Перейти к основному содержанию

Евклидово зонирование

Жить не в чане с отходами — и не разозлить промышленника. Как?

Когда-то и трущобы не были трущобами. Но кто пришёл потом? Римляне.

Ранее

Приветствую постоянных читателей окололектурного лектория и случайных пассажиров, случайно кликнувших по заголовку. Сегодня мы продолжаем говорить о занимательной урбанине.

А больше всего нас интересует зонирование, то есть разделение городов на районы по определённому признаку.

Так что включаем музыку и читаем.

В прошлый раз мы смотрели в сторону Античной Греции и прочих Вавилонов да Египтов. Теперь же разберёмся с вопросом, когда же дела с зонированием стали более похожими на современность. Средние Века тут не принесли ничего нового и необычного.

То есть, по большому счёту, города строились и развивались точно так же, как это всё было в римские времена.

Вот здесь у вас бедные районы, чуть дальше богатые, и не больше. Что касается торговых заведений и мастерских, то их можно было встретить по всему городу. В зависимости от того, насколько удачлив оказывался владелец.

Но тут потихоньку-помаленьку подкралась промышленная революция. Отсюда мануфактуры, укрупнение предприятий, вот это всё.

Отсюда новые сложности и требования. Кустарная лавочка какого-нибудь шляпных дел мастера или ювелира смотрелась в приличном районе вполне себе пристойно. Но для мануфактуры этого было мало.

Для неё приходилось хорошенько постараться. Например, искать место, которое отвечало сразу нескольким условиям: удобная логистика готового товара, сырья для производства и возможность работникам без проблем добраться до работы. И что же делать?


Спиртовая мануфактура в Пруссии, реконструкция

Самым простым решением оказалось вынести предприятия куда-нибудь в деревню. Но так, чтобы недалеко от города.

Во-первых, там наблюдалось гораздо меньше бюрократических ограничений. Я напомню, что довольно долго правилами градоустроения занималось не государство, а магистраты и прочие бургомистры.

Во-вторых, земля дешевле. В-третьих, рабочая сила тоже скромнее по расценкам.

Как вы понимаете, такие деревеньки стали расти и со временем выросли в европейские и американские промышленные городки. Уже со своими бургомистрами, блэкджеком, магистратами и богатыми горожанами.

А последние снова не пожелали дышать вонью той же кожевни и дымом от мануфактур. От чего бежали промышленники, то их и догнало в полный рост.

Поэтому рано или поздно, но настал тот день, когда уже на новых плацдармах пришлось что-то решать насчёт промышленных районов в городах. Да и вообще наводить порядок с зонированием. Без него никак.

Ориентировочно случилась эта повсеместная надобность в начале XIX века.

Считается, что первым задумал решить проблему городского зонирования гениальный Наполеон Бонапарт. В 1810 году он издал декрет о защите определённых районов городов от вредного использования.

Суть такова: магистраты должны были определять районы, где нельзя устраивать мануфактуры и цеха. Ох, сколько власти для чиновников!

Ясное дело, что мэры городов поняли свою выгоду и таки за небольшой (или большой) гешефт принялись делить. Тут, значит, можно всё загадить и закоптить. А вот здесь будет чисто. Ещё и бланманже с киселём продавать будут для мадамов и монсеньёров.

Так или иначе, тема заработала. Во французских городах стало более-менее прилично, а вскоре подобные законы приняли во всех цивилизованных странах Европы.


Чикаго, XIX век

В США, как обычно, всё получилось немного иначе. Здесь города в основном-то и строились вокруг шахт, предприятий и так далее.

Не обошлось и без редких, но всё же исключений. Не забываем старые города западного побережья, мексиканского и плантационного юга. Так что в этих краях к промышленникам относились с гораздо большим уважением, чем в Старом Свете.

Но города росли и превращались в огромные свалки, где вперемешку были мануфактуры, цеха, заводы и жилые дома. Проблема никуда не делась.

Первые попытки зонирования были предприняты в Сан-Франциско примерно в 1885 году, с целью запрета прачечных. Чтобы вы понимали, большие прачечные в то время — это грязь, вонь, антисанитария. И китайцы. Много китайцев.

Собственно, против них и был запрет, но не о том речь. Мало-помалу, тема законодательного зонирования так понравилась власть имущим, что годам к тридцатым XX века здесь уже было регламентировано практически всё.

Что и где строить? Смотри закон. А какой высоты? Вон, чуть ниже прописали. Можно ли строить что-то кроме этого? Или нельзя? Всё, что вы только хотели узнать, подёргав чиновника за рукав, уже было прописано в регламенте. И так далее, и тому подобное.

Не обойдусь без примеров. Помните знаменитый Сентрал Парк в Нью-Йорке? Если кажется, что его не пытались застроить, вы очень ошибаетесь.

Это сейчас он сколотил статус достопримечательности и предмета для гордости. А когда-то это была обычная земля в центре города. Дорогая, как и полагается в таких случаях. Но всё же пригодная для пары-тройки кварталов.

Спасло легендарный участок лишь то, что регламент всё предвидел. По законам штата и города статус земли под Сентрал Парком таков, что любая застройка на ней запрещена. Не нашёл документального подтверждения, но решающую роль в его судьбе сыграла судебная тяжба Евклид против Эмблера от 1926 года.


Буровые в Лос-Анджелесе, 1905 год

Если вкратце, маленький городок под названием Евклид всячески сопротивлялся поглощению его земель промышленным Кливлендом. И даже разработал собственную систему зонирования, по которой назначение земель закреплялось раз и навсегда.

Компании Эмблер это не шибко понравилось, и она обратилась в суд. В 1920-е годы министерство торговли США опубликовало типовые правила зонирования.

Они послужили образцом, которому тут же последовало большинство законодателей штатов, выдав местным органам власти новые полномочия — издавать положения о зонировании. Собственно, так и случилось в Евклиде.

Разбирательство было громким. Дело дошло до Верховного Суда, который встал на сторону Евклида и создал судебный прецедент.

В будущем на него не раз ссылались юристы, когда кто-то из застройщиков решал: «Хм, а ведь на месте Сентрал Парка неплохо бы смотрелся очередной квартал с небоскрёбами». Как вы поняли, на этой мысли их кампанию можно было заканчивать.

История не стоит на месте, так что появлялись и другие судебные разбирательства, не менее громкие. Но именно это дело было знаковым.

Благодаря этому прецеденту муниципалитеты наконец-то осознали свои силы и возможности. Уже к тридцатым-сороковым годам XX века американские города выглядели так, как считали нужным не застройщики или промышленники, а городская власть.

Другой вопрос, кто ставил эту городскую власть. И сколько платили за нужные решения, но это уже не так интересно.


Сентрал Парк, если не узнали

Всю первую половину XX века градостроители в самых разных странах пытались привести принципы зонирования к единому знаменателю. Так, чтобы и жителям было комфортно, и промышленникам выгодно — как-никак, значение предприятий для города трудно недооценить.

Худо-бедно, но в результате лёд тронулся. В разных странах пришли к тому, что разработали общие принципы зонирования, которыми люди пользуются и сейчас.

Хотел я рассказать о ещё одном интересном явлении, которое вполне вписывается в тему зонирования. Но наброски оказались настолько объёмными, что я решил выдать их отдельно. Так что в следующей части — уже третьей — расскажу о том, как сказка стала былью.

А пока что не переключайтесь. Встретимся через неделю.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.