Перейти к основному содержанию

Эфиопия пылает. А как насчет войны с Суданом?

Акулы учуяли кровь
Источник

Примечание редакции. Простите за изменённый заголовок, так мы боремся с капитаном Очевидностью в материалах. В общем, не так давно вы видели обзор кромешного ада, царящего в Эфиопии, — и теперь пришла пора добавить специй в уже пересоленное блюдо.

Эфиопия воюет на своей территории, и международное сообщество изо всех сил пытается хоть как-то повлиять на ход событий. Прошло почти четыре месяца боёв в провинции Тыграй — и вот, более шестидесяти тысяч местных жителей уже покинули зону боевых действий, сбежав в соседнюю страну. Став беженцами, почти все они переселились в Судан.

Бежать было от чего: 80%жителей (из шести миллионов, обитавших в регионе) оказались отрезанными от жизненно необходимых вещей. Несмотря на проблемы СМИ и отсутствие связи, сведения от очевидцев поступают хотя бы частично; они обрисовывают ужасную картину, в которой нашлось место и массовым убийствам, и изнасилованиям, и публичным казням — всё это происходит параллельно с разрушением критически важной инфраструктуры.

Соединённые Штаты и их европейские союзники начали дипломатическую кампанию. Их цель — убедить премьер-министра Эфиопии (Абия Ахмеда) пойти на уступки. Смягчить ход своей военной кампании по уничтожению ключевой политической угрозы — так называемого «Фронта народного освобождения Тыграя»(НФОТ).

Однажды я опасался, что вокруг провинции начнется кровопролитная борьба, в которой увязнут целые государства. Вместо этого возникло популярнейшее повстанческое движение. И теперь всё это может затянуться, унеся из-за лишений войны столько же жизней, сколько и во время самих боевых действий.

Ставки высоки, а жертвы среди гражданского населения могут быть значительными. Но есть ещё один сценарий, который может привести к ещё большим потерям. К сожалению, его многие наблюдатели упускают из виду. Имя этому сценарию — война, рискующая вспыхнуть между Суданом и Эфиопией. А также между их многочисленными союзниками.

Это вероятное последствие операции в Тыграе вполне способно нанести самый значительный ущерб целому региону. Однако, в отличие от внутреннего конфликта, Штатам и их партнёрам — что на континенте, что за его пределами — ещё не поздно внести свою лепту, чтобы предотвратить настоящую войну. Она рискует стать ошибкой исторического масштаба.

Предпосылки были созданы ещё в начале прошлого века. Тогда границу между Эфиопией и Суданом впервые согласовали, хотя никогда официально и не разграничивали. Всё это делалось руками отца-основателя современной Эфиопии, императора Менелика II.

На суданской стороне границы есть участок сельскохозяйственных земель, который часто именуют треугольником аль-Фашка. С 1993 года он был оккупирован амхарскими фермерами. Многих из них туда переселило суданское правительство — просто в знак признания своих притязаний на эту часть территории.

С 2008 года существует фактическое соглашение, в соответствии с которым Эфиопия признала историческую правовую границу. Согласно договорённости, аль-Фашка находится на территории Судана. Последний в то время предоставил амхарским фермерам постоянные права на земледельческие работы.

Усилия по окончательной демаркации границы зашли в тупик в прошлом году, после последнего заседания специальной пограничной комиссии. Но интерес Судана к этой местности никогда не сбавлял обороты. Совсем недавно, в августе 2020 года, высказался генерал-лейтенант Абдель Фаттах аль-Бурхан — председатель совета в переходном правительстве. Он заявил, что военные поднимут флаг Судана над аль-Фашкой.

Так получилось, что статус-кво формировался более десяти лет. Но что его нарушило, так это начало военной операции в Тыграе, а также серия стратегических и тактических расчётов Суданских вооружённых сил (СВС).

Высокопоставленные суданские официальные лица утверждают, что не были удивлены агрессией НФОТ в ночь на 4 ноября. Тогда повстанцы напали на аванпост Северного командования сил национальной обороны Эфиопии (ENDF) — и сделали это непосредственно в Мекелле, столице региона Тиграян.

За неделю до трагедии состоялась важная встреча. Между собой пообщались суданская делегация и глава ополчения Сил оперативной поддержки (RSF) — генерал Мохаммед «Хемедти» Дагало. Затем все они встретилась с премьер-министром Эфиопии. Как сообщается, предметом обсуждения был сложившийся дипломатический тупик.

Ещё тогда суданцев удивила потребность правительства Эфиопии в дополнительных войсках. Ситуация уже почти стала критической. Так что последующее вступление в тыграйский конфликт сил и Эритреи, и ополченцев Амхара становится дополнительной подсказкой: всё это указывает на то, что Эфиопия не была способна самостоятельно подавить восстание и оказалась куда слабее, чем считалось ранее.

Примечание переводчика. А главное — что это заметил кто-то посторонний.

К декабрю Суданские вооружённые силы были собраны вдоль границы с Эфиопией. Их разместили там для наблюдения за переходом беженцев и возможными отступающими силами повстанцев. Но фактически войска СВС оказались ближе к горячим точкам, чем когда-либо прежде.

Это, в свою очередь, значительно увеличивало риск столкновений. Многократные нападения эфиопских военных на суданских офицеров побудили войска последних немного продвинуться — это произошло в ночь на 29 декабря. В ходе этого вторжения суданцы, как сообщается, уничтожили аванпосты эфиопской армии и административные центры. А заодно вытеснили оттуда жителей Амхара.

Так Судан представил свое тактическое решение проблемы — как законный ответ на агрессию эфиопов против патрулей из соседнего государства. А заодно и как напоминание об исторических притязаниях Хартума на данную территорию. Нет никаких сомнений и в том, что Суданские вооружённые силы интересуются политикой. В последнее время военные утратили привычное значение в жизни собственной страны, а потому решили напомнить о своём превосходстве.

Проще всего это делать, выполняя роль защитника государства.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!