Перейти к основному содержанию

Медицинская обороноспособность Украины провалена героем Майдана

Немного о том, почему Украина беззащитна перед бактериологическим оружием, почему украинцев не будут пускать в Евросоюз без виз, и на закуску – о том, почему не все герои Майдана одинаково полезны.

Немного о том, почему Украина беззащитна перед бактериологическим оружием, почему украинцев не будут пускать в Евросоюз без виз, и на закуску – о том, почему не все герои Майдана одинаково полезны.

Как некоторые из вас, уважаемые читатели, возможно, знают, в результате Майдана министром здравоохранения был назначен человек по имени Олег Мусий. На Майдане он был одним из координаторов медицинской службы и за эти заслуги стал министром. В общем-то пост министра он получил в частности еще и за то, что из всех претендентов на этот пост у него была самая незапятнанная биография. 20 лет кряду Олег Мусий был общественным деятелем, а общественный деятель – это такая должность, на которой надо серьезно постараться, чтобы серьезно запачкаться. Вот и Мусий был человек с кристальной биографией, впору Героя Украины давать.

Но, к сожалению, вместо Героя Украины Олегу Мусию дали Министерство здравоохранения.

Скажем прямо, подарок с огромным подвохом. У здравоохранения независимой Украины дела не шли хорошо с 1991 года. Текучка министров была максимальной по сравнению с любым другим министерством. Лекарств в больницах никогда не хватало, образование врачей деградировало, в медицине всегда процветала коррупция, и просвета в этой ситуации никакого не предвещалось. Не предвещалось потому, что законы и Конституция Украины написаны с учетом того, что Украина – богатая страна, которая 8-10% от своего немалого ВВП тратит на здравоохранение. Не нужно объяснять, насколько это диссонирует с реальностью. Ну и, в качестве главного приза, здравоохранение Мусий получил в наследство от Раисы Богатыревой, про которую вы сами можете узнать все плохое по первому гуглингу.

Вряд ли ожидалось, что Мусий как-то радикально сможет улучшить состояние украинского здравоохранения. Вероятно, максимум, который от него требовался – хотя бы поддерживать шаткое статус-кво и стараться не испортить хотя бы то, что есть. Пусть плохую и несвоевременную, но вакцинацию, пусть плохое, но поддержание на плаву больниц и медперсонала, пусть несовершенную, но систему государственных закупок.

Или же, наоборот, ожидалось, что Мусий сломается под гнетом соблазнов и ринется в коррупцию во все тяжкие, чтобы поймать его за руку на каком-нибудь особенно громком скандале, и заявить о том, что вот, погляди, Майдан, кого ты поставил. С точки зрения аппаратных оппозиционеров из УДАРа и Батькивщины – вполне логичный шаг. Но господину Мусию удалось переплюнуть худшие ожидания даже самых откровенных скептиков и пессимистов и в течение полугода обеспечить украинскому здравоохранению самый эпический провал за 23 года независимости. И добиться этого оказалось нетрудно: важным подспорьем для министерства стало самое обыкновенное бездействие. И вот к чему оно привело.

В стране, как почти все уже поняли, война.

Война, если совсем просто и примитивно, состоит из двух половинок. Одна половинка – стрелять и убивать чужих. Другая половина – чинить и лечить своих. Как проходит первая половина, мы все примерно знаем, это на виду. Как проходит вторая – менее заметно, но ничуть не лучше, чем первая. Украина не воевала никогда за 20 лет. Знания наших врачей о лечении осколочных ранений и боевых ожогов ограничиваются полузабытыми институтскими курсами военной медицины. Что должен был сделать Минздрав первым делом? Провести массовые курсы повышения квалификации для врачей, чтобы они научились лечить на войне, и солдат, и мирных жителей.

А ведь о том, что врачам сейчас требуются именно такие курсы, шла речь еще на Майдане, еще полгода назад, когда пошли первые огнестрельные ранения. И Мусий об этом прекрасно знал. Но почему-то ничего не делал.

Неплохо было бы также позаботиться об аптечках и средствах первой медпомощи для санинструкторов в армии. Мы несем потери, люди умирают на поле боя, просто потому, что Минздрав не догадался закупить препараты экстренной остановки кровотечений и жгуты. Все покупается в последний момент, силами добровольцев, за свои деньги. Министерство глубокомысленно молчит и помощь не оказывает. Не до того.

Дальше – только хуже. Война – это всегда скопления воюющего народа в условиях сомнительной санитарии. А кроме того, у нас война с Россией. РФ имеет мощности по разработке вирусов и бактериологического оружия и опыт по их применению. Да, мы не верим, что братья-россияне запустят к нам тиф или сибирскую язву (не верим точно так же искренне, как еще полгода назад не верили, что они запустят к нам танки). Но вот краснуху или дизентерию запустить – вполне «в рамках приличий»: массовых жертв нет, а боеспособность армии сильно снижается. Краснуха, которая уже сейчас, уже в данный момент проходит по нашим частям по очереди – это температура под 40. Воевать с этим очень тяжело. Итак, эпидемиологическая опасность – это факт, а не домыслы.

Впрочем, главной целью бактериологических атак, если такие будут иметь место (а для этого созданы все условия) будет вовсе не поражение украинских солдат. Все гораздо проще. Мы знаем, что РФ требуется прекращения огня, прекращение АТО. Москва этого не скрывает. А теперь представьте, что в зоне боевых действий обнаруживается вирус дикого полиомиелита, который страшит Европу примерно как чума. Что мы в таком случае услышим в ОБСЕ? Требование немедленного прекращения огня и введение в зону АТО международных медицинский организаций и тотальный карантин. И, соответственно, передышка, время для братьев-россиян на то, чтобы раскачать недовольство и заложить будущие очаги сепаратизма, например, в Харькове.

Так вот, вирус уже нашли, и нашли его россияне: наши  врачи не нашли ничего лучше, чем сдать образцы на анализ в Россию (потому что наши лаборатории к такому анализу не готовы). Разумеется, российская лаборатория мгновенно обнаружила в пробах дикий полиомиелит, на который у Европы предсказуемая стабильная реакция – шок и истерика. Уразумев, что российские лаборатории слегка предубеждены, Украина взяла новые пробы и передала уже в европейскую лабораторию, и теперь ждет результатов. Но если они будут – то шила в мешке не утаишь.

Есть вещи, которых старушка-Европа боится гораздо больше, чем холодной зимы без российского газа или уменьшения экспорта в связи с налагаемыми на РФ санкциями. И эти вещи – болезни и эпидемии.

Так вот, сюрприз-сюрприз, никто и никогда не возьмет в Европу страну, которая не заботится о своей эпидемиологической безопасности. А если у нас пройдет хотя бы микроскопическая, хотя бы ограниченная парой населенных пунктов маленькая локальная эпидемия, то нам вообще перестанут визы выдавать. Не настолько нас любят в Европе, чтобы быть готовыми от нас поперезаражаться.

То есть, Европа начнет очень вежливое и непреклонное давление на Украину с целью остановить АТО, в противном случае – ни о какой либерализации визового режима с Европой нельзя будет и мечтать. То, за что стояли на Майдане, останется недостижимой мечтой.

От этого всего должна защищать санитарно-эпидемиологическая служба, действующая в координации с санврачами на фронте. Где эта служба? Где эти санврачи?

И это еще не вся беда. Есть и другая. В Украине сотни тысяч больных, которым для сохранения жизни постоянно нужны препараты и медикаменты: инсулины, факторы крови для больных гемофилией, АРВ-препараты для ВИЧ-инфицированных, расходники для гемодиализа, препараты для больных муковисцидозом, фенилкетонурией и другими болезнями. Получают ли эти препараты больные в Донецкой и Луганской областях? Ясно, что нет. Уже хотя бы потому, что водители «Укрвакцины» отказываются везти в покрытые туманом войны области грузовики с лекарствами, которые стоят 20-30 миллионов гривен за грузовик. Договорился ли министр о том, чтобы под прикрытием военной техники лекарства доставляли больным? Ясно, что нет.

Судя по всему, в данный момент больные всех упомянутых категорий, живущие в Донецкой и Луганской областях, идут двумя путями: или умирают, или сбегают в другие регионы. Но получат ли они в этих регионах лекарства? Конечно, нет: в каждой области лекарств впритык хватает на местных больных. Что сделано для учета перераспределения препаратов для обеспечения потребностей беженцев? Ничего.

Украинская армия, несмотря ни на что, подползает к победе. АТО обретает наступательный характер, и Украина освобождает все новые и новые города. Система здравоохранения в этих городах не работает. Кажется очевидным, что министр должен был туда поехать или направить чиновника уровня зама, чтобы начать восстановление системы здравоохранения и координировать этот процесс. Теоретически этим должна заниматься местная облгосадминистрация, но ждать каких-то действий от фактически заблокированных ДонОГА и ЛОГА не приходится. Тем не менее, министерство ждет и ничего не делает.

В свете вышеизложенного возникает вопрос. Что вообще сделал Минздрав для медицинской координации АТО? Как говорится, ой. Олега Мусия вообще не видели в штабе АТО. Министру не до войны.

Он занят подготовкой самого эпического провала в украинском здравоохранении за всю историю Украины. А конкретно – провала в иммунизации. Откладывая в долгий ящик проведение тендеров по закупке вакцин, министерство добилось того, что вакцин в стране нет вообще. Даже банальную АКДС (коклюш-дифтерия-столбняк) нельзя ни получить в поликлинике, ни даже купить за деньги. Просто нету, и всё, потому что ее нельзя завозить, потому что ее производитель не соответствует специальному европейскому стандарту GMP (и это логично, потому что он российский).  То же касается и БЦЖ (туберкулез), и ряда других реально незаменимых на сегодня вакцин. Торги не проведены до сих пор. Вакцины делаются долго и по предварительному заказу. Заказа не было. Не будет в этом году и прививок.

И иммунитет - не последнее, с чем попрощаются украинские детишки. В результате аннексии Крыма Украина потеряла больше половины детских санаториев, замены которым нет. Министерство не нашло ничего лучше, чем просто ничего не делать и отказаться от бюджетных средств, которые шли на крымские санатории. Потребность в коечном фонде от аннексии Крыма не уменьшилась, а наоборот, выросла. Учтем, что в Крыму были уникальные санатории (в частности, в санаторий в Старом Крыму, который специализировался на помощи детям с открытой формой туберкулеза). Итак, министерство снова решило ничего не делать.

Картина ясна. Пока конкретные отдельные рядовые медики заняты тем, что в личном порядке героически спасают людей на фронте, часто обучаясь прямо по ходу дела, на живых людях; пока украинские дети сидят без прививок, иммунитета и санаториев; пока тяжелобольные на Востоке сидят (а вероятно, уже лежат) без лекарств – министр Мусий проводит реформу здравоохранения и вводит в поликлиниках институт семейных врачей. Полезнейшая, своевременнейшая штука. Трудно придумать что-либо более не ко времени.

В общем, не все здобуття Майдана одинаково полезны. Вообще-то одного только провала с одной вакциной вполне достаточно, чтобы встал вопрос об отставке министра. А как быть с министром, который провалил вакцинацию по всем направлениям, провалил эпидемиологическую безопасность страны, провалил подготовку медицины к войне, провалил обеспечение тяжелобольных людей лекарствами и проиграл 80 тысяч евро в казино через неделю после назначения?

Дать Героя Украины, однозначно.

Александр Нойнец, Игорь Щедрин

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...