Перейти к основному содержанию

Украинский Мондрагон. Нам нужна национальная корпорация

Как нам добиться того самого всего, о чем мы так страстно мечтаем? То есть благосостояния. Поршкайена, грубо говоря. Стабильности. Богатства.

Первейшей задачей русских людей, как мы её себе представляем, является благосостояние и комфортные условия жизни русских людей. Это наша ключевая цель, как для каждого из нас, так и для всего массива русских людей в целом.

То есть, с точки зрения классификации национализмов, мы исповедуем то, что называется термином «либеральный национализм» - идеологию, которая ставит превыше всего права и свободы человека, и которая для их соблюдения и для достижения благосостояния человека пользуется сообществом собратьев по национальности, то бишь, нацией, как высшей формой общественного единства.

И тут возникает вопрос. А как именно нам, национально сознательным русским людям Украины, добиться того самого всего, о чем мы так страстно мечтаем? То есть благосостояния. Поршкайена, грубо говоря. Стабильности. Богатства. Потому что осознание себя русским отчего-то не делает тебя автоматически богатым даже духовно, не говоря уж о том, чтобы материально.

И история дает нам ответ на этот вопрос. Даже в нескольких отдельных примерах. Речь о корпорациях. Ну и, поскольку мы националисты – речь о национальных корпорациях.

Мы все примерно догадываемся, как живут французы. Кто-то побогаче, как Депардье. Кто-то победнее, как арабы, жгущие машины в Париже. То есть французы живут по-разному.

Мы все примерно догадываемся, как живут англичане. Кто-то побогаче, как музыкант Элтон Джон. Кто-то победнее, как прислуга в лондонских замках многонациональных российских олигархов. То есть англичане тоже живут по-разному.

Мы все примерно догадываемся, как живут американцы. Кто-то побогаче, как потомки первопоселенцев и выпускники лиги Плюща. Кто-то победнее, как white trash Детройта (кроме детройтского поэта-песенника Эминема, разумеется). То есть даже и американцы тоже живут по-разному.

Вот ведь какая незадача. Нельзя сказать «американец – значит богатый», или «француз – значит богатый». А перед нами стоит задача как раз добиться того, чтобы тезис «русский – значит богатый» стал истинным.

И вот что приходит на ум. Мы все примерно догадываемся, как живут сотрудники транснациональной корпорации Bayer. В какой бы стране они ни жили, они все живут одинаково – чуть-чуть лучше основной массы окружающих. Мы точно так же примерно догадываемся, как живут сотрудники транснациональной нефтедобывающей корпорации Chevron. В какой бы стране они ни жили, они все живут одинаково – чуть-чуть лучше основной массы окружающих. Такова политика транснациональных корпораций – всегда обеспечивать своим сотрудникам достойный уровень жизни.

Но у транснациональной корпорации есть и свои недостатки. Точнее, один ключевой недостаток. Транснациональная корпорация – бездушное чудовище, не интересующееся ничем, кроме прибыли. Бог транснациональной корпорации – графики роста, как только корпорация чувствует хотя бы тень угрозы, она сбрасывает хвост, закрывает филиалы и выгоняет тех самых сотрудников, которые еще вчера жили стабильно лучше своих соседей, на мороз.

Но если речь идет не о транснациональной корпорации, а, наоборот, о корпорации национальной, то речь идет совершенно другая. Речь идет уже о социально ответственном предприятии, действующем во благо всего коллектива одновременно.

И вот пример.

Mondragon 2

Мондрагонская кооперативная корпорация является федерацией рабочих кооперативов, созданной в баскском городе Мондрагон в 1956 году. В настоящее время является ведущей бизнес-группой в стране басков. Обеспечивает занятость примерно 100 тысяч человек в 256 компаниях. Мондрагонские кооперативы действуют в соответствии с бизнес-моделью, основанной на примате интересов народа и суверенитета труда, которая сделала возможным создание очень сплочённых компаний, базирующихся на солидарности с сильным социальным аспектом, но не пренебрегающих качеством. Кооперативы являются собственностью их рабочих-собственников и власть основывается на принципе «один человек — один голос».

В 2012 году Мондрагон установил новый рекорд по международным продажам – 4 миллиарда евро. У Мондрагона 11 зарубежных производственных филиалов и 14 тысяч рабочих мест за рубежом.

Вся рамка деловой культуры составлена на основе общей культуры, базирующейся на 10 основных кооперативных принципах, глубоко укоренившихся в Мондрагоне: открытом доступе, демократической организации, суверенитете труда, инструментальном и подчинённом характере капитала, участии в управлении, солидарности в оплате, многостороннем сотрудничестве, социальных преобразованиях, универсальности и образовании.

В Мондрагонской корпорации есть согласованные соотношения заработной платы рабочих-собственников, между теми, кто работают на руководящей должности, и теми, кто работают в поле или на заводе и зарабатывают (в теории) минимальную зарплату. Эти соотношения в различных кооперативах лежат в диапазоне от 3:1 до 9:1, а в среднем 5:1. То есть, генеральный директор среднего мондрагонского кооператива зарабатывает 5 раз больше теоретической минимальной зарплаты в своем кооперативе. Это соотношение в действительности меньше, так как в мондрагонской корпорации мало рабочих-собственников, которые зарабатывают минимальную заработную плату; их работа, будучи несколько специализированной, классифицируется более высоким уровнем зарплаты.

Хотя коэффициент для каждого кооператива колеблется, это работники-владельцы этого кооператива решают путем демократического голосования, какими эти соотношения должны быть. Таким образом, если Генеральный директор кооператива имеет соотношение 9:1, то это потому, что его работники-владельцы решили, что это справедливое соотношение.

То, есть, что мы видим? Мы видим огромное предприятие, с филиалами за рубежом, трудоустраивающее сотню тысяч человек, с собственным банковским сектором, социальным сектором и системой профессионального образования. Плюс к этому аграрный и индустриальный сектора с огромным экспортным потенциалом. Другими словами, мы видим самодостаточную экономическую и социальную модель. И не просто модель, не в теории, а действующую, и действующую крайне эффективно.

Средняя зарплата рабочего Мондрагона – на 10-13% выше, чем зарплата рабочих на аналогичных позициях в других компаниях. А кроме зарплаты рабочий Мондрагона – обязательно совладелец компании, причем не теоретический, а активно участвующий в развитии компании, с собственным голосом для принятия решений.

И, в связи с социальной гуманистической позицией Мондрагона, рабочий может быть уверен, что корпорация сделает все для того, чтобы о нем позаботиться – дать образование, пенсию, жилье.

Аналогичный пример – японские дзайбацу, на которых люди работают целыми семьями всю жизнь, поколение за поколением. Уничтожить дзайбацу не смогли даже американцы в период послевоенной оккупации. Дзайбацу просто были переформатированы в кейрецу, изменили структуру собственности и стратегию управления. Но сохранили философию, согласно которой работник, приходящий в кейрецу, на всю жизнь получает заботу и опеку корпорации.

Японцы далеки от европейских гуманистических традиций, у них своя атмосфера.

Но, внимательно посмотрев на Мондрагон, давайте попробуем ответить себе на вопрос. Почему бы и русским людям Украины не построить свой собственный Мондрагон, с водкой и медведями?

Нам так кажется, что вполне пора. Если история учит нас тому, что национальные корпорации возможны, что они выгодны для своих сотрудников, что они стабильны, крепки и имеют огромный потенциал роста и развития – то чего же мы ждем?

''отсканируй
и помоги редакции