Перейти к основному содержанию

Серая зона forever

Однажды я случайно наткнулась в Интернете на сайт «города-героя Тирасполя». Кстати – сайт абсолютно аполитичный, что-то из серии «типичный Тирасполь», «это Тирасполь, детка».

Barbara

Однажды я случайно наткнулась в Интернете на сайт «города-героя Тирасполя». Кстати, сайт абсолютно аполитичный, что-то из серии «типичный Тирасполь», «это Тирасполь, детка». Стало чисто по-человечески интересно, как живёт зависающая на этом ресурсе тираспольская продвинутая и не очень молодёжь.

Для нас Приднестровье и его столица – другая планета, отголосок далёкой и непонятной войны, где правосеки, ещё будучи унсовцами, воевали с какими-то фашистами и защищали «наших». Правда, теперь эти «наши» почему-то оказались поголовно россиянами и жалеют, что в те далекие годы не постреляли «бандеровцев» своими руками…

Ну, а в целом – есть ПМР, её флаг, герб, столица, валюта. Республика, не признанная никем. Тем не менее, живёт и здравствует без мирового признания, без чёткой границы, почти без экономики (из местных заводов этого некогда богатого края осталось всего ничего, да и те работают не на полную мощность: на одном штампуют палёный молдавский коньяк, на другом, по слухам, – оружие…). Зато бюрократический аппарат по объёму даст форы средней европейской стране. На территории Приднестровья до сих пор дислоцируется российская воинская часть, в центре города возвышается памятник Ленину, на гербе ПМР цветут советские колосья. А ещё там живут люди, в том числе молодёжь. Она учится, гоняет на роликах и байках, читает фэнтези, тусит по клубам, очень любит пейнтбол и прочие военные игры, постит в социальных сетях.

Что бросается в глаза, кроме стандартных «Привет, кабан!», «Я люблю тебя, киса!», селфи, фотожаб и рекламы?

Сфера интересов. Похоже, торговля и, скажем так, не совсем торговля являются главным источником дохода и, в принципе, основным занятием продвинутых креаклов Приднестровья. По крайней мере, в обсуждениях постоянно фигурируют некие склады, фуры, «окна», таможня; в открытую выкладываются целые прайсы расценок различных структур местных и соседних государств; упоминаются накатанные маршруты… Короче, расслабляться некогда. Правда, конкретные деловые переговоры ведутся, вероятно, в других (закрытых) группах.

Студенты – вторая по численности категория – ведут себя, как студенты: юмор на тему сессий, доставучих препов, быта в общаге и противоположного пола. Производят впечатление неглупых и адекватных, пока не выходят за рамки чисто студенческих тем…

Ночная жизнь, оказывается, в Тирасполе бурлит. По крайней мере, в ленте постоянно постят фото крутых коктейлей, пивных бокалов, брендовых стопарей и, естественно, закуски ко всему этому счастью – от японской-европейской до местной мамалыги с колбасой. Обсуждают последнюю пати, а также предпоследнюю, и ещё какую-то самую крутую. Много фото с этих самых пати: танцуют мало, много пьют и едят, ещё обязательные кальян и диван. Обсуждение клубов, кафе, пиццерий. Сравнение качества пива в разных уголках родного города. Иногда создается впечатление, что главная национальная идея для местных – это «где у нас болтают лучшую «Маргариту» (по крайней мере, для крутой молодёжи Тирасполя).

Молдаване занимают не меньшее место, чем склады, фуры и кальян с коктейлями. Но если всё упомянутое относится к сфере света и добра, то «подлые, злобные, тупые, конченые дебилы и засранцы» (молдаване) есть подлинное зло, которое самим своим существованием угнетает, возмущает, не дает жить тираспольскому «русскому миру». Карикатуры на молдаван, анекдоты про молдаван, смешные и не очень истории о тупости-жадности-трусости соседей. Ссылки на исторические экскурсы о том, что молдаване вообще не народ, а недоразумение, подсунутое масонами и румынским генштабом доверчивым русским. «Не, ну был у дебилов шанс стать нормальными русскими людьми, а они взяли и свинтили, ну молдаване!», «Обожаю Кишинёв. Жил бы там, если б не молдаване». Ситуация усугубляется тем, что этих самых поганых молдаван, кажется, берут в Европу. Понятное дело, что сами приднестровцы туда не хотят, но всё равно обидно…

Студенты иногда высказываются более политкорректно: дескать, «против молдаван ничего не имею, но мы давно уже разные народы».

Патриотизм. День Победы для приднестровцев – двойной праздник: победа дедов над фашизмом немецким, победа отцов над фашизмом румынским (именно румынским, а как-то неудобно признать, что доблестные предки воевали с молдаванами!). В ЭТОТ ДЕНЬ постят, конечно же, георгиевские ленточки, советские открытки, ролики с парадов, фото в пилотке на фоне танков, пати в пилотках на фоне танков, возложение цветов к памятникам двух войн, «выигранных» Приднестровьем, отрывки кремлёвского парада (у нас не хуже!). «Мы выстояли ещё год. Ура!»

«У нас чисто». Чистые улицы – предмет особой гордости в Тирасполе, иногда прибавляют «как в Советском Союзе», и даже «чище, чем России», не говоря уже о молдаванах. К России вообще отношение специфическое. На фоне дежурного обожания, геройских песен, колорадок всё-таки сквозит даже некое снисхождение: олигархическая, нефтедолларовая Россия ещё не доросла до социалистического Приднестровья, ценности там не те. Но, похоже, в последнее время центр «русского мира» медленно и уверенно двинулся в сторону Тирасполя.

Памятник Ленину, и вообще советские памятники. Такое впечатление, что в Тирасполе их миллион сто тысяч. Фото памятников тоже постят наравне с коктейлями и карикатурами на молдаван. Более всего – Ленина в центре столицы. Тираспольцы уверены, что их памятник самый большой среди сохранившихся. Ещё Котовского, земляк всё-таки.

Хочешь жить – умей крутиться. Здесь это правило – основа основ. День Победы закончился, бизнесовые будни – по расписанию. Тот самый молодец, который ещё недавно издевался над молдаванами и, обвешанный ленточками, позировал на танке, спрашивает по-деловому: «За сколько нынче можно достать молдавский паспорт, чтобы не спалиться?». Судя по всему, «коммерческая операция» намечается в шенгенской зоне, а румыны чего-то последнее время лютуют…

Местные власти. К ним ни малейшего пиетета. Все они «взяточники», «козлы», «рассадили на хлебные места своих родичей», «достали всех». Хотя иногда попадаются некие исключения, которые «хоть что-то делают». «А вот когда нас возьмут в Россию...» – далее всё зависит от фантазии.

Мировоззренческая эклектика, в принципе присущая «русскому миру», здесь видна, как нигде: православные иконы постят вперемешку с коктейлями и памятниками Ленину. Вслед за проклятиями в сторону Гейропы следуют удивлённые посты «Почему в Евросоюз берут отсталых молдаван, а не продвинутое Приднестровье?», хотя «наше место – с Россией!». Парень, купивший молдавский паспорт, рассуждает, что нехило бы достать румынский или хоть болгарский, тогда точно можно у «них» зацепиться, подзаработать на тачку. Его, конечно, одни упрекают за отсутствие патриотизма, другие же просят ссылочку…

«Хохлы» в качестве предмета обсуждения появились недавно. Это, конечно, не молдаване, а гораздо хуже. Во-первых, они фашисты почти, как румыны. Во-вторых, их в Россию брали, а они не захотели. Откуда появилась эта богатая идея – не понятно. Видимо, имеется в виду Евразийский союз. А Приднестровье почему-то не берут, хоть оно каждый год принимает решение о вступлении в Россию! Кроме всего прочего, в Тирасполе уверены: «хохлы» вот-вот нападут на Приднестровье, потому что «гордая республика», конечно же, давно бельмом на глазу у Запада и румынов («потому они, сволочи, на границе и лютуют!»). А ещё «им просто так подарили нашу Бессарабию!». Понятно, что Путин наведёт порядок, но как-то стрёмно…

Иногда даже интересно, как они сами ориентируются в родном дурдоме между памятниками Ленину, зажравшимися чиновниками, наркотрафиком, контрабандой, Днём Победы, вечеринками с парадом, мемориалом в Рыбнице, Путиным со скрепами, заработками в «фашистской» Румынии… А потом понимаешь: это поколение уже выросло в серой зоне, и весь её бред, беззаконие, очевидные противоречия воспринимает как норму...

В серой зоне можно жить веками. По крайней мере, для советских людей это не проблема. Вспоминается ещё один форум, на этот раз российский туристический – обсуждение, куда надо/не надо ехать. Обсуждение «страны души» – Абхазии. При Союзе это был элитный курорт, Мекка для деловых-партийных со связями и деньгами…

Отзывы современных туристов страшно читать, единственный плюс – море, потрясающая природа. Но и тут проблема: пляжи завалены шприцами (оказывается, чуть ли не половина здешней молодёжи – наркоманы). От местных, в целом, впечатление у туристов не очень. По их отзывам, все без различия пола и возраста курят, матерятся, обманывают. Неухоженная природа курортов давно вернулась в первобытное состояние джунглей, через которые страшно ходить на пляж. Не реставрируемые местные санатории на глазах рассыпаются, а их хозяева бандитского вида так и норовят содрать втридорога. Хотя, пожалуй, единственное, что сначала кажется плюсом – цены, почти советские, но с соответствующим сервисом. К набору местных страшилок добавляются частые налёты грабителей на туристов в частном секторе. Ходят слухи, что наводят, во избежание конкуренции, те самые хозяева санаториев.

Вообще к законам в Абхазии, как и в любой серой зоне, относятся философски: гоняют без правил, откупаясь от ГАИ; деньги, выделяемые на ремонт дороги из аэропорта в Сухуми, пропадают каждый год, как и российские дотации. До сих пор стоят разрушенные войной здания, которые никто и не думает восстанавливать; транспорт ходит как попало; уровень преступности зашкаливает… Зато есть предмет для гордости: они «победили в отечественной войне грузинских фашистов»! Надписи об этой эпической победе красуются везде: на парапетах, бордюрах, полуразрушенных зданиях и церквях, стенах раздолбанных санаториев и обветшалых остановок. Ну, а то, что не всё ещё в порядке – это временные трудности. «Вот когда нас возьмёт к себе Россия...»

Интересно, сколько приднестровских студентов (по крайней мере, толковых и действительно не глупых) останется в Тирасполе? А сколькие уедет в «фашистскую» Румынию, в «бандеровскую» Украину, в негостеприимную Россию? К сожалению, в серых зонах наблюдается чёткий антиотбор на фоне прогрессирующего оттока человеческого капитала. В Приднестровьи с момента войны население уменьшилось на треть, а в Абхазии – наполовину. И едут как раз самые креативные, талантливые, молодые; едут семейные с детьми, понимая, что в серой зоне детям ничего не светит; едут бизнесмены, привыкшие работать хотя бы по серым схемам (их место занимают схемы уже откровенно чёрные и бандитские). Остаются в основном как раз те, кто обслуживает эти схемы, а также старики, бюджетники и, конечно же, те, кто смог пристроиться либо к власти, либо к российским военным базам. Как любят говорить в таких местах: «Мы люди советские, всё переживём! Главное – победили фашистов, и Россия когда-нибудь возьмёт к себе!».

Война в Приднестровье закончилась в 1992-м, «Великая Абхазская война» – в 1993 году.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...