний раз надел военную форму на похоронах своего отца, а через четыре дня, 1 апреля, официально ушёл в отставку в звании капитана. За годы службы он был награждён орденами «Серебряная звезда», «Бронзовая звезда за героизм», «Легион почёта», «Крест лётных заслуг», медалями «Пурпурное сердце», «За похвальную службу» и другими (всего семнадцать наград, не считая трёх орденов Южного Вьетнама). После отставки Джона семья переехала в Аризону.

В Финиксе Джон начал работать на должности вице-президента по связям с общественностью в принадлежащей его тестю Hensley Beverage Company, одному из крупнейших дистрибьюторов пива Anheuser-Busch. Маккейн не особо интересовался пивным бизнесом, но успешно налаживал контакты с местными бизнесменами и политиками. В марте 1982 года он объявил о желании баллотироваться на пост члена Палаты представителей Конгресса от первого округа Аризоны. В проведении кампании ему активно помогал, среди прочих, Джордж «Бад» Дэй, вместе с которым Маккейн в своё время был в плену у вьетнамцев. Сторонников Джона тогда прозвали «флотом Маккейна», а его самого, за напористость и цвет седых волос — «Белым торнадо». У Маккейна не хватало средств на предвыборную кампанию, и он занял их у жены (по условиям брачного контракта супруги сохранили разделёнными свои финансы и независимо друг от друга подавали налоговые декларации). Маккейна обвинили тогда, что он хочет пройти в Конгресс как представитель Аризоны, хотя он совсем недолго прожил в этом штате. Молодой политик ответил тогда оппоненту: «Я провёл двадцать два года на флоте. Мой отец был на флоте. Мой дед был на флоте. Мы на военной службе обычно часто переезжаем. Нам приходится жить во всех частях страны, во всех уголках мира. Мне хотелось бы иметь такую роскошную возможность, какая была у Вас, вырасти и провести всю мою жизнь в таком хорошем месте, как первый округ Аризоны, но я был вынужден заниматься другими вещами. На самом деле, когда я думаю об этом сейчас, местом, в котором я прожил больше всего в жизни, был Ханой». Итогом первой предвыборной кампании Маккейна стала победа на первичных выборах в сентябре 1982 года, когда он стал официальным кандидатом от Республиканской партии, а через два месяца — и убедительная (66% голосов избирателей) победа над конкурентом-демократом на всеобщих выборах.

3 января 1983 года Маккейн начал свою деятельность в качестве конгрессмена. Джон и Синди переехали в город Александрия в штате Вирджиния (расположенный на другом берегу реки Потомак от Вашингтона), но жизнь в столице у второй жены Маккейна не заладилась (в какой-то степени и из-за того, что многие из вашингтонских деятелей того времени сохраняли привязанность к Кэрол, что вызывало неприязнь к Синди). Уже в начале 1984 года Синди Маккейн вернулась в Финикс, где в октябре родила первого ребёнка пары — дочку Меган.

Джон Маккейн очень часто прилетал в Аризону (47 раз за его первый год в Конгрессе), причём во время своего пребывания здесь он не только проводил время с семьёй, но и постоянно общался с избирателями. Во многом благодаря этому он легко переизбрался в 1984 году (первые выборы Маккейна были внеочередными). В американском парламенте Маккейн работал сначала в Комитете по внутренним делам, а после переизбрания — в Комитете по иностранным делам. В бытность конгрессменом Маккейн практически во всём поддерживал политику своей партии и Рональда Рейгана (в том числе в экономике; поддержке «контрас» в Никарагуа и высадке на Гренаде; жёстких отношениях с Советским Союзом).

Президент США Рональд Рейган и сенатор Джон Маккейн, 1987 год. Фото: Википедия

В то же время, если решения Президента не соответствовали взглядам Маккейна, он открыто об этом заявлял. Так, например, Маккейн выступил против размещения американских морских пехотинцев в Ливане, так как не видел в этой стране «достижимых целей» для США. После взрывов казарм миротворцев в Бейруте в октябре 1983 года, когда в результате террористического акта погиб, среди прочих, 241 американский военнослужащий, это выступление Маккейна вразрез с политикой его партии и Президента-республиканца заложило основы его будущей репутации как дальновидного и независимого политика.

В 1985 году Джон Маккейн впервые после освобождения из плена вернулся в Ханой. Среди прочего, он тогда посетил и монумент, установленный вьетнамцами рядом с тем местом, где в далёком 1967 году его вытащили из озера. Позднее Маккейн ещё не раз приезжал во Вьетнам.

Маккейн посещает вьетнамскую тюрьму Hanoi Hilton, в которой его держали во время плена. Фото: Рейтерс

В 1986 году родился второй ребёнок Джона и Синди — Джон «Джек» Сидни IV, ещё через два года — третий, Джеймс. В 1991 году Синди привезла из детского дома в Бангладеш тяжелобольную трёхмесячную девочку, которую назвали Бриджит. Маккейны начали процедуру её удочерения, которая была завершена через два года.

В 1986 году Джон Маккейн достаточно легко (60% голосов) выиграл свои первые выборы в Сенат. Он сразу же стал членом сенатского Комитета по вооружённым силам, позднее также вошёл в состав комитетов по торговле и по делам индейцев. Маккейн быстро стал весьма известным в Соединённых Штатах политиком, он выступил с речью на Национальном конвенте Республиканской партии в 1988 году и тогда же упоминался прессой в качестве возможного претендента на пост вице-президента.

В конце 80-х годов Маккейн оказался замешан в скандале, связанном с финансированием избирательных компаний крупным бизнесом. Комитетом по этике Сената США было проведено разбирательство, по результатам которого было установлено, что Маккейн не допустил никаких нарушений ни законов, ни правил Сената. Тем не менее, позднее он был одним из инициаторов законопроекта, ограничивающего финансовое влияние корпораций на законодателей.

В 1992 году Джон Маккейн был переизбран в Сенат. К этому времени он уже заслужил репутацию независимого политика, который не боится спорить с руководством своей партии, если считает это необходимым (в прессе его стали называть «бунтарём-республиканцем»).

Маккейн, будучи ветераном и не понаслышке знающий о службе, последовательно выступал против участия американских военных в тех или иных конфликтах, если не считал такое участие необходимым. Так, например, он был против военной операции в Сомали в 1993 году, а участие США в операции НАТО в Боснии он поддержал лишь только после того, как стали известны факты геноцида боснийского народа. Маккейн также активно участвовал в работе сенатского комитета, который занимался вопросом пропавших без вести во Вьетнаме американских солдат.

В 1998 году Маккейн в третий раз был переизбран в Сенат. В сентябре 1999 года он объявил о своём желании баллотироваться на пост Президента США от Республиканской партии, но сенатор тогда проиграл первичные выборы Джорджу Бушу-младшему.

Президент Буш-младший и сенатор Маккейн. 2004 год. Фото: Википедия

В 2002 году Конгрессом был, наконец, принят инициированный Джоном Маккейном и сенатором-демократом Расселом Файнгольдом ещё в 1995 году закон, который очень серьёзно изменил порядок финансирования избирательных кампаний. Принятие этого закона считается одним из наиболее важных достижений Маккейна как законодателя. Маккейн последовательно поддерживал политику Президента Буша-младшего по борьбе с терроризмом, в том числе и войну с Ираком. В 2003 году он стал одним из авторов законопроекта, направленного на снижение количества выбросов в атмосферу парниковых газов.

В 2004 году Джон Маккейн был в очередной раз переизбран в Сенат. Во время своего четвёртого срока на посту сенатора он, среди прочего, выступал инициатором проведения реформ, связанных с проблемами иммиграции (предлагая, в том числе, введение возможности легализации для нелегальных иммигрантов). Очевидно именно из-за своего горького опыта военнопленного, Маккейн очень жёстко выступал против пыток и содержания без суда в тюрьме Гуантанамо захваченных по подозрению в терроризме людей. В 2005 году Конгресс принял предложенную им поправку, запрещающую бесчеловечное обращение с заключёнными.

25 апреля 2007 года Джон Маккейн объявил о своём желании участвовать в президентских выборах 2008 года.

Маккейн анонсирует свое участие в президентской кампании-2008. Фото: Википедия

Несмотря на серьёзные проблемы с финансированием кампании, он сумел выиграть первичные выборы и в марте 2008 года стал претендентом на пост главы государства от Республиканской партии. Маккейна поддержал действующий Президент США Джордж Буш-младший, своим кандидатом в вице-президенты сенатор назвал губернатора штата Аляска Сару Пэйлин (это его решение подверглось серьёзной критике и, весьма вероятно, значительно повлияло на исход выборов). Во время кампании был эпизод, когда в Миннесоте одна из сторонниц Маккейна заявила, что кандидату от демократов Бараку Обаме нельзя доверять, потому что он «араб». Маккейн тогда ответил ей: «Нет, мэм. Он достойный семейный человек, гражданин, у нас просто существуют разногласия по принципиальным вопросам». Этот ответ Маккейна стал известен как образец вежливости и порядочности по отношению к политическим оппонентам. В ноябре 2008-го Джон Маккейн проиграл президентские выборы.

После поражения на президентских выборах Джон Маккейн продолжил свою работу в Сенате, в 2010-м он был переизбран в верхнюю палату американского парламента в пятый раз. Маккейн выступал против предлагаемой Обамой реформы системы здравоохранения, критиковал Президента за отказ от сооружения в Польше американского комплекса противоракетной обороны. В 2011 году сенатор поддержал «арабскую весну», он выступал за поддержку военной интервенции НАТО в Ливию. После убийства американскими военными Усамы Бен-Ладена Маккейн поздравил Барака Обаму, в то же время подчеркнув, что методы «расширенного допроса» (то есть пыток) не дали какой-либо полезной информации, которая привела бы к устранению «террориста №1». В январе 2015-го Джон Маккейн стал председателем Комитета Сената по вооружённым силам. С началом войны в Сирии он выступал за необходимость вмешательства Соединённых Штатов в конфликт на стороне антиправительственных сил и поддержки повстанцев (особенно после применения правительством Сирии химического оружия). Маккейн продолжал поддерживать свою репутацию «бунтаря», так, в отличие от многих республиканцев он поддержал в декабре 2014 года публикацию доклада Комитета по разведке Сената о применении Центральным разведывательным управлением США пыток в период с 2001 по 2006 годы (во время «войны с террором»).

В конце 2013 года Джон Маккейн активно поддержал Революцию достоинства в Украине. В декабре он приехал в Киев, где выступил на Майдане Незалежности перед сотнями тысяч протестующих.

Маккейн был чрезвычайно последовательным в поддержке Украины, позднее он не раз выступал за предоставление Соединёнными Штатами помощи Украине, в том числе и различных видов вооружения. В 2016 году он вновь приехал в Украину и в канун нового, 2017 года, вместе с Президентом Украины Петром Порошенко посетил позиции бойцов украинской армии на Донбассе.

Президент Порошенко и сенатор Маккейн в Широкино. Декабрь 2016 года. Фото: Михаил Палинчак

В 2016 году Маккейн в очередной, шестой раз был избран в Сенат США. Сенатор не раз выступал против Дональда Трампа, и во время предвыборной кампании последнего, и после того как Трамп стал сорок пятым Президентом США. Так, в декабре 2016 года Маккейн передал для проверки директору ФБР материалы о связи Трампа с Россией. Тем не менее, подтвердив в очередной раз свою репутацию независимого политика, руководствующегося не личными пристрастиями, а интересами страны, осенью 2017 года он поддержал решение Трампа ужесточить политику в отношении «ядерной сделки» с Ираном.

На протяжении многих лет, как минимум с российско-грузинской войны 2008 года, Маккейн был одним из наиболее активных и последовательных сторонников противодействия российской агрессии. Он выступал за введение санкций против Российской Федерации, поддержку Грузии и Украины, в январе 2017 года сенатор провёл слушания в Комитете по вооружённым силам, во время которых сенаторы от обеих партий и руководители разведывательных ведомств США твёрдо подтвердили факты вмешательства российского правительства в американские выборы.

14 июля 2017 года Маккейну была проведена операция по удалению сгустка крови над его левым глазом. Анализы показали, что у сенатора злокачественная опухоль головного мозга (ранее, в 2000 году, у Маккейна уже диагностировали меланому, тогда лечение оказалось успешным). Последний раз Джон Маккейн участвовал в голосовании Сената в декабре 2017 года, после этого он вернулся в Аризону, где на протяжении нескольких месяцев проходил лечение.

25 августа 2018 года Джон Маккейн скончался в окружении родных в своём доме в Аризоне в возрасте 81 года. Прощание с сенатором Джоном Маккейном проходило 29 августа в Капитолии штата Аризона, который он на протяжении 35 лет представлял в Конгрессе США, а затем, 31 августа, в ротонде Капитолия в Вашингтоне, округ Колумбия. Поминальная служба прошла 1 сентября в Национальном кафедральном соборе епископальной церкви.

Похороны Джона Маккейна. Фото: Михаил Палинчак

В последние дни жизни Маккейн оставил пожелания относительно своих похорон. Он лично попросил присутствовать на них и выступить с речами бывших Президентов США Джорджа Буша-младшего и Барака Обаму и распорядился, чтобы на его похороны не были приглашены Дональд Трамп и Сара Пэйлин. Естественно, что все указания покойного были выполнены. Среди прочих, на похоронах Маккейна присутствовали Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг и Президент Украины Пётр Порошенко. 2 сентября Джон Маккейн был похоронен на кладбище военно-морской академии США в Аннаполисе, штат Мэриленд.

Джон Сидни Маккейн III прожил долгую, во многом непростую и неоднозначную, но очень интересную жизнь. Конечно же, как у любого политика, у него были и есть сторонники и противники, но, вне всяких сомнений, он был одним из самых выдающихся американцев своего времени.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...