Перейти к основному содержанию

Феномен

Что, изумились результатам первого тура? Сейчас #Трегубов поделится своими впечатлениями. Он – тоже.

У нас пока нет официальных результатов выборов. Только данные экзит-полов и эмоции.

Много, много эмоций.

Давайте поделимся друг с другом.

Сюрпризов у этих результатов экзит-полов много. Допустим, то, что Тимошенко тихо сдаёт, было видно и из предварительных опросов, а вот то, что Гриценко так и не поднимется выше своей привычной планки в 6%, оказалось менее ожидаемым. И уж точно никто не ждал испанскую инквизицию — простите, Игоря Смешко.

Но это вторично.

Первично, что между четвертью и третью голосов избирателей набирает Зеленский.

И над этим надо задуматься.

Действительно, его лидерство предсказали социологи. Но именно из-за специфики кандидата в их выводах до поры можно было сомневаться. Проще говоря, приходилось гадать, в скольких процентах случаев «за Зеленского» было синонимом к «шли бы вы с вашими опросами».

Как оказалось, в незначительной доле.

Нужно отдать Зеленскому должное: он смог не только собрать вокруг себя пассивно-протестный электорат, но и заманить его на избирательные участки. Ключевым пунктом для него была явка: во-первых, молодёжь нечасто ходит на выборы; во-вторых, люди, для которых мотивацией проголосовать есть глухое раздражение «вот этими вот всеми», тоже порой могут решить, что лучше уж потратить выходные на шашлыки.

Не решили.

У Петра Порошенко ещё есть шансы отыграться во втором туре. Но с таким разрывом они под большим сомнением. Его сторонники, да и часть противников — в ожидаемом ужасе и удивлении. Не столько из-за результата своего кандидата, сколько от количества сторонников Зеленского. Гудит вопрос, мол, «как можно было выбрать некомпетентную, полуватную куклу, надетую на руку Коломойского?».

Вопрос, на самом деле, звучит иначе.

Например, так: как получилось, что человек, не имеющий ни политической программы, ни команды, ни идеологии, а только высокую узнаваемость и медиаресурс одного олигарха, сумел обойти президента, также располагающего медиаресурсом, но имеющего ещё и партию, и поддержку значительной доли местных элит, и политический опыт, и политическую биографию с очевидными заслугами и очевидными поражениями?

Спор идёт о том, виной тому инфантильность избирателя Зеленского или «усталость народа от нынешней системы»?

Мне видится, что оба ответа верны.

Избиратель Зеленского, действительно, инфантилен. Замечания некоторых аналитиков, мол, Зеленский общается с электоратом даже не как популист-патерналист (в смысле, как педофил, заманивающий мальчика на конфетку), а скорее в схеме «дитя с дитём» («пошли вместе буфет обнесём, пока мама не видит») верны. Но больше об инфантильности избирателя Зеленского свидетельствует то, что он искренне воспринимает своего кандидата как «новое лицо» и «слом системы».

Это не так. Просто в силу того, что Владимир Зеленский — не новый человек, не молодой прозападный политик, не яппи и не выпускник Гарварда. Он выпускник Криворожского экономического, где завкафом был его папа. И стоящая за ним финансово-промышленная группировка — не новые люди. Это очень старые люди с теми же старыми принципами из 1990-х, которые мы все демонстративно не любим. А учитывая, что команды и собственных ресурсов у кандидата нет и не предвидится, договорняки с такими людьми и внимательность к их потребностям — неизбежность. Поэтому если кто-то рассчитывал, что придёт Зеленский и поборет олигархат, феодализм и коррупцию — таки да, политическое сознание у этого гражданина примерно двенадцатилетнее. Не в обиду, но по факту.

И да, таких избирателей оказалось от четверти до трети.

Так разве это много? В Европе и США избиратели-инфантилы, хотящие простых решений здесь и сейчас и выбирающие самых калиброванных упырей по принципу «мы устали, а бросить коктейль Молотова в мэрию ссыкотно — бросим туда лучше этого кандидата», порой даже больше. Треть людей, голосующих по принципу каприза — это хороший результат; это, как говорят американцы, new normal. Его следовало ожидать. Потому что и в заокеанском Высоком Буржуинстве, и в другом Равнинном Королевстве, и в третьем Снежном Царстве, и в четвёртом Знойном Государстве земля сейчас рождает вот таких вот кандидатов, сунь им в у-кун. Историческая мода сейчас такая.

К этому следовало быть готовым.

Готовым никто не был.

Высокий антирейтинг президента — тоже истина. Равно как и «усталость электората». Как факт она есть.

Мы можем спорить о её причинах, и мы можем обсуждать, можно ли было её избежать.

Главный вопрос здесь прост — не обречён ли любой, буквально любой реальный украинский президент на искреннюю ненависть значительной доли сограждан хотя бы потому, что они привыкли винить его даже в тех злоключениях, в которых виноваты сами? Например, в низкой зарплате. Или в шагах, которые на самом деле необходимы — например, повышении пенсионного возраста? Или в компромиссах, которые противны, но без которых, на самом деле, он просто не сможет управлять — например, в попытках подружиться с «токсичными» мэрами крупных городов и прочими местными элитами сомнительного качества?

Обречён.

Но вопрос, мог ли конкретный президент, Пётр Порошенко, во-первых, снизить эффект от этих раздражителей (например, за счёт качественной информационной политики), а во-вторых, хотя бы не добавлять дополнительных (например, за счёт кадровых ошибок)?

А вот тут, наверное, мог.

Кадровые ошибки преследуют его всю каденцию и всегда были ахиллесовой пятой. И дело даже не в сторонниках, вляпывающихся в коррупционные скандалы, сколько в лояльных дураках.

А верный идиот опаснее предателя.

Что касается информационной стратегии Петра Порошенко — по ней больно ударил всё больший эффект, извините за выражение, инкапсуляции. Он же «эффект пузыря», очень важный для понимания сущности социальных сетей. В пропаганде и пиаре важно не только хорошо представлять преимущества своего товара или кандидата, но и успешно расширять аудиторию.

А происходило ровно обратное. В тех же соцсетях аудитория, если с этим ничего не делать, сама по себе постоянно сужается: слипается «пузырь» сторонников, из которого люди впоследствии только выпадают. Попасть же в этот пузырь извне со временем становится всё сложнее: там складывается своя закрытая экосистема, где чужих по умолчанию не любят.

Люди, продвигавшие Петра Алексеевича, слишком увлеклись preaching to the choir — «молитвой перед хором». Это когда в том, что кандидат — самый лучший, пытаются убедить уже тех, кто уже в это верит. Тогда как те, кто сомневается, долгое время отсекались как неблагонадёжные и, вообще, противные людишки — хотя убеждать необходимо было именно их.

Потом их сильно удивило наличие людей с другой позицией. И их количество. Привычный для выборов практически в любой стране в последние лет десять эффект «да у меня среди знакомых ни одного нет, как так?!»

А вот так.

Как результат, у президента нашлось ядро сторонников. Довольно прочное, довольно лояльное. Если бы ни один кандидат не смог собрать вокруг себя тех самых «капризно разочарованных» (а ещё год тому назад казалось, что такого кандидата просто нет) — вероятно, его бы хватило на первое место в первом туре.

Но сейчас не хватает.

Успеть исправить такую стратегическую ошибку за три недели — почти чудо. Впрочем, Пётр Порошенко, объективно — сильный политик и может принимать резкие, рискованные шаги, а там чем судьба не шутит?

А из произошедшего нужно сделать выводы.

Да, у нас в стране до трети людей, которые голосуют то ли сердцем, то ли ещё каким органом, который глухо раздражён на власть — и, возможно, будет на неё раздражён всегда, вне зависимости от её фамилии. Это мировой тренд. И да, они будут искать себе мессию по принципу его видимой внесистемности (но присматриваться, по крайней мере, на первых порах, будут не очень внимательно).

Нет, существование таких людей не может быть поводом для того, чтобы возложить ответственность за политические катастрофы на судьбу-злодейку, гадский мир и дурную эпоху.

С этим просто надо что-то делать, раз уж у них есть право голоса. Возможно, говорить с этими людьми через другие каналы? Убеждать их на их уровне понимания? Всерьёз и плотно заниматься их общеполитической грамотностью? Воспитать для них пророков в своём коллективе?

Тяжко, некомфортно и не хочется.

Но, кажется, придётся.

''отсканируй
и помоги редакции