Перейти к основному содержанию

Газовая авантюра

Европа думала, будет иначе? Ок, переживём это вместе.
Источник

В этом году цены на энергоносители стабильно росли по мере восстановления мировой экономики. Но в сентябре Европу захлестнуло резкое их подорожание: в крупнейших промышленных странах подскочила стоимость электроэнергии и природного газа. Она выросла во Франции, Нидерландах и Германии, а в Великобритании цена за мегаватт-час увеличилась за год почти в семь раз, до рекордных отметок с 1999 года.

Во многом этот всплеск связан с подорожанием газа: в минувшую среду, 15 сентября, котировки остановились в шаге от безумных 1 000 долларов за 1 000 куб. м, 17 сентября — снизились до всё ещё очень высокого уровня в 700 долларов.

Нет никаких гарантий, что взрывной рост цен не повторится и не будут побиты очередные рекорды. Предпосылки для этого есть: на европейском рынке по-прежнему не хватает газа. Поэтому власти повсеместно принялись искать возможности для защиты потребителей.

Но счета за коммунальные услуги, возможно, меньше всего беспокоят Европу. Политики и правительства осознают, что не смогут защитить потребителей от самых экстремальных последствий дефицита природного газа. В прогнозах аналитиков всё чаще звучат опасения, что слишком холодная зима приведёт к отключению электричества.

Последствия для европейской экономики и газового рынка окажутся, вероятно, более радикальными. Mind проанализировал пять «граней» энергетического кризиса в Европе. И разобрался, как этот кризис может влиять на экспортные планы «Газпрома», государственное регулирование, топливный баланс и макроэкономические тренды, способные затронуть и Украину.

Стратегия и геополитика: газопроводы стали новым оружием

Ведущие страны мира делают ставку на развитие возобновляемой энергетики и «зелёных» технологий, чтобы сократить зависимость от ископаемого топлива. Эта же политика обостряет конкуренцию на рынке природного газа, который отличается «чистотой» в сравнении с углём и нефтью.

Природный газ — это также наиболее комплементарный энергоноситель для ВИЭ. Его использование позволяет минимизировать риски «зелёной» энергетики: уравновешивает нестабильную альтернативную генерацию, зависимую от природных явлений, и обеспечивает надёжное энергоснабжение. Поэтому голубое топливо считается «главным энергоносителем XXI века», а рост его популярности приводит к обострению конкуренции на газовом рынке.

Противостояние среди добывающих стран стимулируют ограничения, связанные с газовой инфраструктурой, и геополитические факторы. Во всём мире разрушаются старые межгосударственные союзы и создаются новые, меняя тем самым направление инвестиционных и товарных потоков. Финансовая выгода в данном случае важна, но не всегда она на первом месте. В нестабильном мире решения диктует стратегическая безопасность, которая играет центральную роль в экспансии бизнеса.

Именно рисками стратегической безопасности объясняется настороженное отношение США и Евросоюза к проектам «Газпрома», несмотря на их заманчивую финансовую сторону. Нынешний газовый кризис в Европе только усилил опасения, что поставки газа для России — это не коммерция вовсе, а «геополитическое оружие», которое позволяет навязывать собственные монопольные интересы в ущерб стабильности на континенте.

Не сняла эти подозрения и благополучно разыгранная в информационном поле партия, когда «Газпром» отчитался о выполнении обязательств по экспортным контрактам, но при этом бросил камень в сторону ЕС и Украины, которые якобы не успевают заполнять свои ПХГ к началу отопительного сезона.

Параллельно из Кремля велась «бомбардировка» заявлениями о готовности увеличить поставки газа в ЕС сразу же после запуска «Северного потока – 2». Его сертификация, согласно процедуре, должна завершиться в начале 2022 года. Так почему бы евробюрократам не ускорить процесс, чтоб урегулировать кризис? Но «тёмные» замыслы российского монополиста выдало то, что компания уже несколько месяцев отказывается увеличивать экспорт через действующие магистральные газопроводы Украины и Польши — стран, которые выступают против эксклюзивных условий для «Газпрома» на европейском рынке, способных причинить ущерб энергобезопасности и конкуренции.

Прошла весна, настало лето — и всё равно плохо

Бизнес и рынок: поиск альтернатив газу не всегда увенчан успехом

Рост оптовых цен на электроэнергию с начала сентября в Европе составил почти 50%. И тому есть несколько причин. Одна из них — нехватка природного газа, из которого производится пятая часть электроэнергии в ЕС. Дефицит привёл к росту его стоимости, а значит, и к увеличению цен на электроэнергию.

Из России в Евросоюз поступает около трети всего газа; пятая часть – из Норвегии; оставшиеся объёмы — это поставки сжиженного природного газа (СПГ) из Катара, Алжира, США и др.

Главный экспортёр газа в Европу — «Газпром». Минувшим летом на одном из его газоперерабатывающих заводов в Сибири случился пожар, который привёл к уменьшению предложения. Хотя среди официальных объяснений этого происшествия не упоминался намеренный поджог, участники рынка не исключают такую версию. «Газпром» мог организовать ЧП, чтобы спровоцировать искусственный дефицит газа и повышение цен в ЕС, и с помощью этого ускорить запуск «Северного потока – 2». Похожий инцидент уже случался в 2009 году, когда российская компания захотела добиться от Туркменистана уступок в цене на газ.

Чтобы восполнить дефицит, европейские компании обратились к рынку СПГ. Но им пришлось конкурировать с покупателями в Китае и Японии. «В период с января по июль импорт СПГ в Европу был на 15% ниже прошлогоднего объёма», — отмечает Грэм Фридман, аналитик Wood Mackenzie.

Кроме того, Европа пережила холодную и продолжительную зиму, которая истощила запасы: к концу прошлого отопительного сезона они оказались примерно на 25% ниже долгосрочных средних показателей.

Обычно европейские энергокомпании в ответ на высокие газовые цены используют больше угля. Но цена на уголь в этом году также держится на рекордно высоком уровне — из-за китайского спроса на электроэнергию и ограниченной добычи.

Квоты на выбросы углерода в ЕС бьют рекорды, поскольку при сжигании угля выделяется больше парниковых газов, чем при использовании природного газа. В свою очередь, разрешения на СО2 ещё больше увеличивают цену на электроэнергию.

Другой фактор — перебои в работе ветровой генерации. Около десятой части энергии Европы вырабатывается ветром. А в таких крупных индустриальных странах, как Германия и Великобритания, эта доля вдвое больше. Однако в последнее время воздух на европейском континенте необычно спокоен. «В Германии, например, в течение первых двух недель сентября выработка ветровой генерации оказалась на 50% ниже пятилетнего среднего показателя», — говорит Рой Мануэль из исследовательской фирмы ICIS.

Бюрократия и госрегулирование: правительства вынужденно вмешиваются в прайсы

Аналитики прогнозируют, что цены на природный газ будут оставаться высокими в течение зимы, когда спрос на тепло и электроэнергию достигает пика. Это плохая новость для европейских потребителей, которые понесут большую часть расходов. Правительства ряда стран уже пытаются их защитить, усиливая влияние на рынок.

Например, в Испании установили ограничения по ценам на газ и на прибыль коммунальных предприятий. Правительство Италии пересматривает подход к расчётам в платёжках за электроэнергию. Британское правительство не только ограничило цены на энергию, но и сделало ставку на ускоренное сокращение зависимости от природного газа.

«Хотя нашим крупнейшим источником газа является внутренняя добыча, а подавляющее большинство импорта мы закупаем у такого надёжного поставщика, как Норвегия, изменчивая рыночная конъюнктура подчёркивает важность плана правительства Великобритании по созданию устойчивого сектора возобновляемой энергетики, чтобы в дальнейшем максимально сократить зависимость от ископаемого топлива», — рассказал госсекретарь по делам бизнеса, энергетики и промышленной стратегии Квази Квартенг после индивидуальных встреч с руководителями энергетической отрасли в субботу, 18 сентября.

Газовый кризис в ЕС, от которого страдают потребители, может рикошетом ударить по «Газпрому». В Европарламенте российскую монополию уже заподозрили в намеренных манипуляциях на рынке и нарушении правил ЕС по конкуренции, которые привели к ценовому кризису. Более 40 его депутатов из разных политических групп обратились в Еврокомиссию с призывом расследовать действия «Газпрома».

Также Европарламент принял резолюцию, в тексте которой Россия и её президент Владимир Путин признаются «крупнейшим вызовом для европейской безопасности». Поэтому евродепутаты призывают усилить санкционное давление и сократить зависимость от поставок нефти и газа из РФ.

Ещё одним вызовом для «Газпрома» может стать расследование в Германии. «Российская госкомпания уже несколько месяцев безуспешно проводит спецоперацию по принуждению европейцев к полному и безоговорочному признанию «Северного потока – 2» без анбандлинга и прочих условий Третьего энергопакета ЕС… В результате уровень заполнения газохранилищ оказался на рекордно низком уровне, оптовые цены газа на европейских торговых площадках взлетели до небывалых высот», — отмечает Андрей Гурков, экономический обозреватель Deutsche Welle.

Какой союзник нужен обескровленной стране? Желательно посильнее

Он прогнозирует, что после выборов в Бундестаг, которые пройдут 26 сентября, дискуссия по газовому вопросу будет развиваться в весьма невыгодном для Москвы направлении. И наверняка встанет вопрос, как так получилось, что три крупнейших европейских ПХГ (два в ФРГ и одно в Австрии) в 2014 году с подачи немецкой корпорации BASF перешли под контроль «Газпрома» — государственной компании из авторитарной страны.

Климат и энергетический переход: «зелёные» обязательства получили новую подпитку

Неспособность «Газпрома» увеличить экспорт в ЕС, чтобы урегулировать кризис на энергорынке, уже бьёт по его репутации. В Германии и Брюсселе всё чаще звучат требования форсировать переход на возобновляемую энергетику, чтобы ограничить сотрудничество с российской монополией и ускорить отказ от природного газа.

«Если бы мы приняли Европейское зелёное соглашение пять лет назад, то не оказались в таком положении, как сейчас, потому что гораздо меньше зависели бы от природного газа и другого ископаемого топлива», — заявил Франс Тиммерманс, вице-президент Еврокомиссии на заседании Европарламента в Страсбурге.

Подобные заявления от высокопоставленных чиновников вредят не только деловой репутации «Газпрома». В глазах европейцев также падает ценность спорного газопровода «Северный поток – 2», для которого Россия хочет добиться исключительных правил. Дело не только в экономике проекта, но и в его влиянии на климат.

Новые данные показывают, что СП-2 противоречит климатическим целям ЕС. Этот газопровод «хуже, чем уголь», который он заменяет. Об этом говорит один из ведущих мировых экспертов по метану Роберт Ховарт из Корнельского университета.

Доверие климатологов к проекту подрывает и факт, что Россия и «Газпром» в частности не публикуют данные о выбросах метана, который оказывает более губительное воздействие на климат, чем CO2.

Макроэкономика: инфляция берёт в «плен» производство удобрений и продовольствия

Энергетический кризис в Европе захватывает новые сектора экономики — уже отмечено влияние высоких цен на газ на энергоемкое производство азотных удобрений, для которого он служит и топливом, и сырьём. Потенциально это угрожает сокращением физических поставок и ростом цен на продовольствие, пишет Bloomberg.

Норвежский производитель удобрений Yara International, на которого приходится треть мирового производства аммиака, в пятницу, 17 сентября, заявил, что рекордно высокие цены на газ наносят ущерб его производству, и потому он снизит выработку аммиака в Европе на 40%.

Другой крупный производитель удобрений, CF Industries Holdings, двумя днями ранее сообщил, что останавливает работу двух заводов в Великобритании из-за резкого роста цен на электроэнергию. Компания производит аммиак в Европе на заводах в Нидерландах, Германии, Норвегии, Италии, Франции, Великобритании и Бельгии.

19 сентября об остановке производства из-за высоких цен на газ объявили на Одесском припортовом заводе, который выпускает аммиак, карбамид и другую химическую продукцию. «К сожалению, это факт, что ʺокно возможностейʺ для стабилизации завода закрылось. Остается шанс провести приватизацию ОПЗ», — сообщил первый замдиректора завода Николай Щуриков.

Рост цен на электричество в Европе грозит резким подорожанием удобрений и продовольствия. Цены на удобрения уже подскочили в 2020 году на фоне массовых закупок после высокого урожая и продолжили расти после того, как ураган «Ида» ударил в самое сердце индустрии удобрений США. При этом более высокие затраты на основные сельскохозяйственные ресурсы создают риск дальнейшего роста глобальной продовольственной инфляции. Как отмечает Bloomberg, мировые цены на продовольствие уже близки к самому высокому уровню за последнее десятилетие.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.